Psychosearch

Марк Мэнсон. Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо


В эпоху интернета нет проблем с поиском информации. Поисковые системы охотно помогут найти все, что нам требуется. Люди давно уже ищут в сети работу, друзей, любимых, нужные товары, игры, рецепты… например, рецепт счастья. Психологи, псевдопсихологи, гуру самосовершенствования -— все они заваливают Мировую паутину рецептами счастья, призывают нас “полюбить себя” или “стать лучше”. Люди поглощают все эти “20 способов стать счастливее”... не замечая, что это — первый и главный способ стать несчастнее!

Что такое настоящий успех?

Книга блогера Марка Мэнсона — о том, что сегодняшний культ “позитива”, “успешности”, “достигаторства” — это та самая дорога, вымощенная благими намерениями. Все счастливы, судя по фото в Инстаграм и постах в блогах. Человек, воспринимающий весь этот нескончаемый поток чужого самолюбования, — пусть и боясь признаться в этом самому себе — чувствует себя вовсе не вдохновленным, ведь все это — чужие достижения. Невольно сравнивая свою жизнь с этой блестящей мишурой, он чувствует себя все более несчастным, обделенным удачей и талантами. Человек бессознательно относит себя к категории неудачников и начинает отстраняться от всего, что грозит ему неудачей в будущем. То есть — от самой жизни.

Куда безопаснее лежать на диване, разглядывая на мониторе квартиру (проект, логотип фирмы, женщину) своей мечты. И все глубже погружаться в отчаяние, понимая, что на квартиру не заработать, за такой проект и браться страшно, в столь крутую фирму тебя возьмут разве что на должность клининг-менеджера, а женщины мечты не водятся там, где обретаются неудачники.

Какими смешными и нелепыми в глазах окружающих будут попытки всего этого добиться! И зачем такие проблемы, если все действия в этом направлении принесут боль, разочарование и стыд?

В сегодняшнем хвастливом, озабоченном только достижениями мире "неудачник" — это приговор. И главная проблема в том, что этот приговор человек выносит себе сам. Просто потому, что исходит из совершенно ошибочного, извращенного и навязанного поп-культурой понимания счастья. Да и несчастья, между прочим, тоже.

Марк Менсон ставит проблему с определением понятия счастья и цели. Отвечая на вопрос "к чему стремиться?", автор не просто делится своим опытом, а скорее аппелирует к логике, и его выводы могут быть иногда парадоксальными.

Парадокс Уотса

Мэнсон советует вспомнить о “законе обратного усилия”, описанном философом Аланом Уотсом: чем больше вы стремитесь что-то иметь, тем больше страданий и комплексов получаете от отсутствия желаемого. Мечтающий о богатстве из обычного человека с небольшим достатком превращается в так называемого “нищего” (это именно они готовы влезать в безумные кредиты и вести полуголодное существование, лишь бы иметь гаджет или машину “на уровне” — и страшно представить, что будет, если окружающие купят себе гаджеты и автомобили еще дороже). Страстно желающий славы, допустим, писателя заканчивает тем, что ему некогда писать — он задыхается при виде чужого успеха, исходит желчной критикой, твердит про себя мантру о собственной гениальности и непонятости. А в итоге остается (почти в прямом смысле) без штанов, зато с мешком долгов, неприятностей и презрения окружающих, и “непонятый гений” становится предметом не восхищения, а насмешек.

Желая что-то иметь, мы выбираем путь, ведущий от цели. Мэнсон недаром цитирует именно Уотса, посвятившего значительную часть жизни изучению восточной философии, в частности, Дзэн-буддизма. В своей книге “Путь Дзэн” Уотс приводит примеры несуществующих (то есть по определению незначимых, ничего не стоящих) целей. Одна из них — “поиск хорошего без плохого”. [1]

Если мы верим, что счастье — это “хорошее без плохого”, мы глупее самых маленьких, еще совершенно неразумных детей, которые уверены, что мир состоит из теплой доброй мамы. Мы хотим видеть себя героями боевика о спасении мира, захватывающего любовного романа, “производственного” романа о восхождении к вершинам успеха — но в реальности не тянем даже на Иванушку-дурачка из простенькой народной сказки.

Кстати, заметьте, что Иванушка изначально называется неудачником по сравнению, как правило, с более успешными братьями. Но, тем не менее, он добивается успеха. Потому что он, мало что зная, и еще меньше умея, все равно что-то делает, хоть и вслед за братьями. Пусть у него получается не все, не сразу, не так, не этак — он совершенно не боится быть смешным и нелепым в глазах других! А если бы он только сидел и страдал по поводу своего статуса "неудачника" — никакой сказки не получилось бы.

Мэнсон развивает “закон” Уотса вот каким образом (предупредив читателя, что “это сносит крышу”): “Желать позитивного опыта есть негативный опыт; принять негативный опыт — это позитивный опыт”. [2]

Если мы ежеминутно боимся сделать шаг, чтоб не споткнуться -— то есть, стремимся избежать неудачи, ошибки, провала и итогового страдания — мы так разучимся ходить.

Если мы идем, спотыкаемся и падаем, то мы продолжаем шагать, и делаем это все лучше и лучше, и с большой вероятностью преодолеем следующею неудачу.

"Все в жизни, к чему стоит стремиться, добывается через негативный опыт". Любые попытки полностью избежать негативного опыта будут отдалять нас от реальной жизни. Попытка избежать страдания — это и есть форма страдания. Попытка избежать борьбы приведет к заведомо худшей позиции, чем у тех, кто рискнет побороться за то, к чему стоит стремиться. Отказ признать неудачу — это и есть неудача. Сокрытие постыдного само по себе постыдно. Боль — скрепляющая нить в ткани жизни. Вырвать ее не только невозможно, но еще и деструктивно: вы так все порвете. Пытаться избежать боли — значит придавать ей слишком большое значение. И напротив, если вы отнесетесь к ней «пофигистически», вас не остановить.

Зачем читать эту книгу?

"Тонкому искусству» действительно стоит научиться. Особенно — искусству отвечать себе на неудобные вопросы. Например: “мне правда нужно беспокоиться об этом — или мне просто нравится чувствовать себя обиженным, расстроенным и т.д., и т.п.?”.

Эта книга не о том, как стать безразличным ко всему. Она о том, как быть безразличным к тому, что совершенно неважно. А как узнать, что для вас действительно важно? Это следующий неудобный вопрос… Из них, собственно, и состоит это произведение. Если вы прочтете его и захотите ответить себе на эти вопросы, вы точно ничего не потеряете, но, возможно, станете несравнимо спокойнее и свободнее.

Литература:

1. Алан Уотс. Путь Дзэн. [Электронный ресурс]. URL: https://www.e-reading.club/bookreader.php/111852/Uots_-_Put_Dzen.html
2. Марк Мэнсон. Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо

Автор: Румянцева Елена

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/E82at

Скачать с litres: https://clck.ru/E82ax
Скачать с ozon: https://clck.ru/E82b5
Скачать с labirint: https://clck.ru/ARTWm
Psychosearch

Можно ли доверять результатам Стэнфордского эксперимента? Критика известного исследования


Стэнфордский эксперимент – пожалуй, самый известный эксперимент за всю историю психологической науки. Даже далекие от психологии люди хотя бы раз слышали о нем. По его мотивам снято несколько популярных фильмов в жанрах драмы и триллера. Многие люди благодаря этому случаю представляют себе психологические эксперименты именно так. Речь идет об исследовании, получившим название «Стэнфордский тюремный эксперимент», проведенном профессором Стэнфордского университета Филиппом Зимбардо в 1971 году.

Цели, задачи и результаты эксперимента

Целью исследования было изучение поведения людей в условиях ограничения их свободы и навязывания социальных ролей. Идея эксперимента пришла Зимбардо после неприятной ситуации в американской тюрьме, где происходили регулярные инциденты с насилием над заключенными, в том числе сексуального характера. Когда случай получил огласку, в этом преступлении обвинили семерых бывших солдат американской армии, которые регулярно были в этой тюрьме на ночных дежурствах. У исследователей этой и подобных ситуаций возник ряд вопросов. Почему эти люди так поступали? Были ли они плохи сами по себе (имели некие испорченные гены), повлияла ли ситуация на их поведение, или же в происходящем виновата система?

Зимбардо взялся доказать, что на жестокое поведение людей повлияла ситуация: он назвал этот феномен «эффектом Люцифера», ссылаясь на известный библейский сюжет о том, как Люцифер, изначально прекраснейший и сильнейший из ангелов, восстал против бога и стал творить злые дела. Зимбардо пытался понять, что заставляет хороших людей превращаться в злых. Это очень важный философский вопрос: на ком лежит ответственность за совершенное преступниками зло? Может быть, они не виновны, а сами пострадали и стали жертвами ситуации, системы?

Суть эксперимента — в создании условий, при которых часть испытуемых приняла бы на себя роль заключенных, находящихся в местах лишения свободы, другая же часть — роль «надзирателей», которые должны были охранять «заключенных» и контролировать их поведение. Роли распределялись в случайном порядке. Испытуемыми были случайные люди из числа студентов университета, не имевшие опыта реального заключения или работы надзирателем в тюрьме. Искусственная тюрьма была устроена в подвале кампуса психологического факультета в Стэнфордском университете.

Подопытных «заключенных» забрали из их домов полицейские округа Пало Альто, затем их привезли в «тюрьму», зачитали обвинения и выдали муслиновые халаты. Так начался знаменитый тюремный эксперимент.

Результаты эксперимента поразили всех, в том числе его создателя — Зимбардо. До того не проявлявшие склонности к жестокости молодые люди, оказавшись в роли надзирателей, начали вдруг демонстрировать явную склонность к садизму, придумывая все более и более жестокие наказания для заключенных. Например, они заставляли их идти в туалет с бумажными пакетами на голове, ставили им ногу на спину, пока те отжимались, подвергали сексуальным унижениям. Все закончилось тем, что исследователям пришлось прекратить эксперимент раньше времени, спустя всего лишь неделю с его начала, так как возникла реальная угроза физическому и психическому здоровью подопытных. Издевательства охранников над заключенными были зафиксированы на видео, и они действительно поражают своей жестокостью. У одного из «заключенных» случился нервный срыв, и его вывели из эксперимента досрочно. Затем на исследование Зимбардо приехала посмотреть его невеста, Кристина Маслач, и пришла в ужас. Это стало решающим фактором, и эксперимент был завершен. Хотя Зимбардо и признал исследование неэтичным, он сделал публичное заявление о нем в New York Times в 1973 году, а затем построил на этом эксперименте свою карьеру. Его концепция о влиянии среды на дурные поступки людей, несмотря на критику, стала частью социальной психологии.

Критика Эриха Фромма

Эксперимент Зимбардо неоднократно критиковался другими психологами, в том числе очень известными. Одним из первых с критикой выступил Эрих Фромм. В своей книге «Анатомия человеческой деструктивности», вышедшей в 1973 году, он оспаривает вывод Зимбардо о поведении людей, попавших в подобную ситуацию в роли охранников или заключенных, приводя исторические сведения о поведении людей в нацистских концлагерях. Фромм, сам прошедший через страшный опыт пребывания в концлагере и написавший об этом книгу, конечно, не мог остаться равнодушным к столь провокационным идеям, по сути снимающим вину с нацистов за то, что они делали с военнопленными.

«Неспособность авторов проверить свои выводы на предмет реалистичности ситуации вызывает особое сожаление, поскольку имеется достаточно материалов, касающихся тюремной ситуации, гораздо более жестокой, чем в худших американских тюрьмах — гитлеровских концентрационных лагерях», — утверждает Фромм, одновременно отмечая важность этических и моральных установок заключенных, которые могут быть различны в общих для всех условиях концлагеря. Фромм также оспорил валидность скринингового теста, который был приведен для измерения общего садизма «надзирателей». Он считал, что чувство реальности участников эксперимента было значительно снижено, а разница между реальными заключенными и экспериментальными настолько велика, что провести какие-либо аналогии не представляется возможным. В реальной жизни и заключенный, и охранник знают, что их действия могут иметь последствия. Кроме того, сам экспериментатор может значительно повлиять на ход эксперимента. Он в некоторой степени снимает ответственность с испытуемых за их поведение, освобождает от собственной воли, потому и создается ситуация, где они способны на поведение гораздо худшее, чем в своей обычной жизни.

Фромм также отметил сковывающую движения униформу — халаты, в которых заключенные мужчины невольно принимали позы, подобные женским, что воспринималось ими как нечто унизительное и подавляющее личность. Эта форма, как и пакеты на голове, была схожа с той, что использовалась в тюрьме Абу-Граибе. Это стало очевидным после публикации шокирующих фото пыток в этой тюрьме в 2004 году.

Заявление Карло Прескотта

Консультантом Зимбардо по всем вопросам проведения тюремного эксперимента был Карло Прескотт — заключенный афроамериканского происхождения, который провел 17 лет в тюрьме Сан-Квентин за покушение на убийство. Он выступал перед американским Конгрессом по вопросу тюремной реформы и согласился на участие в эксперименте, так как думал, что делает благое дело. Однако когда Прескотт узнал о том, как были использованы результаты эксперимента, какую роль они сыграли в социальной психологии, а также о том, что по нему готовятся съемки нового фильма, Прескотт сделал новое заявление. В интервью Стэнфордской ежедневной газете он сообщил, что сожалеет о своем участии и что именно он, а не охранники, придумал все эти методы угнетения, вернее, позаимствовал их из тюрьмы Сан-Квентин, в которой отбывал наказание. Все эти респектабельные, психологически устойчивые охранники из среднего класса просто не могли придумать такие вещи, утверждает Прескотт.

«Как может Зимбардо ... выразить ужас в поведении «охранников», когда они просто делали то, что Зимбардо и другие, включая меня, поощряли их делать с самого начала или откровенно устанавливали в качестве основных правил? В то время я надеялся, что помогу составить обоснованное, интеллектуально честное обвинение тюремной системе. Оглядываясь назад, я все испортил. Я стал невольным соучастником театрального представления, которое, к счастью, освобождает всех желающих от личной ответственности за их отвратительный моральный выбор» [5].

Если все это так, то речь идет не об изучении поведения людей в условиях тюрьмы, а о психической реакции студентов, находящихся в ситуации экстремального психологического насилия.

Разоблачение 2018 года

Итак, Стэнфордский эксперимент неоднократно критиковался, в том числе такой знаменитой личностью в психологической науке, как Эрих Фромм. Тем не менее, его результаты признавались реальными. Но совсем недавно в зарубежной прессе появилось новое заявление, весьма провокационное и будоражащее умы: Стэнфордский эксперимент — мошенничество и постыдная ложь, а его результаты самым наглым образом подделаны. Такое сообщение опубликовал известный журнал Vox. Его авторы утверждают, что охранники стэнфордской экспериментальной «тюрьмы» были специально обучены жестокости.

Почему же внимание общественности было вновь привлечено к Стэнфордскому эксперименту после стольких лет? Это произошло благодаря усилиям журналиста и доктора философских наук по имени Бен Блум. Анализируя видеоматериалы эксперимента и беседуя с некоторыми из его участников, он обнаружил следующее:

Заключенный Дуглас Корпи, у которого якобы был нервный срыв, на самом деле был в полном порядке и играл специально, так как хотел выйти из эксперимента раньше времени, в чем он сам признался в интервью Блуму: «Любой врач мог бы заметить, что я притворяюсь».

Охранники играли заранее выданные им роли злобных садистов. «Я воспринял это как своего рода упражнение на импровизацию», – сказал в интервью Блуму один из охранников. — «Я верил, что делаю то, чего от меня хотят исследователи» [2].

Жестокие издевательства, якобы придуманные охранниками, на самом деле были скопированы ими — либо из более раннего эксперимента под названием «поддельная тюрьма», который был гораздо более коротким, либо из рассказов консультанта по проекту — бывшего заключенного Сан-Квентина [3].

На самом деле, Блум имел личную заинтересованность в разоблачении эксперимента. У журналиста Бена Блума есть брат Алекс Блум, который был осужден за ограбление банка в 2006 году и получил чрезвычайно мягкое наказание. Оно было назначено на основании показаний эксперта-психолога, которым был — кто бы мог подумать! — Филипп Зимбардо.

Позже журналист узнал непосредственно от брата, что на самом деле тот был свободен в выборе – участвовать ли в ограблении. Однако когда благодаря решению эксперта наказание было смягчено, у преступника появилась вера в то, что он хороший человек, несмотря на поступок. Это явно не способствовало перевоспитанию. Изменился Алекс лишь после принятия ответственности и моральной переоценки ситуации.

Зачем же Зимбардо было приукрашивать результаты эксперимента, и почему участники согласились помогать ему в этом? Все очень просто: подопытные были студентами университета, которые беспокоились о своем поступлении в аспирантуру, поэтому подыгрывали преподавателю. Зимбардо, по всей видимости, не ожидал, что его исследование вызовет такой общественный резонанс. Эксперимент удачно совпал с национальным диалогом об условиях содержания заключенных. Зимбардо выступил с докладом перед Конгрессом и стал известным. Конечно, ему не хотелось лишиться своей славы, ведь этот эксперимент был делом его жизни, а защита была крайне утомительна — к такому выводу пришел Блум после интервью с профессором [1].

Эксперимент Зимбардо был призван подтвердить эффект, открытый им, который он назвал «Эффектом Люцифера»: он объяснял, почему хорошие люди, попав в плохую компанию, сами начинают поступать плохо [8]. На них влияет сообщество либо среда. С помощью этого эксперимента Зимбардо хотел объяснить жестокое поведение американских солдат в иракской тюрьме Абу-Граиб в 2000 году. Разоблачение эксперимента не значит, что он был ложью от начала до конца. Заключенные действительно восстали, а охранники действительно вели себя жестоко. Однако выводы Зимбардо об определяющем влиянии среды в этом случае не выдерживают критики.

Сам Зимбардо в разговоре с журналистом Vox упорно отстаивал свою позицию: среда влияет на поведение человека. Он также утверждал, что журналисты и блоггеры нападают на него, имея личную неприязнь [3]. Тем не менее результаты исследования были подвергнуты сомнению. Vox пошел дальше: в одной из статей поднимается вопрос достоверности и других известных психологических экспериментов. Возможно ли, что многое, что мы знаем о социальном поведении людей и принимаем как нечто бесспорное, основано на ложных данных? [2] Вопрос очень важный, на самом деле, он может привести к кризису современной психологии и пересмотру большинства концепций социального поведения.

Список&nbsp использованной литературы:

1. «A New Report Says Stanford's Most Famous Psychology Experiment Is a 'Fraud,' a 'Sham,' and a 'Lie'» by Bill Murphy Jr., Jun 19th, 2018 – www.inc.com.
2. «The Stanford Prison Experiment was massively influential. We just learned it was a fraud» by Brian Resnick, Jun 13th, 2018 – www.vox.com.
3. «Philip Zimbardo defends the Stanford Prison Experiment, his most famous work» by Brian Resnick, Jun 28th, 2018 – www.vox.com.
4. «1971: Philip Zimbardo, Stanford Prison Experiment — precursor for Abu Ghraib torture». – ahrp.org (Alliance for human research protection).
5. «The lie of a Stanford Prisoner» by Carlo Prescott – “The Stanford Daily”, 28th April, 2005. – https://stanforddailyarchive.com.
6. «What You Didn't Know about the Stanford Prison Experiment» by Brian Dunning, Skeptoid Podcast #102, May 27, 2008. – www.skeptoid.com;
7. «Revisiting the Stanford Prison Experiment: Could Participant Self-Selection Have Led to the Cruelty?» by Thomas Carnahan and Sam McFarland, Pers Soc Psychol Bull 2007; 33; 603; originally published online Apr 17, 2007. – http://www.pitt.edu/~bertsch/Carnahan.pdf
8. Филипп Зимбардо «Эффект Люцифера: почему хорошие люди превращаются в злых?» – Лекция МГУ, 2006. – https://www.youtube.com/watch?time_continue=315&v=rDyo9Hj47AU

Автор: Надежда Козочкина, психолог.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DwduR
Psychosearch

Эффект Манделы. Искусственная сенсация или реальный феномен?


Хорошо ли мы помним какие-то факты из нашего прошлого? Возможно, Вас это удивит, но шоколадная паста «Nutella» не выпускалась в двухцветном варианте. А известный коммунистический лозунг никогда не звучал как «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!» И если Вам кажется, что Дарт Вейдер в фильме «Звездные войны» говорил фразу «Люк, я твой отец» — Вы ошибаетесь и здесь. Однако поспешим добавить: вместе с Вами ошибаются очень многие люди. Это и называется эффектом Манделы.

Суть эффекта

В ложных воспоминаниях отдельно взятого человека нет ничего фантастического или загадочного. Однако Другое дело, если таких людей несколько. Обобщенное определение эффекта Манделы, окутанного ореолом таинственности, следующее — это феномен появления примерно одинаковых ложных воспоминаний у большого количества людей. Когда воспоминание, противоречащее объективной реальности, принадлежит сотням людей, объяснить механизм его зарождения становится намного сложнее.

Об этом эффекте заговорили то ли в 2013 году, после смерти лидера ЮАР Нельсона Манделы, то ли в 2010, после случайно возникшего в сети обсуждения личности политика. Автор термина — Фиона Брум, которая является, по ее собственному определению, «консультантом по паранормальному». Она сообщила о «множестве людей — возможно, их количество исчисляется тысячами» [1] — все они отчетливо помнили, что Мандела скончался в 80-х, в тюрьме.

Для адептов теории параллельных вселенных это стало бесспорным доказательством правильности их точки зрения. Еще кто-то заявил, что «история Вселенной была переписана», а эффект — проявление несовершенства новой истории. Для иных же это явилось занятным научно-популярным феноменом, о котором можно поразмышлять, вспомнить массу примеров из повседневной жизни и удивиться, что подобное происходит.

Однако активные обсуждения эффекта в Интернете так и не стимулировали ученых начать серьезные исследования. Возможно, потому что феномен не являет собой ничего нового. Он восходит к более «серьезным», научно обоснованным явлениям — данное утверждение мы постараемся доказать здесь.

Отличительные особенности эффекта Манделы

Массовость. Сразу несколько десятков или даже сотен людей могут сойтись в том, что помнят события иначе, вместе описать их в подробностях и согласиться друг с другом [2]. Это одно из ключевых отличий данного феномена от нарушений психики, которые также могут приводить к определенному заблуждению — только оно присуще не множеству людей, а одному человеку.
Заблуждение связано исключительно с воспоминаниями — и ничем иным. В отличие от массовых галлюцинаций (которые могут быть, к примеру, слуховыми, зрительными, тактильными или обонятельными [3] и закреплены в настоящем моменте времени), эффект Манделы всегда связан с прошлым. При этом он отражает произошедшее событие в целом, а не информацию, полученную от органов чувств.

Только вспомните, как Никита Сергеевич Хрущев, первый секретарь ЦК КПСС, стучал ботинком по трибуне во время заседания 15-й Генеральной ассамблеи ООН в 1960 году? Вы помните это событие в деталях? Тогда информация, что этого никогда не происходило в действительности [4], способна вызвать серьезный когнитивный резонанс.

События, сохранившиеся в сознании людей не совсем корректно, могут быть весьма известны, широко освещены в прессе и даже резонансны, что усугубляет ощущение загадочности, таинственности («Почему я помню все иначе?»).

С чем схож эффект Манделы?

Забывание. Когда знакомый рассказывает что-то веселое из Вашего прошлого, но Вы не помните ничего из его истории — можно ли назвать это эффектом Манделы? Нет, просто проявление несовершенства нашей памяти. Забывание — это активный процесс, который заключается в потере доступа к запомненному ранее материалу, в невозможности воспроизвести или узнать то, что было усвоено [5]. Вполне возможно, что в ходе детального рассказа Вы начнете вспоминать что-то из этой истории — пусть даже обрывочно. Либо сможете допустить, что такое происходило — при этом, когда наблюдается эффект Манделы, подверженные ему люди абсолютно уверены в своих воспоминаниях, отличающихся от реальных событий.
Жаме вю (jamais vu, букв. «никогда не виденное») — психическое расстройство, заключающееся в том, что знакомые лица, предметы, обстановка при ясном сознании воспринимаются как бы увиденными в первый раз. В редких случаях может возникать у психически здоровых людей при сильном переутомлении; чаще всего наблюдается при неврозах, эпилепсии, психозах [6].
Конфабуляция — расстройство памяти, выражающееся в заполнении пробелов собственной памяти выдумками [6]. Больной придумывает некоторые события и «вписывает» их в собственные воспоминания, либо сам создает «воспоминание». Наиболее характерно для психоза Корсакова, синдрома Корсакова при поражениях головного мозга.

Виды конфабуляций (по содержанию):

экмнестические — сдвиг ситуации в прошлое, утрата реального представления пациента о времени и собственном возрасте;
мнемонические — вымыслы о событиях текущей жизни;
фантастические — изобилующие неправдоподобными, фантастическими сведениями, часто имеют место при парафренном синдроме. [7]
Массовая галлюцинация. Галлюцинация — это образ, возникающий в сознании при отсутствии внешнего раздражителя органов чувств, и качественно схожий с реально воспринимаемым объектом [8]. В. М. Бехтерев в качестве благоприятного условия для развития массовых галлюцинаций называет господствующие в сознании людей одинаковые настроения, идеи одного и того же рода [9]. В отличие от эффекта Манделы, массовая галлюцинация способна рассеяться при ближайшем рассмотрении объекта.

Научное объяснение

Преподаватели Городского университета Манчестера Н. Дэгнолл и К. Дринкуотер  отмечают, что эффект Манделы в современной науке чаще всего объясняется с точки зрения парамнезии, и, в частности, конфабуляции, описанной выше [10].

Широко известен способ диагностики парамнезии под названием «Диз — Родигер — МакДермотт парадигма», демонстрирующий, как легко могут появиться ложные воспоминания, если для этого есть смысловая основа в прошлом. В ходе данного эксперимента участники прослушивают запись слов, разбитых на несколько списков и связанных между собой тематически (к примеру, слова «подушка» и «кровать»). По окончании прослушивания дается задание воспроизвести слова на бумаге. Если на этом этапе участник «вспоминает» слово, которого не было в первоначальных списках, однако его можно добавить в список по смыслу (например, слово «спать», появившееся как результат обобщения двух предыдущих слов), то можно говорить о проявлении конфабуляции [11]. В эффекте Манделы можно также увидеть проявление Диз — Родигер — МакДермотт парадигмы. В качестве примера приведем цитату Бориса Николаевича Ельцина, которую многие запомнили как «Я устал, я ухожу!», хотя на самом деле об усталости не было сказано ни слова. Откуда же так много тех, кто «помнит» некорректный вариант цитаты и даже утверждает, что видел, как политик говорил такое по телевизору? Все просто — чуть позднее в развлекательной передаче «КВН» была показана пародия, в которой и была произнесена именно та цитата, запомнившаяся многим. Вероятно, потому, что сценку сочли удачной, в сознании людей произошло «слияние» реальных политических событий и вымышленных.

Порой наша память не может отличить реальность от выдумки, как бы невероятно это ни звучало. Американский профессор психологии, Джим Коэн, предложил эксперимент, который назвал «Потерянный в супермаркете». Суть его была в следующем — Коэн приводил членам своей семьи небольшие описания событий, случившихся в прошлом. Одно из них (о том, как в супермаркете потерялся брат Джима), было придумано. Самым удивительным стало не то, что брат исследователя «вспомнил» этот случай, а то, что он добавил некоторые «свои» детали в рассказ. Психолог Элизабет Лофтус провела этот же эксперимент на большей выборке испытуемых и подтвердила — около 25% не осознали, какое из воспоминаний было ложным [10]. При возникновении эффекта Манделы порой может проявляться тот же механизм. Если бы среди множества комментариев попался какой-то один, детально описывающий обилие репортажей о смерти Манделы в тюрьме, вряд ли люди обратили бы на него внимание. Но, чем больше распространялись эти обсуждения, тем сложнее было пользователям отличить свои собственные воспоминания от чужих ложных, многократно прочитанных, а потому запомнившихся как свои собственные.

Необходимо сказать и о так называемых «ошибках схемы», которые могут дать некоторое представление о рассматриваемом эффекте. Под схемами Дэгнолл и Дринкуотер понимают знания человека, рассортированные по «пачкам», которые определенным образом организуют память.[10] Это удобно: схемы способствуют лучшему усвоению материала, однако они могут провоцировать искажения памяти. Например, такое искажение, как «стремление к осмысленности». Данный феномен характерен в ситуации, когда информация трудна для понимания, и, как следствие, ее видоизменения — упрощения, опускания неясных деталей, преобразования в более понятные категории. [10]

Впервые стремление к осмысленности было описано британским психологом Фредериком Бартлеттом в 1932 году в книге «Вспоминание», а в последнее время о нем заговорили и в контексте эффекта Манделы. Возможно, отчасти ложные воспоминания объяснимы с этой точки зрения. Информация некорректно упрощается в прошлом и сохраняется в измененном виде — к примеру, «вдруг изменившиеся» логотипы Ford и Volkswagen. Оба они часто ошибочно припоминаются иными, более простыми (на логотипе Ford память опускает петельку на букве «F», так же как и полоску, разделяющую логотип Volkswagen). Однако основные, смыслообразующие черты, делающие логотип узнаваемым, сохраняются.

Эффект Манделы, в настоящее время очень популярный, обрастает слухами и становится в чем-то похож на парапсихологический миф, далекий от научного познания. Однако это не совсем так — и его «научное» объяснение куда более тривиально, чем объяснение, основанное на положениях о мультивселенной. Вместе с тем, объединяющим все вышеперечисленные причины эффекта основанием становится, как ни странно, простая, повседневная невнимательность и, наверное, естественное стремление человека к таинственному, непознанному. Но вспомним о методологическом принципе бритвы Оккама — и, пока эффект Манделы научно объясним и доступен для понимания через иные психологические категории, стоит изучать именно их, и не множить сущее без необходимости.

Список использованных источников:

1. Broome F. Nelson Mandela Died in Prison? [Электронный ресурс] / Broome F. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://mandelaeffect.com/nelson-mandela-died-in-prison/, свободный
2. Sumpter D. Outnumbered: From Facebook and Google to Fake News and Filter-bubbles – The Algorithms That Control Our Lives (featuring Cambridge Analytica). — London: Bloomsbury Publishing, 2018. — 288 pages.
3. Коркина М.В., Лакосина Н.Д., Личко А.Е. Психиатрия. — М.: МЕДпресс-информ, 2006. — 576 с.
4. Хрущев С.Н. Никита Хрущев. Реформатор. — М.: Вече, 2016. — 592 с.
5. Глоссарий психологических терминов. / Под. ред. Н. Губина. — М.: Наука, 1999. — 512 с.
6. Стоименов Й.А. и др. Психиатрический энциклопедический словарь. — К.: МАУП, 2003. — 1200 с.
7. Справочник по психиатрии / Под ред. акад. АМН СССР проф. А. В. Снежневского. — 1-е изд. — М.: Медицина, 1974. — 392 с.
8. Гельдер М., Гет Д., Мейо Р. Оксфордское руководство по психиатрии. В 2-х томах. — Киев, 1999 г. — 300 с.
9. Бехтерев В.М. Внушение и его роль в общественной жизни. — СПб: Питер, 2001. — 256 с.
10. Dagnall N., Drinkwater K. The ‘Mandela Effect’ and how your mind is playing tricks on you [Электронный ресурс] / Dagnall N., Drinkwater K. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: https://theconversation.com/the-mandela-effect-and-how-your-mind-is-playing-tricks-on-you-89544, свободный
11. Mark L. Howe, Dante Cicchetti, Sheree L. Toth, Beth M. Cerrito True and False Memories in Maltreated Children (англ.) // Child Development. — 2004-09-01. — Vol. 75, iss. 5. — P. 1402–1417.
12. Стюарт-Гамильтон Я. Что такое психология. — СПб.: Питер, 2002. — 304 с.

Автор: Юлия Матыченко, педагог-психолог, МБОУ Кадетская СОШ2, г. Рубцовск

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DmLjg
Psychosearch

Воля. Анализ философских, психологических и психофизиологических представлений


В нашумевшем сериале о классическом противостоянии людей и андроидов «Мир Дикого Запада» (по которому, к слову, уже написано несколько психологических и философских статей [1], [2]) одной из центральных является проблема воли и ее определения. Можно ли считать проявлением воли выбор из двух-трех заложенных в «сценарии» решений? Чем отличается «истинная» воля от ее иллюзии? Присуща ли воля только носителям самосознания – и если да, появляется ли она у обретших сознание роботов или остается жалким ее программным подобием?

В сериальной вселенной героям и зрителям предлагается ответить самостоятельно. Однако похожие вопросы оказываются важными и для нашей жизни – реальной, повседневной, без фантастических робототехнических изысков. И волнуют они ученых и философов во все времена.

Философские представления о воле

Античные представления о воле. Аристотель и Эпикур.

Несмотря на то, что античные и средневековые философы не выделяли категорию воли в том аспекте, который господствует в науке в настоящее время, Аристотель в своих трудах попытался определить волю в контексте поступков, в особенности, нравственных. Он поднял вопрос о том, что побуждает человека поступать не так, как хочется, а так, как нужно поступить. В те времена предполагалось, что такое влияние оказывает разум, однако Аристотель не соглашался с этим постулатом, считая, что знания человека сами по себе не обладают силой побуждения. Воля в его сочинениях выделяется как стремление к действию (или способность к таковому), которое, тем не менее, сочетается с умственным решением. Она не только побуждает к определенному действию, но и определяет выбор этих действий, осуществляет их регуляцию (повышение, понижение побуждения) [3]. Произвольные поступки понимаются Аристотелем как поступки, выполняемые человеком по его решению.

Эпикур же придерживался теории абсолютной свободы воли, не детерминированной никакими внешними или внутренними факторами. Это вписывалось и в его концепцию человека как главной ценности, неподвластной судьбе или божественному промыслу и самостоятельно определяющей свое бытие. Свобода воли понимается философом как способность избегать того, что может причинить страдание и зло. Первопричиной человеческих ошибок Эпикур считал разум, вмешивающийся в восприятие нами окружающей действительности. Воля же здесь – «надприродна», врождена в качестве особого свойства атома [4].

Аврелий Августин. Добро как свобода воли.

В Средневековье проблема свободы воли обозначалась посредством религиозного вопроса: контролируются ли все поступки человека Божьей волей или же существуют некие моральные и нравственные ограничения, в определенной степени от Бога не зависящие и принадлежащие лишь человеку? В работе Августина Блаженного «О свободе воли» отмечается, что человек обладает свободной волей как основной сущностью духа, но лишь когда его мысли и поступки направлены на добро и согласуются с Божьими заповедями. Однако, по Аврелию Августину, актом грехопадения человек уже пошел против Бога и утратил полную свободу воли, дарованную ему. Потому воля человека лишь помогает ему добиться того, что определил для него Бог в момент крещения [5].

Эразм Роттердамский и Мартин Лютер. Дискуссия о воле и вере.

Одним из основных философских вопросов, волновавших в эпоху Возрождения как Эразма, так и Лютера, являлся вопрос свободы воли человека. Однако взгляды на эту проблему у них кардинально различались и стали причиной напряженной литературной полемики, во время которой философы парировали друг другу посредством собственных сочинений. Так, Мартин Лютер сравнивает волю с вьючным животным, от которого не зависит, какой всадник его оседлает (здесь имеется в виду Бог или Дьявол). Судьба каждого человека предопределена и во время жизни (все его поступки), и после смерти (будет ли она спасена или отправится в ад) [6].

Эразм Роттердамский раскритиковал взгляды Лютера в своем труде «Диатриба, или Рассуждение о свободе воли». Он не стал отрицать предопределение Божье, однако подчеркнул, что касательно вопросов нравственности, морали и внутреннего опыта «отрицать свободу воли бессмысленно» [7, С. 102]. Лютер написал объемный труд «О рабстве воли», в котором называл оппонента и подобных ему скептиком и «секулярным гуманистом», человеком с холодным, закрытым от веры сердцем. И вскоре получил ответ в виде короткого сочинения «Сверхзащита».

В целом, столь глубокая и продолжительная дискуссия есть результат диаметрально различного отношения к вере и вопросу свободы человека. Можно предположить, что она не имела шансов разрешиться в одну из сторон – как и любая дискуссия о «правильности веры».

Рене Декарт. Рационализм и воля.

Философия Декарта касательно свободы воли рациональна. Воля человека здесь отождествляется с Божьей, рассматривается как сила преодоления конечности бытия, являющейся основным несовершенством человека. Необходимо сказать, что Декарт также приписывал воле функцию торможения действий, обусловленных человеческими страстями, тем самым прокладывая связь между волей и нравственностью [8].

Разум у философа выступает как волевое орудие. После первичного осмысления информации разумом на первый план выступает воля, которая позволяет принимать решения об истинности или ложности какого-либо факта, проявлять рациональное начало и необходимый скептицизм, сомневаться в том, что не до конца известно [9].

Взгляды Г. В. Лейбница и Б. Спинозы.

В работе «Теодицея» Лейбниц пишет о воле как о неоспоримом благе, но уточняет, что Бог, сотворив человека свободным, понимал, что грех в этом случае неизбежен. Потому за совершением греховного деяния за ним всегда следует наказание. Воля связывалась с рассудком (разумом) и противопоставлялась душевным страстям [10].

Бенедикт Спиноза, напротив, полностью отрицает свободу воли, хотя считает, что для самого человека воля может ошибочно казаться свободной. Происходит это из-за ограниченности разума, который не способен осмыслить всю совокупность причин любого побуждения души. Даже желания не могут быть беспричинными, они, как и все в мире, для чего-то необходимы. Настоящей же свободой воли здесь считается человеческая природа и то, что естественно вытекает из нее [11].

Артур Шопенгауэр. Воля как главная управляющая сила.

Под свободой воли философ понимает отсутствие любой необходимости, что можно выразить в принципе «Могу делать то, что хочу». Шопенгауэр рассматривает волю как слепое стремление к жизни, как главную силу мира, стоящую над всеми прочими структурами и сферами жизни – в частности, над разумом. Воля функционирует только по собственным законам и, соответственно, руководит разумом; этот процесс проявляется в ожесточенных, подчас бессмысленных войнах. Все, что подвластно разуму – взбодрить или разбудить уставшую силу воли, но никак не управлять ею [12].

Концепция «Мировой Воли» была предложена Шопенгауэром в ответ на гегелевский Мировой Разум. Суть ее в следующем – мир подвластен лишь Воле и мчится под ее началом неизвестно куда. Движение это нельзя предсказать, однако можно попытаться справиться с хаотичной силой Воли посредством художественного творчества или же приобщившись к буддизму как мировоззрению, в рамках которого учатся отрешаться от желаний и страстей, чтобы в медитациях открывалась новая, неизведанная глубокая Истина.

Фридрих Ницше. Категории «Жизнь», «Воля» и «Власть».

Понятие воли в философии Ницше неразрывно связывается с понятием жизни и даже внедряется в него. Понятие «жизнь» в его трудах не слишком ясно определено – однако оно раскрывается посредством других категорий («специфическая воля к аккумуляции силы» [13, С. 25]). Вместе с этим, проявление воли объясняется также стремлением к установлению власти над людьми. Ницше подчеркивает, что даже деревья в лесу «борются» друг с другом за власть. Волевым импульсом Ницше наделяет сверхчеловека, и его воля – деструктивна для любых ценностей, проявляется в безусловном стремлении к власти.

Понимание воли в экзистенциализме (А. Камю, Ж.П. Сартр, К. Ясперс и др.).

Экзистенциалистами воля полагается абсолютно свободной, не детерминированной чем-либо извне (в особенности социальными условиями). Однако для достижения этой полной свободы человек должен быть «извлечен» из любого рода общественных отношений и связей, так как всякая норма поведения подавляет его волю [14].

Взгляды на волю в психологии

Несмотря на то, что попытка определения и рассмотрения воли имеет долгую научную историю, в психологии XX века эта категория не считалась одной из главных для изучения. Более того – при резком спаде интереса ученых к ней (40-е годы XX века и дальше) во многих учебниках психологии отсутствовала глава, посвященная проблемам воли. Причина была проста – для объяснения функции порождения действий уже были найдены новые структуры, такие как мотив и потребность [15]. Однако сейчас мы наблюдаем вторичную волну интереса к данному вопросу – теперь уже не просто как к одной из тем психологии человека, но как к одному из основополагающих образований нашей психики, нашей личности, наряду с сознанием [16].

Зигмунд Фрейд. Психоаналитическая концепция - «Оно», «Я», «Сверх-Я».

В психоанализе под волей понимали биологическую энергию, лежащую в основе всех человеческих поступков. В качестве такой энергии выступало либидо, энергия полового влечения, нарушения которой чреваты психическими расстройствами [17]. Большую роль в поступках и поведении человека в данной концепции играет жизнеутверждающая сила Эрос, окультуренная посредством сублимации и позволяющая человеку выплескивать ее в иное русло. Также большое влияние на человека, по мнению психолога, оказывала борьба с подсознательным стремлением к смерти (Танатос) [18].

Фрейд выделял три составляющих психики, которые также оказывают огромное влияние на волю и волевое усилие:

Оно (Ид) – по существу, представляет собой наследственное бессознательное человека, в котором нет категорий добра и зла, нравственных и моральных устоев. Эта структура – биологические желания и несдерживаемые потребности в чистом виде.
Сверх-Я (Супер-Эго) – волевое подавление бессознательных влечений. Структура, осуществляющая функцию самоконтроля, совести, морали и нравственности. Так же, как и Оно, относится к бессознательному – однако является приобретенным в процессе жизни.
Я (Эго) – сознание человека, посредник между структурами «Оно» и «Сверх-Я». По мнению Фрейда, теоретически может быть волевым и подвижным, однако его борьба с «Оно» похожа на усилия всадника, который пытается обуздать коня, значительно превосходящего его по силе [19].
Уильям Джеймс (Джемс). Образ действия.

Американский психолог придерживался волюнтаристского взгляда на волю – то есть, приписывал воле основную роль в развитии человека и общества. Джеймс рассматривал вопрос роли волевого усилия в принятии решений. Выбор осуществляется из двух или более побуждений на основе целенаправленного сосредоточения внимания на объекте, которое и является в данной концепции волевым актом [3].

В механизм любого такого акта включался и элемент «Да будет!» как согласие на свершение определенного действия [20]. Однако этот элемент в работах психолога описан весьма нечетко, а его роль порой не столь определена – в простейших действиях согласие не требуется, так как они свершаются по принципу идеомоторного акта, описанного Уильямом Карпентером: мысленный образ движения побуждает само движение, и включение воли здесь не требуется [9].

Н. Н. Ланге. Неосознаваемое волевое усилие.

Взгляды отечественного ученого на вопросы воли во многом были сходны с взглядами Уильяма Джеймса, так как Ланге находился под большим впечатлением от его работы «Принципы психологии». Воля понимается исключительно как импульс к действию. По его мнению, действию предшествует некое «влечение» (потребность), а волевое усилие («хотение») «есть именно только импульс к действию» [21, С. 318]. Под этим импульсом понималось волевое решение и усилие, которое выражается в решении «Я это сделаю» - здесь, как мы видим, тоже прослеживается определенное сходство с теорией Джеймса о решении «Да будет!».

Сведя волю к импульсу иннервационной природы, следующим шагом психолог решительно заявляет, что человек не имеет власти над этим импульсом – по крайней мере, сознательной. Осознаваться нами могут только уже выполненные действия – и уже их сопровождает сознательное волевое усилие [21].

Л. С. Выготский. Принятие решений и воля.

По мнению Л. С. Выготского, воля относится к высшим психическим функциям человека, наряду с мышлением, речью, памятью и др. Им же в волевой акт включается операция создания вспомогательного мотива, который мало связан с желанием человека, однако создает дополнительное побуждение к запланированному действию [22]. Отечественный психолог выделял в волевом акте два процесса:

Принятие решения – создание новой мозговой связи как функционального аппарата.
Исполнительный – действия человека по выполнению решения [9].

Также Лев Семенович затронул тему выбора в затруднительной ситуации безразличных (не оказывающих особого влияния при выборе) и «равновесных» мотивов у ребенка. Он отмечает, что выходом здесь является жребий – как, опять же, особый вспомогательный мотив при затруднениях выбора. В работах психолога подчеркивается важность определенного намерения для актуализации воли и связанного с ней выбора. Поведение человека, так или иначе, находится во власти внешней ситуации, окружающих его вещей. И только посредством подчинения себе этого влияния, которое внешний мир оказывает на поведение, человек постепенно вырабатывает в себе волю в ярчайшем ее проявлении.

По его мнению, следующей проблемой в исследованиях воли – а именно, как происходит формирование свободы воли – должны заняться ученые-генетики. Им необходимо «...отыскать в развитии ребенка линии, по которым происходит вызревание свободы воли. Перед нами стоит задача представить постепенное нарастание этой свободы, вскрыть ее механизм и показать ее как продукт развития» [22, С. 290].

Х. Хекхаузен и Ю. Куль. Модель Рубикона

Хекхаузен и его коллеги понимали волю как психологический контроль за действием и разрабатывали его общую схему, получившую второе название «Модель Рубикона» [23, 24]. Окончательно оформилась она в трудах ученого к 1980 г. Этапы психологического контроля таковы:

Стадия пред-решения (подготовительная) – определение того, какое именно действие будет совершаться. Принять это решение подчас нелегко (словно перейти Рубикон), нужно многое обдумать и взвесить. Однако решение все же придется принять – это действие перехода на вторую стадию.

Текст обрезан из-за максимального размера символов в посте. Продолжение смотрите на сайте: https://clck.ru/Dksbx
Psychosearch

Рецензия на произведение Эрика Берна Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных


Как разобраться в тайных лабиринтах своей психической жизни и гармонизировать внутренний мир с непрерывно меняющимся вселенским потоком? Ответ на этот непростой вопрос можно получить, прочитав книгу Эрика Берна «Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных». Как бы пугающе это ни звучало, почти каждый цивилизованный человек вполне может стать потенциальным пациентом психиатра или психоаналитика. Объясняется это уязвимостью психики каждого перед напором потока стрессовых воздействий из внешнего мира. Наука, изучающая человеческую психику, прошла долгий и мучительный путь от смирительных рубашек и ледяных ванн до попыток разобраться в причинах душевных страданий. Простой и доступный язык, которым написана книга, позволяет понять корни многих психологических проблем и психиатрической патологии.

Генетический код, определяющий развитие личности

В своем труде Эрик Берн подчеркивает, что первоначально необходимо выяснить характерный типаж личности, который определит направление развития патологического состояния. Данный тип формируется внутриутробно, поэтому изменить или направить в другое русло течение психических процессов не представляется возможным.

Три типа личности

По Берну, можно выделить три основных типа личности и с этими особенностями связать ход развития психологических проблем:

висцеротоник (первостепенное значение придает питанию);
мускульный тип (предпочитает занятия спортом и физическую культуру);
церебральный тип (все подвергает анализу и осмыслению).

После проведенного анализа и выделения у индивида того или иного типа можно ожидать у него определенный прогноз развития невротических поведенческих реакций. В основном пациентами специалистов являются представители последнего типа, так как склонность к рефлексии вызывает у них патологическое состояние. Но Эрик Берн отмечает, что эту же способность можно успешно использовать для самопомощи и осуществления самостоятельного психоанализа.

Психосоматические заболевания

После прочтения книги даже далекому от медицины читателю становится ясно, что работа внутренних органов неразрывно связана с психическими процессами. Лечение многих хронических заболеваний представляется сложным и безуспешным из-за непризнания клиницистами этой связи.

Для приведения в порядок организма необходимо начинать с его верхнего этажа, то есть психики. После ремонта координационного центра любой системы легко наладить функцию других органов. Эрик Берн неоднократно подчеркивает, что человека следует рассматривать как энергетическую систему, а не физическое тело.

Основные движущие силы человеческой личности

Берн является методичным последователем Фрейда в основном положении: главными двигателями личности являются два основных инстинкта: либидо (сексуальное влечение) и морбидо (влечение к разрушению и смерти). Все поступки и намерения, а также корни психологических проблем кроются в этих древних мощных движущих силах. Невротические состояния и разрушительные тенденции поведения связаны c проблемой реализации этих инстинктов.

Подавление или вытеснение приводит к невротическим состояниям, депрессии, фобиям. У цивилизованного человека существует проблема с выражением потребностей, которые диктуют либидо и морбидо, так как общественная мораль не позволяет их явно проявлять. В связи с этим действие может быть направлено как во внешний мир, так и на собственную личность.

Преобразование мощной сексуальной энергии по Фрейду называется сублимацией. Основоположники психоанализа считают ее основной движущей силой любого творчества. Так как активными носителями сексуальности являются мужчины, именно их творения вызывают вздох восхищения многих поколений человечества.

Взаимосвязь сознания и подсознания и их влияние на поведение

Действительные причины поступков и мотивов поведения часто обусловлены процессами, которые происходят в подсознании. Основной персонаж подсознания – Ид (область инстинктов). Действенность психоанализа объясняется тем, что специалисты, работающие в этом направлении, выводят на уровень сознания скрытые причины невротических реакций и аномалий поведения. Основная мысль работы Эрика Берна заключается в следующем: Фрейд, несмотря ни на что, был прав! Фрейдовский анализ взаимосвязи сознательного и подсознательного оказывает решающее значение на психиатрию на момент написания книги Берна и до последнего времени.

Детские проблемы и их влияние на жизнь человека

Метод психоанализа, суть которого Берн показывает доступным и понятным языком, предусматривает детальный анализ событий детства. Именно в нем и Фрейд, и Берн видят основные причины психологических проблем личности. Абсолютно все дети, которых недостаточно любили в детстве, получают сложные и проблемные отношения во взрослой жизни. Берн подчеркивает, что качание малышей, кормление грудью обеспечивает полноценное и гармоничное развитие нервной системы.

Взаимоотношения сына и матери, а также дочери и отца оказывают влияние на отношения детей с противоположным полом в последующем. Основатели психоанализа подчеркивают, что либидо присуще человеку с начала жизни и направлено на родителя противоположного пола. У сыновей это проявляется в большей мере из-за физиологических причин (кормление, уход за малышом).

Область сновидений

Психоанализ объясняет сны, которые видит человек, попыткой прорыва подсознательной информации в сознание. Таким образом, анализ сновидений позволяет получить информацию из подсознания, но порой она предоставляется в зашифрованном виде.

Рекомендуется запоминать свои сны и подвергать их детальному анализу, чтобы иметь представление о своей инстинктивной жизни. Чем выше уровень цивилизации, тем глубже в подсознание уходит сфера инстинктов. Но вытеснение не избавляет от инстинктов! Чем строже контроль, тем в более уродливой форме они могут проявиться в самый неожиданный момент. Аскеза в бытовой сфере и духовная святость – разные вещи, и психоанализ доказывает это.

Влияние эмоций на состояние организма

Эрик Берн в своей книге провозглашает истину, которая знакома многим практикующим врачам: эмоциональное состояние оказывает прямое влияние на здоровье внутренних органов. Используя это утверждение, можно сделать вывод: у психиатров и психоаналитиков есть возможность предупреждать развитие заболеваний внутренних органов и сосудов. Сложную патологию (артериальную гипертензию, язвенную болезнь желудка, проблемы щитовидной железы) можно не допустить, если вовремя гармонизировать эмоциональное состояние.

Берн подчеркивает: не нужно думать, что психиатрия всесильна! Ей полностью подвластна только профилактика, но повернуть вспять необратимые патологические изменения вряд ли возможно.

Неврозы и психозы

Нарушение нормального взаимодействия между Ид (инстинктами) и Суперэго (сознательная деятельность) вызывает невроз или психоз. Основную роль в этих заболеваниях играет предрасположенность личности, которая закладывается еще во внутриутробном периоде. Стрессовые воздействия со стороны окружающей среды также имеют значение в развитии страданий, но им следует отдать второстепенную роль.

Неврозы

Эрик Берн выделяет несколько вариантов протекания неврозов, каждый из которых имеет специфическую клиническую картину:

ипохондрия (повышенная сосредоточенность на состоянии своего здоровья);
неврастения (раздражительная слабость с обилием психосоматических жалоб);
истерия (демонстративное поведение с элементами театральности и тенденцией гиперболизации жалоб);
фобический невроз (боязнь конкретных ситуаций или вещей с повышенным уровнем тревожности).

Характеристикой любого невротического состояния является затруднение с выражением потребностей либидо и морбидо при повышенной активной контролирующей позиции Суперэго.

Психозы

На момент написания книги «Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных» состояние психоза купировалось с большим трудом, так как эра нейролептиков только начиналась. Психиатрия в то время располагала диапазоном жестких методов, которые применялись для лечения психозов.

Психоз, согласно определению последователей психоанализа, представляет собой резкую активизацию подсознательной сферы с инстинктами (Ид) при отсутствии контролирующего влияния Суперэго. В результате мы видим неконтролируемое и неадекватное поведение с полной или частичной утратой чувства реальности.

Влияние психоактивных веществ на психику человека

Психоактивные вещества меняют восприятие объективной реальности и вызывают изменение настроения. Применение средств с подобным действием известно давно. Вещества, описанные Берном в книге, продолжают активно использоваться в настоящее время. Основная опасность их употребления заключается в возникновении зависимости и разрушении мозговых нейронов.

Алкоголизм

Проблема алкоголизма остается такой же острой, как и во времена Берна. Необходимо отметить, что восприимчивость к этому виду зависимости зависит от многих факторов. Наиболее подвержены алкоголизму люди с наследственной неполноценностью специфических ферментов печени, отвечающих за расщепление алкоголя на составляющие.

Алкоголь во все времена играл роль наиболее доступного антидепрессанта и транквилизатора, поэтому алкогольной зависимости часто предшествует невротическое состояние.

В процессе развития стадий зависимости меняется личность, влияние суперэго на Ид постепенно ослабевает, на последней стадии инстинкты уже не контролируются. Появление алкогольных психозов (белой горячки, Корсаковского психоза, алкогольного параноида и галлюциноза) свидетельствует об этом явлении.

Берн подчеркивает, и это мнение трудно оспорить, что лечение алкоголизма возможно только при условии формирования нового влечения с очень сильным очагом возбуждения в головном мозге, которое способно подавить болезненную тягу к алкоголю. Несоблюдение этого условия объясняет неудачи в лечении алкогольной зависимости и широкое распространение этого недуга.

Наркомания

Диапазон наркотических средств, описанных Берном (опиаты, кокаин, амфетамины, марихуана), в настоящее время значительно расширился. Их отличие от алкоголя заключается в более быстром воздействии на головной мозг. Даже якобы безобидная марихуана способна при длительном употреблении вызывать шизоподобные психозы.

Следует заметить, что во времена Фрейда было более лояльное отношение к наркотическим средствам. В начале своей практики основоположник психоанализа часто назначал пациентам кокаин, не подозревая о его коварных свойствах.

На сегодняшний день наркомании сопутствуют антисоциальные поступки и преступления. Ее роль заключается в демонстрации искусственного выключения влияния Суперэго как цивилизационного достижения и погружение в мир расторможенных инстинктов.

Средства, применяемые в психиатрии

Современная психиатрия прошла непростой путь от применения жестоких методов подавления личности (лоботомия, лечение электрошоком, погружение в инсулиновые комы, смирительные рубашки и прямое насилие) до индивидуального подхода с применением психотерапии, психоанализа, психофармакотерапии.

Фрейда и его последователей можно отнести к представителям психиатрии, которые впервые в истории этой отрасли медицины сделали шаг к ее гуманизации и пристальному вниманию к особенностям личности каждого конкретного пациента.

Книга Эрика Берна «Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных» доступно и понятно объясняет читателю сущность психических процессов. Прочтение произведения позволяет взглянуть на эту отрасль медицины с новой точки зрения. Настороженность общества к психиатрам и их пациентам объясняется традиционным подходом, когда на агрессивность больных отвечали карающими методами. Психоанализ Фрейда и его последователей позволяет понять причину страданий психики и облегчить их путем обнажения существующих проблем. Суть этого метода и его значение в поддержании гармонии и баланса в душе цивилизованного человека блестяще показал Эрик Берн.

Список литературы:

1. Эрик Берн. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. - Эксмо 2016. - 496 с.
2. Зигмунд Фрейд. Введение в психоанализ. – Харьков, Клуб семейного досуга. - 2012. - 480 с.
3. Зигмунд Фрейд. Толкование сновидений. – Харьков, Клуб семейного досугаю - 2012. 576 с.

Автор: Ковалева Марина, врач-психоневролог.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DkdA7

Скачать с litres: https://clck.ru/D6G2R
Скачать с ozon: https://clck.ru/D6G2T
Скачать с labirint: https://clck.ru/D6G2V
Psychosearch

Зависимость причины и способы лечения


Можно ли победить зависимость? Понятие, причины, профилактика и лечение аддикций. Зависимость – не приговор, или Как избавиться от деструктивной аддикции. Избавление от зависимости: сложно, но возможно?

Пожалуй, каждому человеку встречались на жизненном пути люди, страдающие той или иной зависимостью. К сожалению, статистика неутешительна. По данным социологических исследований, около 3,5% населения имеет алкогольную или наркотическую зависимость. Число людей, страдающих от психологических зависимостей, не поддается учёту. Аддикция причиняет боль близким и мешает полноценно жить самому человеку. Однако, не стоит отчаиваться. При грамотно подобранном лечении возможно вернуться к нормальной жизни. Для этого нужно понимать механизм формирования зависимости, её причины, а главное – обратиться к хорошему специалисту и серьезно взяться за выздоровление.

Что такое зависимость

В психологии зависимость называют аддиктивным поведением. Это непреодолимое влечение к веществам или объектам, выражающееся в совершении определенных действий, при отсутствии которых человек испытывает психологический дискомфорт. Отличие зависимости от увлечений и хобби – разрушительное воздействие на личность. Индивид с аддиктивным поведением направляет всю свою активность на удовлетворение своей зависимости. При этом не развиваются другие стороны личности, имеющие потенциал, часто обрываются социальные связи. Формируется окружение таких же аддиктивных личностей, что вовлекает человека в замкнутый круг.

Зависимости разделяют на два основных вида:

Химические аддикции. Это зависимость от определенных веществ. Потребность в объекте зависимости выражается физиологическими реакциями. Сюда относится наркомания, алкоголизм и токсикомания.
Нехимические (психологические) аддикции. Потребность в объекте выражается в крайнем психологическом дискомфорте. При этом возможны психосоматические проявления. Количество психологических зависимостей растет. Например, зависимости от компьютерных игр и порнографии связаны с развитием интернет-технологий.

Химические и психологические аддикции связаны между собой. Они формируются по единому механизму. Алкоголик и игроман с точки зрения аддиктологии очень похожи. Аддикции могут перетекать одна в другую, к примеру, игроман может стать алкоголиком, а избавившийся от алкогольной зависимости человек может пристраститься к азартным играм. Аддиктивная личность – это человек, склонный к зависимому поведению в любой форме. Общая черта – стремление уйти от реальности путем изменения психического состояния.

Факторы возникновения аддиктивного поведения

Биологические.

Наследственность имеет влияние на возникновение зависимости. Дети алкоголиков нередко становятся такими же зависимыми личностями, даже если проживали отдельно от пьющих членов семьи. Дело в том, что особенности функционирования нейромедиаторных систем обуславливают степень изначальной толерантности к психоактивным веществам. У людей с высокой толерантностью, которая имеет генетическое происхождение, зависимость формируется быстрее.

Психологические факторы.

Это различные патологии в личностной сфере. Сюда относят акцентуации характера и психопатии.

Мотивационно-потребностные факторы.

Это стремление самоутвердиться в коллективе, поддержать субкультурную традицию или удовлетворить любопытство. Мотивационно-потребностный фактор часто является причиной аддиктивного поведения у подростков.

Социальные факторы.

У человека, выросшего в дисфункциональной семье, есть большой риск возникновения зависимости. Этот риск возрастает, если в семье злоупотребляли алкоголем или наркотиками.

Факторы часто пересекаются. Как правило, у людей, имеющих акцентуации характера, были проблемы в родительской семье. Именно взаимосвязь факторов ведет к стремлению уйти от реальности путем патологических пристрастий.

Как распознать зависимость

Зависимость отличается от увлечения тем, что не несет никакой пользы для личностного развития. Она причиняет ущерб социальной жизни, отношениям с близкими, мешает раскрывать потенциал. Увлеченный человек:

имеет широкий спектр интересов;
соблюдает баланс между работой и отдыхом;
имеет широкие социальные связи, находится в хороших отношениях с близкими;
делает выбор в пользу основной работы, семьи и друзей.

Зависимый человек:

теряет социальные связи, находится в конфликте с близкими;
зачастую все свободное время посвящает одной деятельности;
терпит неудачи в карьере и личной жизни, не имея сил отказаться от объекта зависимости;
отрицает факт наличия зависимости;
при недоступности объекта впадает в дисфорические или депрессивные состояния.

Если возникает подозрение о наличии у человека зависимости, необходимо попытаться принять меры. Чем дольше аддиктивная личность находится во власти своей зависимости, тем сложнее от нее избавиться.

Методы коррекции аддиктивного поведения

Методы избавления от зависимостей бывают медикаментозными и психологическими. Медикаментозное лечение является частью избавления от химических зависимостей. Важно понимать, что без психотерапевтической работы лечение малоэффективно. Избавившись от соматических симптомов при отсутствии объекта зависимости, человек сталкивается с психологическим дискомфортом. Он будет вновь искать способ ухода от реальности. Для лечения алкоголизма иногда используют препараты, которые блокируют центры удовольствия при попадании алкоголя в организм. Человек действительно может перестать пить. Однако, здесь существует опасность перетекания алкоголизма в другую зависимость. Также возможно формирование психических расстройств. Только проработав причины зависимости, можно надеяться на положительный результат в лечении.

Существует версия, что истинная причина наркомании и алкоголизма не в формировании физиологической зависимости к веществу, а неустроенность собственной жизни. Употребление психоактивных веществ – самый доступный и быстрый способ достичь изменения сознания и почувствовать себя более счастливым. Медикаментозное лечение без работы над жизненными целями, мотивацией и без психокоррекции не только не принесет результатов, но и причинит страдания зависимому. Его лишат единственного смысла, при этом он не сможет заполнить образовавшуюся пустоту конструктивными мыслями и действиями.

Избавиться от нехимической зависимости можно методами психотерапии. Нужно быть готовым, что психотерапевтическое лечение – небыстрый процесс. Лишь последовательность и регулярность сеансов помогут зависимому вернуться к нормальной жизни. Срок лечения определяется индивидуально. Если имеются сопутствующие психические расстройства, необходима консультация врача-психиатра.

Примерная схема работы с психологическими зависимостями:

Сбор анамнеза для выявления первых предпосылок зависимости, проведение диагностики.
Работа с причинами, побудившими повторно прибегнуть к объекту зависимости.
Осознание проблемы пациентом.
Психотерапевтическая работа.
Реабилитация или заключительная часть – это поддержка зависимого после прохождения курса психотерапии.

Важная роль отведена семье и близким людям. Их поддержка во многом способствует благополучному избавлению от зависимости. На семейной терапии родственников обучают правильному взаимодействию с зависимым человеком.

Виды психотерапии при работе с зависимостями

Поведенческая терапия.

Это обучение новым моделям поведения, которые будут приемлемы в уже знакомых человеку ситуациях. Отработка стратегий отказа и избегания ситуаций, провоцирующих аддиктивное поведение.

Когнитивная терапия.

Это работа над изменением способов мышления. В ней происходит анализ ситуаций, в которых запускалось аддиктивное поведение. Вместе с психотерапевтом человек заново проживает эти моменты и ищет точку, с которой начинался запуск привычных действий. После обнаружения этой точки отрабатывается другое, верное решение, после которого ход событий мог бы измениться.

Расслабляющая терапия.

Эта терапия направлена на борьбу со страхами и депрессивными проявлениями. Как правило, она сопровождает основную терапию, поскольку в её процессе человек сталкивается с травмирующими воспоминаниями. Поддержание устойчивого психического состояния крайне важно при психотерапевтической работе с зависимыми людьми.

Программы самопомощи.

Сюда входят группы поддержки, групповая терапия, чтение литературы по теме, наставники из числа успешно вылечившихся и т.д.

Программы самопомощи применяются после прохождения всех этапов лечения. Некоторые люди посещают групповую терапию не один год.

Профилактика аддиктивного поведения

Выделяют первичную, вторичную и третичную профилактику.

Первичная профилактика – это меры, направленные на предотвращение возникновения аддиктивного поведения. Это работа с психологом (при наличии личностных проблем), расширение круга интересов, отсутствие зависимых личностей в круге общения и здоровые отношения в семье.

Вторичная профилактика – предотвращение повторных эпизодов аддиктивного поведения. Она включает те же меры, что и первичная, но на этом этапе уже могут подключаться узкие специалисты (психиатр, нарколог и т.д.).

Третичная профилактика – это поддержка вылечившихся людей. В ней обязательны профилактические посещения специалистов для учета состояния.

Проведение первичной профилактики целесообразно с подросткового возраста. Многие аддикции формируются именно в этот период. Подростки наиболее подвержены как химическим, так и психологическим зависимостям из-за личностной незрелости.

Проведение своевременной профилактики аддиктивного поведения поможет человеку в полной мере реализовать свой потенциал и успешно социализироваться. Лечение зависимостей – сложный многоуровневый процесс, поэтому предупредить аддикцию гораздо легче, чем избавиться от неё.

Список литературы:

1. Даулинг С. Психология и лечение зависимого поведения, М.: Класс, 2011 - 349 с.
2. Змановская Е. В., Рыбников В. Ю. Девиантное поведение личности и группы: Учебное пособие. - Санкт-Петербург: Питер 2013 г.— 352 с.
3. Короленко Ц.П. Психосоциальная аддиктология/ Ц.П. Короленко, Н.В. Дмитриева.- Новосибирск: Олсиб, 2013, - 245 с.
4. Руководство по аддиктологии. / ред. Менделевич В.Д. – Спб: Речь, 2014.- 522 с.

Автор: Гаврилова Анна, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/Djdtv

Скачать с litres: https://clck.ru/AQYtG
Скачать с ozon: https://clck.ru/DEzZK
Скачать с labirint: https://clck.ru/ARTWm
Psychosearch

Творческие методики или чистое вдохновение что выбирают творческие люди и почему?


Ожидание Музы – для ленивых? Творческие методики и их эффективность или Муза vs. Творческие методики: вечная борьба? Как создать шедевр? Эффективность творческих методик на примерах известных людей. Почему вдохновение выбирает тех, кто любит работать?

Существует распространенное убеждение: творческий акт – это нечто спонтанное, непознаваемое и нисходящее на человека свыше. Творческие личности страшно любят этот стереотип – ведь лень и ограниченность проще всего объяснить отсутствием вдохновения. Но вот оно придет, и тогда…! Но почему же 70-летний Стивен Кинг все пишет свои романы, а молодой и полный энергии Вася Иванов все никак не родит хотя бы один шедевр? У Стивена божественная монополия на вдохновение?!

«В мире много романтических мифов про искусство. Мол, это все вдохновение, талант. Вы просто сидите сиднем, и вдруг к вам снисходит Муза, и из вас льется прекрасное… Это все результат модернизма, эскапизма… и просто вранья. Джеймс Джойс рассказывал всем, что не знает, как ему удалось написать все эти романы: мол, они просто исторглись из него. И все подумали: как здорово — работать не нужно! Будем сидеть, как Джойс, на заднице, и из нас тоже польется! А потом обнаружились черновики, черновики, черновики, черновики, черновики — все бесконечные варианты, которые Джойс писал и переписывал, придумывая свой поток сознания. Он, знаете ли, очень много работал над этим» [1].

Творчество: вдохновение или метод?

Генрих Альтшуллер, изобретатель Теории решения изобретательских задач (ТРИЗ), выделил пять уровней изобретательской деятельности:

Для готовой задачи применяется готовое решение.
Выбрана одна из нескольких возможных задач и одно из альтернативных решений.
Изменение исходной задачи ведет к изменению привычного решения.
Найдена новая задача, применяется новое решение.
Обнаружена новая проблема, открывается новый принцип, пригодный для решения не только текущей, но и других проблем и задач.

Казалось бы, при чем здесь технарь Альтшуллер, если речь идет о гуманитарном творчестве? Но если мы задумаемся, какие именно – чисто творческие – задачи решает Стивен Кинг и какие заставляет решать своих учеников автор эпиграфа, известный на весь мир преподаватель сценарного мастерства Роберт Макки, станет ясно, что по классификации Альтшуллера это высшие уровни пусть не изобретательской, но творческой деятельности – третий, четвертый, пятый. Вы точно уверены, что речь идет все еще о таких воздушных субстанциях, как вдохновение и озарение? Или эти люди просто ставят перед собой определенные творческие задачи и успешно решают их? И владеют определенной методикой их решения?

«Какая еще методика!» – заявит незамутненная творческая личность. – «Кинг просто пишет гениальные романы! Не хотите ли вы сказать, что он занимается каким-то там анализом баз данных и прочей технической ерундой?! О каких базах данных идет речь в его случае?»

Стивен Кинг и его методика

Стоит обратить внимание на первый совет Кинга будущим писателям: как можно больше читать и как можно больше писать. Нас сейчас интересует первая часть совета… В интернете сто лет уже бродит шутка, которой поддразнивают слишком самоуверенных, но не слишком качественных авторов: «Чукча не читатель, чукча писатель?» И действительно, зачем это писателю, который жаждет поделиться с миром своими откровениями, забивать себе голову чужими?

Стивен Кинг утверждает, что это нужно делать непременно. Читать в любое свободное время. Цель? Вы:

поймете, как писать не нужно;
узнаете, к чему следует стремиться;
выясните, что и как писали по вашей теме (решали ту же творческую задачу) до вас.

Что это, как не анализ базы имеющихся данных? И не поможет ли это вам решить задачу наилучшим образом? Творческим личностям, приверженным своим сказкам о божественном вдохновении, может быть обидно читать книгу Кинга «Мемуары о ремесле». Во-первых, из-за названия, так принижающего величие и ценность писательского дара – ремесло! Даже не искусство. Во-вторых, потому, что инструментарий писателя автор сравнивает с ящиком плотника, где в верхнем отделении лежат словарь и грамматика, а ниже – элементы стиля. А уж то, что он называет «волшебством», прячется в самом низу и, не овладев основами, не поняв метода, невозможно привнести это волшебство в свои тексты.

Да, Кинга вполне можно называть создателем собственной методики писательства, подходящей для решения его творческих задач. И она вполне себя оправдывает.

Простенькая фабула: неудачливый спивающийся писатель нанимается смотрителем в горный отель, где в зимнее время никого, кроме него, нет, и переезжает туда с женой и ребенком. Но отель – не лучшее место для алкоголика с развитым воображением, к тому же, в нем происходят странные вещи, и писатель, поймав «белочку» и видя вокруг себя чудовищ, порожденных этим местом, пытается убить свою семью.

Автор, не склонный к мистике, развивая сюжет, напишет психологическую драму о вреде пьянства. Другой, любитель хоррора или фантастики, выдумает сюжет позабористей и населит отель кровавыми чудищами из иных измерений или вообще из космоса.

На протяжении книги первого мы будем следить за сюжетом, построенным на внутреннем конфликте писателя с собой и внешнем – с семьей. Сюжет второго ввергнет нас в пучину битв с чудовищами, и мы будем следить, кто там кого.

Стивен Кинг никогда не написал бы ни одного, ни другого варианта. Потому что он вообще не использует сюжет, считая его ограничивающим поле творчества. Вместо сюжета он использует ситуацию, в которую попадают персонажи: а что, если…?

Произведение он сравнивает с окаменелостью, спрятанной в земле – писатель должен извлечь ее с помощью своих инструментов – и сделать это с наименьшими потерями. Сюжет же он сравнивает с отбойным молотком, «но при этом не меньше будет разбито, чем извлечено» [2]. Следование сюжету лишает творческий поиск элемента спонтанности, делает все происходящее в произведении ожидаемым, предопределенным и ожидаемо-скучным.

Таким образом, у него не получилась психологическая драма о проблемах спивающейся творческой личности, не вышел и задорный экшн с элементами хоррора – а получился неоднозначный и многослойный роман, его знаменитый «Overlook» (в русском переводе «Сияние»), где писателя сводит с ума не пьянство в отеле и не монстры из параллельной вселенной, а сам отель премиум-класса, воплощение американской мечты, где побывала вся VIP-Америка – и под блестящей оберткой обнаружилось столько крови и дерьма, что не сойти с ума от этого сложно…

Собственно, и оригинальное название романа – метафора именно этой идеи. Overlook – «взгляд сверху», «обзор». Герой романа, вытаскивая из подвалов злосчастной гостиницы альбомы с газетными вырезками, содержащими историю отеля, видит перед собой обзор истории страны, в которой живет. Известность, слава, богатство, любовь? Одиночество, грязь, труп в ванной, кровавое пятно на стене…

Нужно ли говорить, что ни у первого, ни у второго автора герой вообще не полез бы в подвал за газетными вырезками? Ему же не до того, сюжет надо двигать! После которого в голове читателя почти ничего не останется, кроме «алкашом быть плохо, потому что тебя сожрут монстры – внутренние или внешние». Какая свежая мысль… Зато так вдохновенно писалось о страданиях героя/разнообразных чудовищах, неожиданно в пятый раз нападающих из-за угла!

Роберт Макки и его метод

Обучая людей сценарному мастерству, Макки тоже заставляет их анализировать базу данных: «Возьмите дюжину своих любимых фильмов, проведите с каждым неделю — пересматривайте его, анализируйте, выписывайте элементы, которые работают и не работают…  Дюжина фильмов — двенадцать недель. И через три месяца вы как сценарист уже гораздо лучше, чем были до того» [1].

Он учит людей рассказывать истории на языке кино, буквально на пальцах действительно объясняя все работающие способы воздействовать на человека посредством этого языка. Для этого он устраивает для них настоящий перфоманс. Он оперирует понятиями вроде «химия истории», «три компонента любви». И главную беду своих учеников он видит в одном: никому не нужна методика – всем нужна волшебная формула гениального сценария и быстрый успех.

«Настоящие художники хотят выразить что-то такое, что есть у них внутри. Я не учу их, как это делать; я рассказываю им, что такое история. Если бы я преподавал музыку, я бы рассказывал им, что вот есть двенадцать нот, они складываются в аккорды, аккорды соединяются в мелодию, есть пункт, контрапункт… Я бы преподавал абстрактную форму музыки. А дальше они могли бы играть рок-н-ролл, Моцарта, нойз — мне плевать, что они делают, это их проблемы. Моя проблема — научить их отдавать себе отчет в том, что именно они делают. Потому что, если они этого не понимают, они не в состоянии понять, какое воздействие их произведение окажет на аудиторию. А они должны управлять своим талантом, управлять формой, чтобы творить и общаться с людьми с помощью творчества. Иначе это какая-то эгоцентрическая мастурбация…» [1].

Создание творческих методик – высшая форма творчества

«В процессе эволюции наш мозг научился находить приближённые решения простых задач. Но эволюция не выработала механизмов для медленного и точного решения сложных задач. Если бы мы с величайшей точностью знали всё, что происходит в голове хорошего изобретателя, это не приблизило бы нас к созданию тактики, соответствующей четвёртому уровню. Мы бы просто обнаружили, что при решении задачи четвёртого уровня изобретатель применяет ту же тактику, что и на первом уровне. Эвристические механизмы высших порядков не могут быть о т к р ы т ы – их нет. Но они могут и должны быть созданы» [3].

Для того, чтоб создать ТРИЗ, Генрих Саулович Альтшуллер исследовал более 40 000 патентов на изобретения и авторских свидетельств. На это у него ушло 25 лет. Зато появилась ТРИЗ.

Сколько книг перечитал Кинг, сколько драматических произведений изучил и пересмотрел фильмов Макки, мы не знаем, но думается, что счет там тоже идет на тысячи, если не десятки тысяч. И все для того, чтоб создать работающие методики.

Стоит ли удивляться, что сегодня так мало создается новых методик? Ведь творчество – это «вдохновение», а не ремесло, сплошное наитие, а не труд. Не поэтому ли каждый год появляется столько фильмов «посмотрел-забыл», книг-однодневок, в которых все герои – это субличности влюбленного в самого себя автора, и даже… странных якобы психологических псевдо-методик, действенность которых никем и ничем не доказана, а вот вред они могут нанести ощутимый и бесспорный?

«— Кстати, я понимаю, почему люди приходят ко мне на лекции в надежде получить некую волшебную формулу...— И почему?— Потому что они не хотят думать» [1].

Макки сказал не все. То, что люди, как правило, не хотят работать, он просто подразумевает…

Литература:

1. Юлия Идлис. Он победил Голливуд. Русский репортер, 8 ноября 2012. № 44 (273) [Электронный источник] // http://www.rusrep.ru/article/2012/11/07/makki/
2. Стивен Кинг. Мемуары о ремесле. [Электронный источник] // https://www.litmir.me/br/?b=85335&p=29
3. Альтшуллер Г.С., Алгоритм изобретения, М., «Московский рабочий», 1973 г., с. 43-44 и 46.  [Электронный источник] // https://vikent.ru/enc/462/

Автор: Румянцева Елена

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DhtMJ

Скачать с litres: https://clck.ru/AQYtG
Скачать с ozon: https://clck.ru/DEzZK
Скачать с labirint: https://clck.ru/ARTWm
Psychosearch

Ганс Айзенк. Психология Польза и вред. Смысл и бессмыслица. Факты и вымысел


Что мы знаем об авторе? Даже те, кто далек от психологии, наверняка слышали про знаменитый тест Айзенка на уровень интеллекта или про его тест на выявление темперамента. В анализируемом большом труде, который включает в себя сразу три книги, предпринята попытка систематизировать научные психологические знания по самым разным направлениям: с позиций психоанализа, гештальт-подхода, бихевиоризма, гуманистических теорий. Своей задачей автор видел отделение зерен от плевел: он старался оставаться максимально объективным, обосновывал собственные критические высказывания, подробно изучал всевозможные психологические эксперименты и «продлевал» их, давая собственное видение гипотетического, умозрительного «продолжения» эксперимента. Так, говоря об обусловливании, открытом И. Павловым, он доказывал, что, если продолжить эксперимент и искусственно подавить у собаки условный рефлекс, он с новой силой будет возникать вновь и вновь по прошествии времени, и это связано с законами возбуждения и торможения, которые русский физиолог Павлов, возможно, и сам недооценил.

Труд Айзенка называют неоднозначным и противоречивым, и это действительно так. Однако сам автор считал, что цель этой книги – не убеждение, и даже не систематизация имеющегося знания, но стимул к диалогу с читателем, активизация его размышлений. Эта книга доставит интеллектуальное удовольствие любому, кто так или иначе связан с психологией.

Чем полезна психология?

В первой части этой большой работы Айзенк анализирует психологию как объект многих споров и дискуссий. Почему политики скептически относятся к психологии? Почему не выделяются достаточные средства на проведение научных исследований в этой области? Потому что психология выглядит не всегда убедительно, недооценивается ее значимость, в конце концов, итоги исследований могут вызывать опасения у заинтересованных в манипуляции политиков.

Степень объективности данных проверяется, например, на основе тестов интеллектуального потенциала человека. Можно ли доверять тестам умственных способностей, как они составлены, что поддается конкретному измерению в столь многогранном феномене, как личность? Кстати, будучи автором тестов на уровень интеллекта, Айзенк утверждает: «Правильно составленные тесты измеряют скорость умственных действий, которые являются основой их эффективности» [1, С. 42]. Интересно учесть, что умственные способности не есть величина постоянная, поэтому тесты условны в том смысле, что измеряют лишь актуальный уровень, а с годами он изменяется. Но тогда возникает еще один закономерный вопрос: можно ли говорить о падении интеллекта в рамках нации? А научно подтвержденных данных на этот счет нет, притом что система образования в ряде стран находится просто в плачевном состоянии, и многие сетуют на падение уровня интеллекта молодежи.

Полезность психологии сказывается и на области труда. Интересны размышления Айзенка о методах отбора персонала. Он критикует собеседование как изживший себя метод, подтвердивший свою неэффективность, но повсеместно используемый и сейчас. На этот счет есть научные доказательства: исследования Бине, Холлингворта убедительно доказали ложность прогнозов на основе собеседования. Что же тогда делать? Айзенк предлагает – проводить психологические тесты (например, способности и темперамент, если работа идет в экстремальных условиях, или специальный тест на вождение для отбора водителей). А при отборе будущих студентов важно учитывать не просто компетенции, но и тип личности, и характер. Такой подход к социальным сферам действительно может оправдать себя. Но сколько времени пройдет, прежде чем мы будем готовы отказаться от устаревших моделей социального поведения?

Отклонение от нормы

Айзенк ставит еще одну проблему: нарастание психических заболеваний в обществе в геометрической прогрессии. И решает ли психотерапия в таком случае свои задачи? После проведенных исследований оказалось, что 2/3 пациентов-невротиков выздоравливают как после курса психотерапии, так и находясь в психиатрических стационарах (проходя медикаментозное лечение). Говорит ли это в пользу психотерапии? Нет. Хотя и недооценивать ее тоже не стоит.

В этой части работы особенно интересна критика психоанализа Айзенком. Нет, он не склонен полностью отказываться от достижений З. Фрейда – все-таки открытие сферы бессознательного, работа с детскими травмами, защитными механизмами, подавленными желаниями – все это имеет рациональное зерно и оказало большое влияние на развитие психологии как науки. «Мне бы не хотелось, чтобы читатель подумал, будто я являюсь ярым противником психоанализа во всех его проявлениях. Как и многие другие психологи, я ценю тот свежий глоток воздуха, который Фрейд вдохнул в затхлую, сухую атмосферу академической психологии XIX века. Гениальность его ума открыла нам двери в новый мир, а его необычная проницательность подарила множество интересных теорий и гипотез, над которыми ещё долго будут размышлять исследователи. Безусловно, многие идеи Фрейда являются важными, но это вовсе не значит, что мы должны соглашаться с ним во всём и воспринимать его теорию как некое откровение свыше» [1, С. 230-231]. Психоанализ как раз и занимался первоначально отклонениями от нормы – Фрейд исследовал, в первую очередь, невротических пациентов.

Однако он считал, что корень пессимистичности личности – в том, что произошло слишком раннее отлучение от груди. Как показывает Айзенк, корреляция есть, но можно предположить, что у депрессивной матери рождаются депрессивные дети, и такие матери рано отлучают детей от груди. Что превалирует: наследственность либо окружающая среда – остается открытым вопросом.

В чем же, по Айзенку, недостатки психоанализа?

Ненаучный подход. «Психоанализ пытается, скорее, понять, чем объяснить, а значит, он не является научным и к нему следует подходить с позиций веры, а не с позиций доказательств и научного обоснования» [1, С. 215].
Уровень аргументации. «Доказательства – в основном, клинические, а не экспериментальные» [1, С. 218]. И если в клинических случаях какие-то проявления закономерны, носит ли это характер типизации? И справедливо ли для нормальных индивидов, без патологий? При этом аргументация не имеет системного характера, что тоже важный недостаток. Отсутствие контрольной группы влечет за собой субъективность выводов, нередко в угоду терапевту.
Сильная эмоциональная связь клиента и терапевта. Это приводит к неизбежным искажениям и привносит много субъективного.
Размытость гипотез Фрейда. А потому – их неуязвимость перед критикой. «Психоаналитики слишком обобщают свои заключения» [1, С. 226].
Претензия на универсальность. «Психоаналитики применяют свои принципы к социальным явлениям в целом, хотя факт их применимости в данном случае не доказан» [1, С. 226].
Искусственность аргументов. «Психоаналитики подстраивают факты под свои аргументы» [1, С. 228].

Вывод Айзенка: «Вместо экспериментально проверенных выводов из чётко сформулированных гипотез мы обнаруживаем всего лишь анекдотичные свидетельства, собранные довольно случайным образом из индивидуальных историй болезни. Этот недостаток достоверных доказательств часто скрывается от читателя превосходными писательскими способностями Фрейда, за что в Германии ему заслуженно была присуждена премия Гёте за достижения в области литературы. Однако в науке убеждение не должно подменять доказательств, и нам следует более тщательно исследовать доказательные попытки Фрейда, прежде чем сделать вывод о достоверности его гипотез» [1].

Социальные установки

Это тоже важный вопрос, который затрагивает развитие общества в самом широком понимании. Стереотипы – это то, с чем мы встречаемся ежедневно. И их модальность (положительная или отрицательная) связана с устоявшимися субъективными отношениями. Так, говоря об антисемитизме, Айзенк приводит тест на отношение к евреям и попутно доказывает, что в основе любого стереотипа лежит эмоция – а значит, никакие доказательства и апелляции к уму не работают. Так и опросы общественного мнения – важны и востребованы, особенно сейчас, но методика и корректность их составления оставляют желать лучшего: выявляются погрешности формулировок ответов, факторов, влияющих на ответы. То есть, вопрос валидности опроса очень важен (интересно, что и самого Айзенка критиковали за размытость, а то и неверность ответов и формулировок в его тестах на уровень интеллекта).

Пограничные зоны науки: гипноз и внушаемость

Во второй части своего труда Айзенк рассматривает феномен гипноза. Как и в случае психоанализа, многие пациенты утверждают о наступлении улучшений после сеансов, однако проверить эти результаты не представляется возможным (эксперименты Месмера, Брейда, Бернхейма, Либо, Шарко). Закономерность такова: «чем проще задача, тем больше улучшение, и наоборот, чем сложнее задача, тем меньшим будет улучшение» [1, С. 335]. Если обратиться к Фрейду, то сам он считал, что степень погружения в гипнотическое состояние напрямую связана со степенью переноса. Понятие «перенос» трактуется в книге Айзенка в более широком смысле, нежели это понимал сам Фрейд.

Детекторы лжи

Анализируя феномен детектора лжи, Айзенк приходит к выводу: «чтобы быть признанным в качестве доказательства лжи, физиологический отклик на релевантный вопрос должен полностью отличаться от физиологического отклика на нерелевантный вопрос» [1, С. 373]. Учет этого аспекта позволит избежать погрешностей при проверке на детекторе лжи.

Телепатия и ясновидение

В части работы, анализирующей данные феномены, рассматриваются работы Райна, Тиррела, Соула, Карингтон, которые «оставляют, кажется, очень небольшую возможность для отрицания того, что «предвидение» существует» [1, С. 425]. Причем когда индивид обладает чем-то одним, есть большая вероятность наличия и способностей ко второму.

Толкование сновидений

Эта глава буквально повторяет название работы Фрейда. «Согласно теории Фрейда и многих других…сновидения ничего не открывают о будущем» [1, С. 438]. А посвящены исключительно прошлому и настоящему, в символической форме. Здесь тоже не обходится без критического подхода к психоанализу: Фрейд считал, что в сновидении все имеет смысл (но эта мысль существовала в культуре давно, а он лишь ее популяризировал), все связано с удовлетворением желания (и это тоже не оригинально), причем сознательно подавленного (и только эта мысль – действительно открытие Фрейда (см.: [1, С. 439]). Да и метод словесных ассоциаций, как доказывает Айзенк, скорее, открытие Ф. Гальтона. Кроме того, не доказана правомерность символического толкования снов (так, Холл доказывал, что одно и то же действие у разных людей вызывает разные реакции и ассоциации).

Измерение отдельных сторон личности: парадокс или реальность?

Человек – это существо биологическое и социальное одновременно, а потому «...изучение только сегментарных процессов в полной изоляции мало что скажет о поведении всего организма» [1, С. 467]. Работы И. Павлова, русского физиолога, заслуживают уважения, с точки зрения Айзенка, хотя русский ученый снисходительно относился к психологии. Важным итогом экспериментов Павлова стало не только открытие обусловливания, но и тезис о том, что «торможение рассеивается быстрее, чем возбуждение» [1, С. 534] – а это важно для психотерапии. Вот почему искусственное погашение реакции собаки на стимул в виде звоночка кратковременно (гипотетически): собака рано или поздно «вспоминает» реакцию слюноотделения в ответ на звонок и продолжает ее выдавать даже после погашения этой реакции. То же касается и травматического опыта: искусственно погашенный, вытесненный, «забытый», он вновь и вновь будет напоминать о себе, пока не окажется полностью проработанным в сопровождении профессионального психолога. «Обусловливание – неотъемлемая основа социализации» [1, С. 549], - считает Айзенк.

«Аналогично этому, там, где Фрейд приписывает бескорыстность и духовную деятельность супер-эго, происходящему от родительского обучения и примера, психолог будет рассматривать обусловливание по теории Павлова как средство достижения этой цели» [1, С. 550]. Но в первом случае это не доказано точным методом, во втором – доказано. Здесь вновь столкнулись «биологический» и «социальный» аспекты трактовки личности.

Личность во всей ее сложности

В последней части книги речь идет о личности, в том числе, в контексте политики, и приводятся интересные исследования о том, что люди среднего класса – более покладисты, а из рабочей среды – более склонны проявлять непримиримость. Рассматривается фашизм, коммунизм, с общими допущениями о том, какие именно личности поддержали эти массовые движения. Вопрос экстраверсии/интроверсии, эмоциональности/рациональности является одним из базовых, когда речь о специфике характера.

И наконец, ученый вновь возвращается к категории научности/ненаучности. Можно ли исследовать ум, душу психику? Нет. А вот поведение – да, и именно этим занимается психология. Поведение – следствие активности ума, психики и души.

«На протяжении тысячелетий человечество пыталось управлять поведением людей, не прибегая к помощи научного подхода и лабораторных исследований, и потерпело явную неудачу. Возможно, и научно-лабораторный подход тоже не справится с этой задачей» [1, С. 674].

Что ж, согласимся с Айзенком – этому авторитету в психологии точно можно доверять, судя по той основательности, с которой он подошел к объему накопленного за столетие с небольшим психологического знания. Однако уже то, что психологи пытаются честно и с большим интересом анализировать и прогнозировать, на первый взгляд, непредсказуемое поведение человека, вторгаются в неисследованные зоны, преодолевая скепсис и насмешки, дают мощный стимул развитию человеческой цивилизации – безусловно, заслуживает уважения. И вызывает большой интерес.

Источник: Айзенк Г. Психология: Польза и вред. Смысл и бессмыслица. Факты и вымысел, Минск, Харвест, 2003, 729. Электронный ресурс: Режим доступа: http://www.klex.ru/nbo. Дата доступа: 24.05.2018.

Автор: Павловская Гражина, психолог.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DhDhC

Скачать с litres: https://clck.ru/DhDhm
Скачать с ozon: https://clck.ru/DhDi4
Скачать с labirint: https://clck.ru/DhDiV
Psychosearch

Дэниел Дэннет как никуда не прийти на пути к пониманию сознания


Книга Дэниела Дэннета «Виды психики: на пути к пониманию сознания» начинается многообещающе – с постановки вопросов: «Можем ли мы вообще знать, что происходит в сознании другого? Может ли женщина знать, что значит быть мужчиной? Какие переживания испытывает младенец во время родов? Какие переживания испытывает, если вообще испытывает, плод в чреве матери? А как насчет психики не-людей? О чем думают лошади? Почему грифов не тошнит от гниющей падали, которой они питаются? Когда рыболовный крючок пронзает рыбью губу, причиняет ли он рыбе такую же боль, какую причинил бы вам, если бы пронзил вашу губу? Могут ли пауки думать, или они просто крошечные роботы, механически плетущие свои элегантные паутинки?

Почему бы в таком случае робот не мог иметь сознания – будь он особым образом сконструирован? Существуют роботы, которые могут двигаться и обращаться с предметами почти так же умело, как пауки; мог бы более сложный робот чувствовать боль и заботиться о своем будущем так же, как это делает человек? Или здесь лежит непреодолимая пропасть, отделяющая роботов (и, возможно, пауков, насекомых и прочих «искусных», но лишенных психики созданий) от тех животных, у которых есть психика? Быть может, все животные, исключая людей, в действительности являются механическими роботами? Рене Декарт известен тем, что считал так в XVII веке. Не мог ли он серьезно ошибаться? Быть может, все животные и даже растения – и даже бактерии – обладают психикой?» [1]

Вопросов слишком много, и все они чрезвычайно интересны – во всяком случае для тех, кого действительно занимают вопросы сознания. И автор умело создает иллюзию, что работа посвящена поиску ответов. А может быть, сам находится под влиянием этой иллюзии…

Не хочется говорить, что книга не стоит прочтения – стоит, если вас интересует чья-то игра ума, может, и блестящая, но ни к чему не ведущая. Дэннет может полагать, что размышления Декарта ошибочны и недоказательны. Вопрос в том, далеко ли он сам ушел от Декарта: доказательств у него тоже нет. Более того: иногда уважаемый философ то ли забывает кое-что, то ли намеренно морочит читателя. Скажем, одна из частей книги называется «От фототаксиса к метафизике» - она рассматривает «нарастание» сознания в процессе эволюции. Но дальше самых простых прагматических выводов в этой главе нет ничего. До метафизики-то он так и не добрался! Более того: если следовать рассуждениям Дэннета, закономерно возникает вопрос: какая еще метафизика?! И откуда, собственно, в человеческом обществе взялись культура, искусство, наука?

Кто написал эту книгу?

Дэниэл Дэннет (1942 г.р.) – философ-аналитик, профессор философии университета Тафта, один из директоров центра когнитивных исследований. Области его интересов – философия сознания и создание искусственного интеллекта (консультант некой группы ученых Массачусетского технологического института, создающих антропоморфных роботов). Книги его вызывают бурные дискуссии не только в философских кругах – в них что-то ищут и даже находят психологи, специалисты по робототехнике и, возможно, даже радикальные феминистки и пролайферы («Может ли женщина знать, что значит быть мужчиной?.. Какие переживания испытывает, если вообще испытывает, плод во чреве матери?»).

Работы Дэннета провокационны ровно настолько, чтоб зацепить и даже обидеть идеалистов – Дэннет убежденный материалист и ему ничего не стоят заявления вроде того, что люди ничем не отличаются от роботов. Эволюция провела нас путем проб и ошибок, то есть «бессистемного тыка», от ничего не соображающих бактерий, умеющих только выживать и приспосабливаться, к тому, что мы представляем собой сейчас – а мы продолжаем выживать и приспосабливаться, только в результате накопленного опыта делаем это все лучше. Мышление и сознание – это просто физиология, все те же молекулы, запрограммированные на выживание, просто уже в ином, более «качественном» сочетании. То есть, по сути, аналог компьютерной программы. Люди – биологические роботы, состоящие из роботов, состоящих из более мелких роботов… За эти идеи Дэннета обзывали «бостонским зомби», и ему якобы даже нравится это прозвище (неудивительно, учитывая его страсть к роботам). Если идея о том, что ваш разум – просто машина, вас удручает, утверждает Дэннет, значит, вам просто не хватает воображения!

Что любопытно, именно эта книга вызывает вопрос: как с воображением у самого уважаемого философа? Иногда кажется, что у него категорический недостаток воображения, а в другом случае, наоборот, что воображение у него зашкаливает… А ведь кто-то считает, что произведения Дэннета – это «Неистощимая фантазия, образный язык, применение остроумных аналогий и примеров» ... [2]

О некорректных примерах

«Когда я обращаюсь к вам, я включаю нас обоих в класс обладателей психики. Отталкиваясь от этой неизбежной отправной точки, я создаю или допускаю обособленную группу, класс привилегированных лиц, противопоставляемых всему остальному во вселенной. Это кажется излишне очевидным, так глубоко оно укоренилось в нашем мышлении и речи, но я должен остановиться на этом подробнее. Когда есть мы, человек не одинок; солипсизм ложен; наличествует сообщество. Это становится особенно ясно, когда мы рассматриваем некоторые любопытные вариации:

«Покинув Хьюстон на рассвете,Мы устремились по дороге –Я и мой грузовик».

Странно. Если этот парень считает свой грузовик подходящим компаньоном, заслуживающим места под зонтиком «мы», то ему, должно быть, очень одиноко. Либо его грузовик должен быть оборудован таким образом, что это вызвало бы зависть у всех роботостроителей» [1].

Действительно, странно, когда серьезный ученый делает подобные выводы из обычного поэтического тропа… Поэзия не входит в круг его интересов и он не представляет, как она работает? Но мы-то можем представить, что он сказал бы о строчке типа «Подруга рейнская тихонько говорит, Вольнолюбивая гитара» ... То ли ужасно одинокий декабрист, раз уж записал гитару в подружки, то ли гитара с искусственным интеллектом! А уж про «Я як-истребитель» и говорить нечего: создатель сего – явно с диссоциативным расстройством личности или вовсе шизофреник, считает себя самолетом, отстранив от себя собственную личность («ведь тот, который во мне сидит, считает, что он – истребитель!»).

Дэннет действительно убежден, что несуществующий «парень» (лирический герой стихотворения) считает свой грузовик разумным? У кого-кого не хватает воображения?..

«Напротив, «мы – я и моя собака» вообще нас не удивляет, тогда как «мы – я и моя устрица» трудно принять всерьез. Другими словами, мы вполне уверены в том, что у собак есть психика, но мы сомневаемся, есть ли она у устриц» [1]. А у жаб и ящериц? Раз уж Дэннет считает допустимым делать выводы на основе литературных образов, то должен же он знать новеллу своего соотечественника О`Генри «Джимми Хейз и Мьюриэл»? «Я и моя рогатая лягушка», и всех прочих персонажей это удивило только в первый раз, при знакомстве, а далее воспринималось как должное. Кстати, этот коротенький рассказ можно прочитать вместо весьма умозрительного произведения Дэннета – и задаться теми же вопросами, ибо никакая эволюция не в силах объяснить его финала. Что заставляло ящерку оставаться возле тела убитого хозяина? Явно не вопросы выживания и приспособляемости к среде…

С собаками, впрочем, у Дэннета тоже как-то не задалось. Для начала, снова взяв пример из литературы (да еще из какой! из Гомера), он утверждает: «Люди менее склонны рассказывать об удручающей глупости своих любимцев и часто отказываются делать выводы из тех провалов, которые они обнаруживают в их способностях. Какая умная собачка, но может ли она сообразить, как размотать поводок, закрутившийся вокруг дерева или фонарного столба?.. Казалось бы, для собаки это вполне подходящий тест на разумность… Но немного есть собак, если они вообще есть, которые способны его пройти. Способность животных обобщать на основании их отдельных разумных действий очень ограничена» [1]. По сравнению с людьми, как утверждает он далее.

И почему его не смущает, что существует невероятное количество людей, точно также не способных раскрутить свой «поводок» и хотя бы осознать, какие именно их действия привели к «столбу», от которого они не могут отвязаться на протяжении многих лет своей жизни? Сбой в работе робота? Ошибка в эволюционной сборке? Но тогда каждый из нас – ошибка, ибо у каждого, если он честен с самим собой, найдется пример подобной тупости из собственной жизни…

Но хватит о лягушках и собаках, в конце концов, Дэннет и о человеческой психике путем цитирования сообщает нам нечто поразительное, старательно угробив собственный – вполне верный – абзац: «В истории создания сознания нет этапа более возвышенного, более бурного, более значительного, чем изобретение языка. Когда биологический вид Homo sapiens овладел этим изобретением, он совершил рывок, благодаря которому намного обогнал всех других животных в способности предвидеть и размышлять. Что верно для всего вида, то верно и для отдельного индивида. В жизни индивида нет шага, открывающего больше возможностей, нежели «научение» языку. Я должен взять это слово в кавычки, так как мы уже начали понимать (благодаря исследованиям лингвистов и психолингвистов), что дети во многих отношениях генетически предрасположены к языку. Как часто повторяет отец современной лингвистики Ноам Хомский (допуская простительное преувеличение), птицам не нужно учиться использовать свое оперение, а детям не нужно учиться своему языку» [1].

Приходится допустить, что Дэннет лично не имел дела с собаками, его представления о них умозрительны (удивительно, что столь умозрительны, после знакомства с трудами Лоренца). Но с детьми-то что, тоже?! Иначе не процитировал бы убийственное изречение «отца современной лингвистики», который, в свою очередь, знает лингвистику, но не детей. Это детям-то не нужно учиться своему языку? Им бы обоим посмотреть на детей-Маугли, неспособных даже после долгого обучения освоить язык, к которому они якобы «генетически предрасположены» ... Да что там говорить о детях-Маугли, это случай крайний. Жаль, что Дэннет наверняка не смотрел и не мог посмотреть один из выпусков украинской программы «Кохана, ми вбиваємо дітей» о семье Мартынчук, где в обеспеченной, живущей в большом загородном доме семье было пятеро детей, 11 собак и влюбленная в этих собак мать семейства. В итоге все пятеро детишек бегали на четвереньках, лаяли и демонстрировали прочие собачьи повадки – а вот с родным языком у них все было ну очень плохо, несмотря на то, что они постоянно слышали человеческую речь от родителей!

«Какие ваши доказательства?»

Именно это хочется спросить после прочтения книги Дэннета – настолько в ней недостает нормального, живого, достоверного материала для исследования. Все с чужих слов, с чужого опыта. Рассказывая о результатах чужих экспериментов с обезьянами и птицами, Дэннет делает собственные выводы, выглядящие зыбкими именно потому, что самому ему, за созданием роботов-то, некогда экспериментально доказать, как работает его пресловутая «интенциональность» и стоит ли принимать ее во внимание вообще. Ну, допустим, это неочевидно? Чтобы понять прежние и предсказать будущие действия некоего индивида, мы должны принять во внимание его убеждения и желания? Допустим, но в каких случаях мы, приняв их во внимание, предскажем неверно? Где хоть одно исследование интенциональных установок в действии? Зачем нам читать про какого-то абстрактного Джима, уронившего в фонтан такую же мифическую монету? Как вообще возможно исследовать психику и сознание человека на воображаемом материале?

«Беда философии состоит в том, что она оказалась значительно более сложным феноменом, нежели это представляется ученому или человеку от искусства, поскольку она разделяет – и должна разделять – претензии и методы того и другого... Поэтому мой метод, – он будет продемонстрирован в действии, – очень серьезно принимает науку, однако тактика его более схожа с методами искусства» [2].

Какого именно? Искусство создавать мыльные пузыри из мыла, сваренного другими – тоже искусство…

Литература:

1. Дэниел Дэннет. Виды психики: на пути к пониманию сознания. [Электронный источник] // http://psylib.org.ua/books/dennd01/index.htm
2. Юлина Н.С. Дэниел Деннет: концепция сознания и личностного // История философии № 5 – М.: ИФ РАН, 2000. [Электронный источник] // https://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/articles/document/HASH010cf602b13e6b7ba082197a#_edn4  

Автор: Румянцева Елена

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DeP8R

Скачать с litres: https://clck.ru/AQYtG
Скачать с ozon: https://clck.ru/DEzZK
Скачать с labirint: https://clck.ru/ARTWm
Psychosearch

Руководство по поиску идей от мастера. Г.Альтшуллер Найти идею. Введение в ТРИЗ


Генрих Альтшуллер – ученый, которому пришлось буквально завоевывать аудиторию скептиков, считающих, что творческий процесс абсолютно невозможно спрогнозировать и просчитать. Тем более, выработать алгоритм творческих достижений и открытий. Что же, получается, на исходе ХХ века общественность, включая и научное сообщество, считала, что творческий акт – нечто если не данное «свыше», то покрытое тайной, а значит, не поддающееся влиянию человеческого сознания.

Разработка теории решения изобретательских задач Генрихом Альтшуллером позволило совершенно иначе взглянуть на творческий процесс, избегая временных и финансовых потерь, с глубочайшим вниманием к этому удивительному человеческому ресурсу.

Что такое ТРИЗ?

Это теория решения изобретательских задач, помогающая сделать акцент на том, что понадобится и в научных открытиях, и в обычной жизни. В основу этой концепции лег междисциплинарный подход, что для 80-х годов прошлого века стало настоящим прорывом. Принципы ТРИЗ следующие:

обучение навыкам преодоления инерции в мышлении, сознании и поведении исследователя;
отказ от компромиссных решений;
стремление к достижению цели без потерь;
постоянное самосовершенствование;
использование закономерностей развития технической системы;
алгоритм решения изобретательских задач;
таблица лучших приемов (появившаяся в результате многолетней проработки тысяч изобретений патентного фонда) и алгоритм ее использования для решения изобретательских задач.

Основной задачей исследователя Альтшуллер видит преодоление противоречия – именно этот результат трактуется как показатель успешности и эффективности той или иной научной концепции. Вот почему стандартные решения, поиск компромисса – это, по мнению автора, всегда топтание на месте. Выбирая компромисс, исследователь тем самым сразу блокирует ряд потенциалов и возможностей. При этом компромиссное решение не служит искоренению противоречия. Методика ТРИЗ основана на обострении противоречия, даже искусственном усложнении задачи. И именно этот парадоксальный метод ведет впоследствии к успешному разрешению поставленных целей.

ТРИЗ в историческом аспекте

Как вообще человечество совершало научные открытия? Систематизация этих разнообразных методов приведена в книге Г. Альтшуллера. И первый из их числа – печально известный каждому из нас метод проб и ошибок. В данном случае велик процент случайности, многие допущения являются просто умозрительными и никак не подкрепленными эмпирикой. Более того, процесс технического творчества, считает автор книги, - это не просто происходящее в сознании исследователя. Это предопределенный переход системы из одной своей ипостаси в другую. Благодаря пониманию закономерностей развития технической системы исследователь вполне может прогнозировать ее трансформации, выставлять четкие задачи, преодолевая также внутренние сложности психологического характера.

Второй метод – выход за пределы одной дисциплины, что сегодня, во втором десятилетии 21 века, более чем оправдано.

Морфологический метод – это выстраивание закономерностей в определенные схемы и таблицы, в которых будет сконцентрировано все обилие возможных решений и вариантов. Это сопоставимо с созданием матрицы.

Мозговой штурм — это мощный психологический метод, активизирующий творческие способности, он уже давно широко известен. Основой данного метода является четкое разграничение оценки и идеи. Какой бы безумной ни казалась идея, она всегда принимается в расчет, и это защищает исследователя от возможных насмешек и недопонимания. Однако данный метод применим, главным образом, в рекламе, организационных процессах, но что касается технических изобретений, то его вряд ли можно считать по-настоящему эффективным. Отказ от возможных критических замечаний сослужил здесь дурную службу: без понимания недостатков идеи (а они есть всегда) невозможно воссоздать объективный взгляд на нее.

Аналогии как способы нового взгляда на идею

К таким разновидностям Альтшуллер относит:

прямые аналогии – основанные на любых объектах окружающего мира;
личные – создаваемые путем отождествления себя с объектом (или отдельной его составляющей);
символические – через опосредование абстракциями, символами;
фантастические – с привлечением иносказательных способов – притч, легенд, сказок и т. п.

Особенности постановки задачи

Согласно ТРИЗ, задача должна касаться исключительно одной конкретной проблемы, но тогда она должна быть стержневой, основополагающей. Постановку проблемы принято называть в рамках данного подхода изобретательской ситуацией.

Согласно Альтшуллеру, существуют так называемые мини- и макси-задачи. Первые не предполагают какой-то существенной смены системы, они нацелены просто на оптимизацию решения, на освоение, например, какой-то дополнительной функции или, наоборот, отказ от функции, если она избыточна. Постановка макси-задачи предполагает коренное изменение либо создание новой технической системы, - естественно, с преодолением существующего противоречия. Исходя из постановки задач, Альтшуллер выделяет исследовательские задачи разного уровня.

Уровни исследовательских задач

Первый. На данном этапе важно свести к минимуму технические противоречия, сделать некие незначительные изобретения. Это может сделать любой специалист, без специальных междисциплинарных знаний. Цель поставлена четко и ясно, вариабельность довольно малая, и она никак не влияет на функционирование всей системы.
Второй. В задачах есть технические противоречия, но их легко разрешить методологией, применимой к системам аналогичного типа. Частично трансформируется только какой-то один фрагмент системы, при десятках возможностей вариабельности решений. К числу таких задач относят незначительные изобретения.
Третий. Решение такой задачи происходит в границах одной научной дисциплины. Целиком трансформируется один фрагмент системы, в меньшей степени меняются другие. Здесь могут быть сотни вариантов решения. Результатом является качественное изобретение среднего уровня.
Четвертый. В результате решения подобной задачи вырабатывается новая техническая система. Но в роли противоречия в этой ситуации выступает вся старая система – и ее меняют коренным образом. Для преодоления противоречия в таком случае нужен выход за пределы одной научной дисциплины. Вариативность решений – несколько тысяч, но результатом является значимое научное изобретение.
Пятый. Задачи для исследователя – сложные и многоуровневые. Вариативность фактически не имеет ограничений. Результатом решения комплексной научной проблемы, требующей междисциплинарного подхода, является крупнейшее для цивилизации изобретение.

В чем заключаются основные проблемы исследователей?

Прежде всего, это отсутствие системности мышления (или масштабности). Стандартное мышление подразумевает собой оперирование устойчивыми понятиями: если это, к примеру, «дом», значит, человек и представляет себе дом любой вариации. Творческий подход подразумевает видение надсистем (архитектурное сооружение), саму систему (дом), ее подсистемы (отдельные помещения).

Вторая проблема, озвученная Альтшуллером, - это пренебрежение законом нарастания динамичности, согласно которому происходит развитие технических систем: «…техника материальна, а ее развитие диалектично. Отсюда …вытекает решающий для методологии изобретательства вывод: существуют объективные законы развития технических систем, эти законы можно познать и использовать для сознательного решения изобретательских задач без слепого перебора вариантов [1].

Есть еще и психологическая сторона творчества – боязнь выхода за пределы стереотипа, моделирование реальности и приверженность созданной модели.

В любом случае, ТРИЗ сегодня активно применяется не только в узконаправленных сферах – технических дисциплинах, она также востребована в качестве примера, как успешная методика, для новых подходов к системе образования и обучения, а также как основа стимулирования творческого процесса в любой отрасли.

Литература: Г.С.Альтшуллер. Найти идею. Введение в теорию решения изобретательских задач. – 3-е изд., дополненное. – Петрозаводск: Скандинавия, 2003. – с.240

Автор: Павловская Гражина, психолог.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DWhbF

Скачать с litres: https://clck.ru/DTbQu
Скачать с ozon: https://clck.ru/DTbQw
Скачать с labirint: https://clck.ru/DTbR2
Psychosearch

Лешутина И. Риторика. Искусство публичного выступления


21 век. Роль информации в наше время сложно переоценить. Человечество находится на той стадии развития, когда подача информации решает все, начиная от наших отношений в кругу семьи и заканчивая политическими процессами.

Книга Лешутиной Ирины Анатольевны «Риторика. Искусство публичного выступления» – это находка для тех, кто устал быть пешкой в чужой игре и решил взять свою жизнь в свои руки.

Наука предков

Еще в античной цивилизации риторика являлась главной гуманитарной дисциплиной.

Аристотель говорил о ней как о «способности находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета». Мудрецы Древнего Рима определяют три главные черты настоящего оратора:

Природная данность (талант).
Приобретенный опыт (навык).
Познания в различных жизненных областях (эрудиция).

Цицерон считал главной последнюю черту – «оратор должен исследовать, переслушать, перечитать, обсудить, разобрать, испробовать все, что встречается человеку в жизни, так как именно жизнь служит оратору материалом». Формула Цицерона «ораторами становятся» – это призыв к познанию и самосовершенствованию.

Еще тогда был сформулирован античный риторический канон о порядке подготовки к выступлению в пять этапов, который актуален по сей день:

Систематизация мыслей и материалов. Подбор доказательств, аргументов для спора и ответов на вопросы.
Компоновка выступления в соответствии с местом проведения и публикой.
Правка текста выступления, выделение основных частей и смысловых блоков.
Заучивание текста, отработка сложных моментов.
Непосредственно само выступление и общение со слушателями.

В наше время предполагается еще один этап:

Размышление – в целях собственного развития оратору необходимо проанализировать свое выступление, сделать выводы относительно допущенных ошибок.

Речевое воздействие как основа современной риторики

Сегодня наш мир основан на понятиях ноосферы, где информация – это власть, а тот, кто владеет своим словом, имеет силу. Мы ежесекундно обрабатываем гигантские объемы информации, и умение ее правильно подавать и структурировать выходит на первый план.

Можно выделить две наиболее востребованные на сегодняшний день ситуации, в которых вам помогут углубленные познания информационно-риторического искусства:

Официальное выступление перед аудиторией. Здесь вам предстоит преподнести людям новую информацию, представить новый продукт.
Самопрезентация. Этот навык оказывается крайне важным в ситуациях, когда вам предстоит убедить своих партнеров, коллег, клиентов в собственной правоте.

9 принципов уверенного выступления от Ирины Анатольевны Лешутиной

Забудьте о себе, займитесь делом. Человек боится выступать, когда он слишком много думает о том, как его воспринимает публика, т.е. думает о себе. Когда вы находитесь перед людьми, следует понимать, для чего вы здесь, анализировать свою информацию, представлять цель своего выступления. Поглощенность материалом даст вам свободу от мнения окружающих.
Будьте хозяином положения. Оратор – это всегда лидер аудитории, он ведет ее за собой, владеет ею. Четко знайте, чего вы хотите, и слушатели проникнутся вашими идеями.
Увлеките свою аудиторию, иначе она «займется» вами. Преподносите публике только актуальный, интересный и увлекательный материал, в противном случае аудитория заскучает, и вам достанутся аплодисменты за то, что ваша речь наконец завершилась, или язвительные комментарии и едкие вопросы.
Люди любят спектакли. Оправдайте надежды публики – сделайте из своего выступления шоу.
Ваша речь должна быть интересной и яркой. Если вы «горите» темой своего выступления – покажите свой энтузиазм людям, и они захотят дослушать вас до конца.
Будьте разнообразны. Сделайте свою речь контрастной, используйте эмоциональные оттенки, меняйте тон голоса, делайте уместные паузы разной длины. Помните, ваша дикция должна быть безупречной, если у вас есть речевые проблемы – проработаете их, сделайте свое произношение совершенным, и ваши шансы на успех увеличатся в разы.
Оратор – это единственный человек, от которого зависит, поймут слушатели предлагаемую информацию или нет. Эта аксиома приведет вас к победе над собственными несовершенствами.
Исчерпайте тему, а не терпение слушателей. Время – это наша жизнь. Слушатели, уставшие от вашего выступления, – это люди, у которых вы украли частичку их жизни.
Закончить говорить раньше, чем этого захочет публика – высшее искусство!

Эти принципы могут направить вас по верному пути. Правильно применяя их, в зависимости от ваших целей, вы неизменно будете достигать все новых и новых высот в своем деле.

В книге Лешутиной Ирины Анатольевны «Риторика. Искусство публичного выступления» вы найдете практические рекомендации – как:

построить свое выступление связно, просто и интересно;
произвести сногсшибательное внешнее впечатление;
уверенно вести себя во время выступления, правильно выстраивая позы, мимику, жестикуляцию, интонацию и т.д.;
усовершенствовать свою память и самоконтроль.

В конце книги вы найдете ряд тестов и упражнений, которые помогут научиться выступать везде, где потребуется – от праздничного застолья до международных конференций. Говорите, совершенствуйтесь, наслаждайтесь своей свободой!

Источник: Лешутина И. Риторика. Искусство публичного выступления — Претекст, 2010. —302 с.

Анна Константиновна Спасская, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DTimU

Скачать с litres: https://clck.ru/DTime
Скачать с ozon: https://clck.ru/DTimi
Скачать с labirint: https://clck.ru/DTimr
Psychosearch

Психология творчества книга Генриха Альтшуллера Как стать гением


Вы читали самую масштабную научно-популярную работу в области психологии творчества? Знакомьтесь — это она. Оригинальное название, данное автором, — «Как стать еретиком». В синонимичность еретичества и творчества трудно поверить, на первый взгляд, но замысел автора становится очевидным после прочтения. Издатели изменили и упростили заглавие для лучшего восприятия более широким кругом читателей, Теперь название больше похоже на кликбейтную удочку, и вызывает улыбку у искушенных читателей.

Сегодня книги с названием подобным «Как стать гением» скорее представляют собой карикатуру на психологию творчества, чем реально содержат полезную информацию. Однако труд Г.С. Альтшуллера (1987 года) не просто требует отдельного внимания, эта работа — до сих пор не превзойденное в психологии творчества достижение.

Уровни творчества
Об Авторе
Достойная цель
88 ходов или жизненная стратегия
Обязательна к прочтению 



Уровни творчества

Творческую цель невозможно правильно поставить без понимания уровней творчества. Наблюдая за многими творческими стратегиями, Г.С. Альтшуллер выделил основные уровни, на которых решаются творческие задачи. Несмотря на то, что эти уровни условны, они хорошо показывают, каким может быть потенциал решения задачи и какие горизонты открываются после решения этой проблемы. Какие могут быть надсистемы и следующие шаги, так называемые «направления роста».

Первый уровень, выявленный Альтшуллером — это уровень, на котором применены средства, прямо предназначенные именно для данной цели; использовано готовое решение для готовой задачи.

Второй уровень —  выбран один из немногих альтернативных вариантов решения задачи, которая, в свою очередь, также выбрана из нескольких возможных.

Третий уровень —  изменена исходная задача, изменено привычное решение.

Четвёртый уровень — найдены новая задача и новое решение.

Пятый уровень — найдена новая проблема, открыт новый принцип, пригодный для решения не только этой, но и других задач, проблем.

Хорошим примером творчества высшего уровня может послужить открытие нового направления в музыке, искусстве или науке. Например, Теория относительности Эйнштейна, выявившая взаимосвязь массы и энергии, с одной стороны, проливает свет на физические явления, но, с другой стороны, формирует новые вопросы и становится предпосылкой нового направления в науке — квантовой механики.

Без сомнения, Эйнштейн был гениальным ученым, в этой связи как никогда интересно его мнение о творчестве. В книге присутствует цитата Эйнштейна, приведенная по Ч.П.Сноу:

 "Я никогда беззаветно не принадлежал ни стране, ни государству, ни кругу друзей, ни моей семье. Внешние условия играли второстепенную роль в моих мыслях и чувствах. Воспринимать мир рассудком, отбрасывая все субъективное, стало сознательно или бессознательно моей высшей целью (о себе в ранней юности). Еще юношей, не по летам развитым, я уже ясно осознал бесплодность надежд и чаяний, исполнения которых большинство людей добивается всю жизнь. Материальное благополучие и счастье не казались мне единственной целью жизни. Я даже склонен сравнивать такие моральные цели с амбициями свиньи" [4].

Не многие могут похвастаться достижениями высшего уровня в творчестве. Важно, что автор этой книги как раз из тех людей, кто неоднократно открывал новые направления. Сначала ТРИЗ (теория решения изобретательских задач) и АРИЗ (алгоритм решения изобретательских задач), а позже ЖСТЛ (жизненная стратегия творческой личности). Важно, что это не простые рассуждения. Моральное право писать подобные книги есть только у тех людей, которые имеют весомые достижения в творчестве.

Автора этой книги по праву можно считать выдающимся человеком. ТРИЗ — это чрезвычайно эффективная дисциплина для изобретателей, единственная в своем роде. ТРИЗ успешно пользуются десятки компаний с мировым именем. Другое направление — ЖСТЛ — пока не востребовано в широком кругу и не введено в образовательную программу как обязательное, но, тем не менее, для нас важно, что мы уже сегодня можем воспользоваться этими знаниями — возможно, на десятилетия опередившими свое время.

Об Авторе

На сайте, посвященному Генриху Сауловичу Альтшуллеру [1], содержится масса сведений о его биографии и творчестве. Генрих Саулович Альтшуллер, выдающийся изобретатель прошлого столетия, родился 15 октября 1926 г. в Ташкенте, в 1937 переехал в Баку (Азербайджан). Первое авторское свидетельство на изобретение он получил в возрасте 17 лет (приоритет заявки от 09 ноября 1943 г.). После школы, в 1945 году, отправил 103 заявки на изобретения и получил 103 отказа. Поступив (и позже перейдя на заочное отделение) Азербайджанского индустриального института, Г.С. Альтшуллер начал работать в бюро рационализации и изобретательства.

В 1946 году, в возрасте 20 лет, Г.С. Альтшуллер начинает работать не над изобретениями, а над тем, как их делать — над методикой изобретательства. Основной постулат ТРИЗ: технические системы развиваются по определенным законам, эти законы можно выявить и осознанно использовать для создания алгоритма решения изобретательских задач. В 1948 Альтшуллер начинает проводить первые занятия по ТРИЗ. В этом же году он вместе с Р.Б. Шапиро пишет письмо на 30 страницах — И.В. Сталину, и ещё в ряд организаций и СМИ — о недостатках изобретательского дела в СССР. Письмо содержит серию предложений, связанных с методикой изобретательства.

В 1950 году, в возрасте 24 лет, Альтшуллер арестован Министерством госбезопасности, приговорен без суда Особым Совещанием к 25 годам лишения свободы (поскольку не признал вины) и отправлен в Речлаг (г. Воркута). Лагерный номер: 1-Ч-502. Через 4 года, 22 октября 1954 г., реабилитирован КГБ. Через 2 года после возвращения из лагеря, в 1956 г., Альтшуллер пишет первую статью о разрабатываемой теории творчества: Альтшуллер Г.С., Шапиро Р.Б. О психологии изобретательского творчества, журнал "Вопросы психологии", 1956 г., N 6, c. 37–49.

В 1958 году, в возрасте 32 лет, под литературным псевдонимом Генрих Альтов выступил со своим первым фантастическим рассказом "Икар и Дедал", опубликованном в журнале "Знание – сила", 1958 г., N 9, с. 14–15. В 1959 году — создал первый Алгоритм Решения Изобретательских Задач— АРИЗ-59. В период с 1959 по 1961 гг. публикуются статья на тему методики изобретательства, о том, как делаются открытия, книга по методике изобретательства, а также сборник фантастических рассказов.

В 1963 году, в возрасте 37 лет, впервые был опубликован за рубежом: Альтшуллер Г. Как научиться изобретать. — София: "Народна младеж", 1963 г. В период с 1963 по 1991 гг. выходит множество статей на тему творчества и изобретательства, написана не одна книга, воплощены в жизнь обучающие программы ТРИЗ для взрослых и для детей.

В 1987 году выходят в свет первые публикации по новому направлению — Теории Развития Творческой Личности (ТРТЛ): Альтшуллер Г.С., Вёрткин И.М. Жизненная стратегия творческой личности (ЖСТЛ-2). — Рига, 1987 г., 114 с. Аналогичные издания появляются в Челябинске и Симферополе. В 1994 году, когда Генриху Сауловичу исполнилось 70 лет, выходит его последняя книга: Альтшуллер Г.С., Вёрткин И.М. Как стать гением: Жизненная стратегия творческой личности – Минск, "Беларусь", 1994 г., 479 с., тираж 7000 экз. Через несколько лет, 24 сентября 1998 г., в г. Петрозаводске умер Генрих Саулович Альтшуллер. [2]

Достойная цель

Достойная цель — это один из ключей к пониманию творчества высокого уровня. Очень важно, чтобы человек в своем творчестве с юности имел достойную цель, точнее, цепочку целей. Достойная цель является частью долгосрочной стратегии, о воплощении которой идет повествование в книге.

Достойную цель можно кратко охарактеризовать так:

Цель должны быть новой или недостигнутой. Либо новыми должны быть средства достижения цели.
Цель обязательно должна быть общественно полезной, положительной, направленной на развитие.
Цель должна быть конкретной: не общие благие намерения, а четко определенная задача.
Цель не должна быть излишне узкой: надо хорошо видеть надсистему и следующие этапы работы.
Выбранную цель можно назвать эквивалентом собственной жизни. Масштаб, значительность предполагаемых результатов характеризуют "цену", в которую человек сам оценивает себя.
Новая достойная цель, как правило, опережает свою эпоху настолько, что зачастую воспринимается окружающими как еретическая. Поэтому в процессе достижении достойной цели обычно отсутствует конкуренция.
Достойная цель — это личная цель человека или небольшой команды, группы сподвижников.
Достойная цель не должна требовать сложного, дорогого, дефицитного оборудования, которое может быть только у больших коллективов разработчиков.
Выбирая достойную цель, надо стремиться к тому, чтобы она была явно не по силам, чтобы она заведомо превышала возможности и способности человека, за нее берущегося. Это не означает, что цель останется недостигнутой или недостижима в принципе. Достижение такой цели — это спор человека с самим собой. Самая тяжелая битва, которую человек должен выиграть. И выиграет, совершив "почти невозможное". Тем дороже победа. Достижение таких "непосильных" целей — это вклад в копилку ориентиров человечества: трудно сказать, что ценнее — непосредственно полученные результаты или сам факт того, что человек не испугался, не отступил…

Цитата из книги: “Ключевой момент №3. Перенося на творческую работу обычные критерии успеха, человек вслед за получением первых результатов ждет первого же, пусть небольшого, но реального вознаграждения Ибо вначале никто не собирается "вкалывать" бесплатно Но творческий труд парадоксален человек трудится не за материальную прибыль, а несмотря на опасность для жизни. Не менее парадоксальна и награда - понимание масштаба, общественной полезности Достойной Цели и удовлетворение от своего места в достижении этой цели, в общем движении вперед. Чувство сопричастности к великому и есть наибольшая из возможных наград.” [4]

С другими фрагментами книги можно ознакомиться, перейдя по ссылке — https://psychosearch.ru/supertarget

88 ходов, или жизненная стратегия

Если рассматривать «жизненное плато» как поле для стратегических маневров, можно выделить несколько типов ходов. Точнее, всего их два — усложняющие (уменьшающие возможности заниматься творчеством, отдаляющие от творческой цели) и улучшающие (приближающие). Оба типа ходов могут быть усилены.

Вот несколько цитат из книги, хорошо иллюстрирующих, что собой представляют вышеупомянутые ходы:

“44-в. Основной. Необходимо наметить далекие, "чужие" области (их выбор может меняться время от времени) и следить за "чужими" идеями для прямого переноса и для "смазки мыслей" в своей области. 44-г. Упреждающий. Регулярные и активные контакты -с искусством, литературой, историей. Пример к 44-г Дарвин писал в "Автобиографии": "Если бы мне пришлось вновь пережить свою жизнь, я установил бы для себя правило читать какое-то количество стихов и слушать какое-то количество музыки, по крайней мере, раз в неделю; быть может, путем такого упражнения мне удалось бы сохранить активность тех частей моего мозга, которые теперь атрофировались. Утрата этих вкусов равносильна утрате счастья и, может быть, вредно отражается на умственных способностях, а еще вероятнее - на нравственных качествах, так как ослабляет эмоциональную сторону нашей природы". Загданский Е.П. От мысли к образу. “ (...)

“Пример к 67-в Хорошей иллюстрацией к этому ходу могут служить этапы развития того, что сейчас принято называть ТРИЗ. Вначале работа велась над созданием методики изобретательства. Предполагалось выявить некоторые приемы, которыми пользуются изобретатели, и свести их в систему. Типичная научно-техническая цсль-1. Затем эта цель переродилась в теорию развития технических систем. Речь шла уже не только о решении конкретных изобретательских задач, но и о прогнозировании любых технических систем на основе выявленных объективных закономерностей их развития. Типичная научная цель-2. Сегодня и эта цель переродилась в общую теорию сильного мышления с большим креном в область общественных проблем. Типичная научно-социальная цель-3.”  [4]


К слову, последователь Генриха Сауловича Альтшуллера, известный профессиональный изобретатель И.Л. Викентьев, занимающийся проблемой доработки Жизненной стратегии и теории творчества, приводит цифру в 500 ходов (3),   полученную в результате 37 летней работы. Однако эти материалы еще не опубликованы, и по всей видимости, мы сможем воспользоваться ими еще не скоро.

Обязательна к прочтению для всех, кто интересуется творчеством

Зачем нужна эта книга, по словам самого автора:

“Цель настоящей работы - попытаться найти подходы к формулированию обобщенного идеала для жизни человека.” (...)

“На то есть, по крайней мере, три причины: 1. Независимо от того, будем мы или не будем призывать к творческому стилю жизни, всегда найдутся люди, выбравшие путь новаторства. "Стратегия" чем-то им поможет: предупредит о типовых опасностях, подскажет эффективные контрдействия. 2. "Стратегия" привлечет к творчеству новых людей. Пусть на первых порах увеличение числа новаторов будет малозаметно, ничего: каждый человек, ставший творческой личностью, - неоценимое приобретение для человечества. 3. Очень полезно ознакомление со "Стратегией" и людей, находящихся вне сферы творчества. Чем лучше люди будут понимать суть творчества, тем меньше они будут "давить" на новаторов. “ [4]


Кроме всего прочего, книга побуждает нас к действию:

“Когда аудитория примеряет эту одежку к себе, это ломает ее самоуверенное спокойствие, и мысль о приближающемся заслуженном отдыхе испаряется - ведь так мало сделано, а большая часть жизни уже прожита; на что ушли годы?! И это хорошо, что появляются такие мысли. Мы сознательно стремимся их вызвать. С тем чтобы на место дискомфорта пришло четкое осознание пути. Мы не должны жить неосознанно. Это недостойно нас. Человек - не листик в руках урагана.” [4]


Книга изобилует великолепными примерами и мотивирует нас к работе над своими проектами:

"О жизни и работе Ньютона в годы, когда создавалась великая книга, рассказывал его секретарь Гэмфри: "Он был занят работой постоянно. Он не позволял себе ни отдыха, ни спорта, ни прогулок. Он никогда не ездил верхом. Он считал потерянным каждый час,.если тот не был посвящен научным занятиям. Редко выходил он из своей комнаты, где день за днем занимался математическими расчетами и теоретическими выкладками. Он так увлекался работой, что забывал обедать. Когда же ему несколько раз напоминали об этом, Ньютон стоя съедал несколько кусков и молча возвращался к прерванным вычислениям. Осенью и весной он, кроме того, много времени проводил в химической лаборатории. На сон ему оставалось всего 4-5 часов в сутки". Глухов А.Г. Книги, пронизывающие века. М.: Книга, 1975. С.69.” [4]


Текст обрезан из-за максимального размера символов в посте. Продолжение смотрите на сайте: https://clck.ru/DTbQp

Скачать с litres: https://clck.ru/DTbQu
Скачать с ozon: https://clck.ru/DTbQw
Скачать с labirint: https://clck.ru/DTbR2
Psychosearch

Массовые галлюцинации научное объяснение


В 1885 году во время эпидемии холеры многие жители деревни неподалеку от Неаполя видели Мадонну в черном одеянии, которая молилась за людей у часовни на холме. Видение было настолько явным, что слухи об этом начали распространяться по всей округе. Правительство приняло решение переместить часовню; на холме же расположились итальянские карабинеры – лишь это помогло избавить людей от видения.

Деревенские жители, как мы понимаем сейчас, вовсе не были свидетелями чуда и не сошли с ума в один и тот же момент. Данная история стала одним из известнейших исторических примеров массовой галлюцинации [1].

Определение галлюцинаций

Галлюцинация — это образ, возникающий в сознании при отсутствии внешнего раздражителя органов чувств и качественно схожий с реально воспринимаемым объектом. Галлюцинация воспринимается человеком словно реальный объект, возникший во внешнем мире, и может вызываться самыми разнообразными причинами. К примеру, органическими поражениями головного мозга, аффективными и диссоциативными расстройствами, шизофренией. Очень редко галлюцинации могут возникать у здоровых людей (при сильном переутомлении, а также при засыпании или пробуждении) [2].

Коллективные галлюцинации – совершенно иная тема. Очевидно, что органические патологии у группы людей, проявляющиеся совершенно одинаково, исключаются; также маловероятно, что все, испытавшие массовую галлюцинацию, больны шизофренией. В чем же объективные причины этого явления?

Возможные причины массовых галлюцинаций

В. М. Бехтерев в качестве благоприятного условия для развития массовых галлюцинаций называет господствующие в сознании людей одинаковые настроения, идеи одного и того же рода. И вновь вспомним вышеописанный случай с образом Мадонны – измотанные и обессиленные, люди находились в одинаково стрессовых условиях и, можно предположить, их мысли и настроения во многом сходились. Кроме того, жители той деревни были очень религиозными. Им, можно сказать, было необходимо во что-то верить – так и возникла Мадонна у часовни.

Известна также история фрегата «Belle-Poule» и корвета «Berceau», французских военных судов, в 1846 году попавших на море в шторм неподалеку от островов Соединения. В какой-то момент фрегат потерял корвет из виду. Даже в условленном для встречи месте «Berceau» не было. Экипажу «Belle-Poule» пришлось ждать каких-либо новостей о товарищах целый месяц – в беспокойстве и полной неизвестности. Все разговоры и мысли неизбежно сводились к пропавшему судну. Пока однажды днем сигналист не сообщил, что увидел, судя по очертаниям, корабль без мачт, дрейфующий у берегов.

После месяца неизвестности этого неопределенного описания было достаточно, чтобы внушить людям мысль о корвете. Возбуждение и тревога, накапливавшаяся целый месяц, в те часы достигла своего пика. К корвету экстренно отправился на помощь крейсер на рейде и увидел вместо корабля шлюпки, буксирующие плот с людьми. Напряжение нарастало – выяснялись все более пугающие подробности о людях на плоту. Моряки на крейсере даже слышали мольбы и крики спасшихся на плоту, заглушаемые волнами. Однако, подплыв ближе, они увидели только деревья, вырванные с берега во время шторма. Шлюпок, плота и людей там не было.

Конформность – податливость человека реальному или воображаемому давлению группы, проявляющаяся в изменении его поведения и установок в соответствии с первоначально не разделявшейся им позицией большинства [10]. Конформность – это не всегда плохо, ведь именно она помогает нам усваивать социальные нормы и законы. В случае же с массовыми галлюцинациями конформность работает как нежелание и даже страх выделиться в случае, если усомниться в существовании вещей и явлений, видимых большинством.
Высокая степень внушаемости – склонности субъекта к непроизвольной податливости воздействиям других людей, их советам, указаниям, даже если они противоречат его собственным убеждениям и интересам. Как мы понимаем, внушаемые люди сами по себе гораздо легче перенимают настроение других, заражаются их взглядами и привычками, а также ошибками восприятия.

На внушаемость влияет:

тип нервной системы;
низкая самооценка;
нежелание либо неумение брать на себя ответственность;
доверчивость;
суеверность и вера;
мечтательность, склонность к фантазированию;
неустойчивость убеждений, нехватка критичности мышления [4].

Однако внушаемость может проявляться ситуативно, в зависимости от ряда внешних и внутренних факторов – к примеру, нестабильного эмоционального состояния [3].

Напряженная обстановка, повышенная эмоциональность людей. В частности, этот фактор спровоцировал и описанную выше коллективную галлюцинацию с плотом. Длительное напряженное ожидание и нарастающее беспокойство за экипаж корвета явились теми общими условиями, которые стали базой для появления и распространения массовой галлюцинации.

Также в 1897 году немецким психологом Эдмундом Пэришем была описана массовая галлюцинация, случившаяся на корабле. Произошло это после внезапной смерти повара, поразившей многих пассажиров. Его тело, по морскому обычаю, было опущено в воду и ту же ночь несколько человек видели призрак, характерно прихрамывающий на одну ногу. Наутро после массовых тревог выяснилось, что это был всего лишь обломок корабля, покачивавшийся на волнах. Так, эмоционально насыщенный день создал условия для повышения внушаемости пассажиров [5].

Перцептивная установка – готовность определенным образом (беспристрастно или предвзято) отреагировать на стимуляцию, организованную определенным образом [7]. Следовательно, человек, имеющий ту или иную перцептивную установку, будет готов воспринимать что-либо определенным образом – и, конечно, с высокой долей вероятности увидит именно то, на что рассчитывает.
В. М. Бехтерев описывал случай религиозной массовой галлюцинации со слов врача М. И. Никитина. На дне колодца многие верующие увидели лик божества, которому поклонялись, некоторым даже показалось, что образ двигался и махал им рукой. Это происшествие подействовало на них очень воодушевляюще, пока к колодцу не подошла женщина, которой ничего не было известно о том, что ей «следовало» увидеть в воде. Когда женщина сказала, что видит на дне колодца только камни, массовая галлюцинация рассеялась.

Этот механизм упоминался с оттенком иронии еще У. Шекспиром в пьесе «Гамлет»:

«Гамлет. Вы видите вон то облако, почти что вроде верблюда?Полоний. Ей-богу, оно действительно похоже на верблюда.Гамлет. Но, по-моему, оно похоже на ласточку.Полоний. У него спина, как у ласточки.Гамлет. Или как у кита?Полоний. Совсем как у кита.» [8, С. 89]


Измененное состояние сознания. К примеру, в практике некоторых религиозных организаций деструктивной направленности для внушения коллективных галлюцинаций используются психоактивные вещества (наркотики, алкоголь, галлюциногены) – это отмечает кандидат педагогических наук Мухина Т. К. [9].

Эффект Манделы и массовые галлюцинации

Эффект Манделы (ложные воспоминания) примечателен тем, что по нему пока нет ни одного серьезного исследования. Однако, только появившись, он успел привлечь к себе внимание. Эффект назван по фамилии президента ЮАР Нельсона Манделы, после смерти которого в 2013 году тысячи людей по всему миру очень удивились. По их воспоминаниям, Мандела умер еще в 80-х годах прошлого века, после пыток в тюрьме – и они в правильности своих воспоминаний уверены.

Впрочем, помимо «несостыковки» с реальной датой смерти президента ЮАР, вскоре нашлись и многие другие: шоколадная паста «Nutella», вопреки свидетельствам людей, никогда не была двухцветной, логотипы автомобильных марок «Ford» и «Volkswagen» выглядят немного иначе, чем их помнили многие. Даже знаменитая скульптура Родена «Мыслитель» не соответствовала воспоминаниям – изображенный в скульптуре подпирает не лоб кулаком, а подбородок, тыльной стороной ладони.

Поиск наиболее популярных воспоминаний, разнящихся с объективной реальностью, взволновал многих так, что разговоры о них не утихают по сей день, а у увлеченных набрался целый список «неправильных» воспоминаний. Однако эффект Манделы, по сути своей, очень схож с массовой галлюцинацией и развивается примерно по тому же сценарию – люди, испытывающие эффект на себе, вероятнее всего, просто включаются в массовое обсуждение и обмен впечатлениями и подхватывают общую волну идей, наделенную долей загадочности. Об эффекте Манделы мы расскажем подробнее в одной из следующих статей.

Зеркальные нейроны и их роль в проявлении массовых галлюцинаций

Профессор психиатрии и неврологии Марко Якобони – один из первых исследователей, изучавших и описавших зеркальные нейроны. Хотя эта сенсационная тема еще полна загадок и белых пятен, Якобони отмечает – зеркальные нейроны «лежат в сердцевине нашей навигационной системы. Они связывают нас друг с другом умственно и душевно» [11, С. 144]. Иными словами, возможно, ученые нашли ключ к нашей эмпатии, имитации поведения других людей (а, значит, и обучению) [12].

Активность зеркальных нейронов согласуется с активностью лобной, височной и теменной областей головного мозга – причем часть нейронов были активны не только во время выполнения, но и во время наблюдения за действием. По данным Якобони, нарушения работы зеркальных нейронов коррелируют с проявлением расстройств аутистического спектра [11].

Механизм имитации, в частности, лежит и в проявлении коллективных галлюцинаций. Следовательно, основным направлением работы в этой области стоит считать исследования и установление точных функций зеркальных нейронов, их развитие в онто- и филогенезе, роль в социализации человека. Впрочем, открытие зеркальных нейронов уже называют одним из главных за последние десять лет и наиболее перспективным направлением исследований.

Итак, массовые галлюцинации – явление, представляющее безусловный интерес для исследователей, а также для любителей мистики. Это явление, в самой основе которого всегда будет лежать конформизм, определенная установка восприятия, сниженная критичность по отношению к увиденному, а зачастую – и нестабильный эмоциональный фон. Но главное – готовность людей поверить, не только своим глазам, но и глазам другого человека, чтобы быть причастным к чему-то поражающему. Как писал психолог Д. Роклифф: «Где есть вера в чудеса, там всегда будут доказательства их существования. [...] Вера производит галлюцинации, а галлюцинации подтверждают убеждение» [6, С. 436].

Список использованных источников:

1. Бехтерев В. М. Внушение и его роль в общественной жизни. - СПб: Питер, 2001. - 256 с.
2. Гельдер М., Гет Д., Мейо Р. Оксфордское руководство по психиатрии. В 2-х томах. – К.: Киев, 1999. - 300 с.
3. Ильин Е. П. Психология общения и межличностных отношений. – СПб.: Питер, 2009. – 576 с.
4. Ильин Е. П. Психология индивидуальных различий: [учебное пособие для вузов] – СПб.: Питер, 2004. – 701 с.
5. Parish E. Hallucinations and illusions. A study of the fallacies of perception. – London, 1897. – 424 pages.
6. Rawcliffe D. H. Occult and Supernatural Phenomena. - Dover Pubns, 1988. – 551 pages.
7. Шиффман Х. Р. Ощущение и восприятие. 5-е изд. – СПб.: Питер, 2004. – 928 с.
8. Шекспир В. Полн. собр. соч.: В 8 т. Том 6. - М.: Искусство, 1960. – 528 с.
9. Мухина Т. К. Применение наркотических веществ в деструктивных религиозных организациях // Общество: социология, психология, педагогика. 2016. №7. - С. 13-15.
10. Карпенко Л. А., Петровский А.В., Ярошевский М. Г. Краткий психологический словарь. - Ростов-на-Дону: «ФЕНИКС». 1998. – 430 с.
11. Якобони М. Отражаясь в людях: Почему мы понимаем друг друга / Марко Якобони; пер. с англ. Л. Мотылев. М.: ООО "Юнайтед Пресс", 2011. – 366 стр.
12. Ramachandran V. S. Mirror neurons and imitation learning as the driving force behind “the great leap forward” in human evolution. – 2000.

Автор: Юлия Матыченко, педагог-психолог, МБОУ Кадетская СОШ2, г. Рубцовск

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DSNMz
Psychosearch

Н. Карр Пустышка. Что Интернет делает с нашими мозгами


Эта книга – систематизация богатого опыта, наработанного нейрофизиологами, психологами, физиологами, исследователями масс-медиа в области работы человеческого мозга в контексте технологических открытий. Здесь ярко выражен исторический дискурс: подробно рассматриваются открытия разных веков – от создания алфавита и изобретения станка Гуттенберга до формирования и развития интернет-технологий 21 века. Ключевой мыслью автора является тезис, взятый из работы Й. Макьюэна: «Воздействие технологии …меняет способы восприятия, последовательно, не встречая сопротивления» [1]. То есть, мы и сами не осознаем поначалу, насколько изменились способы фиксации внимания, восприятия, анализа и обработки информации под влиянием каждодневного обращения к ресурсам сети.

Читатель или потребитель информации?

Нет, речь не только о способах восприятия печатных или оцифрованных книг или сетевых ресурсов. Речь о чем-то большем – смене характера самого процесса чтения и мышления. Как же меняется мышление современного человека?

Оно начинает «блуждать», если нужно прочесть длинный документ, главу книги или большую статью (вы это знаете по себе).
Мышление приобретает «клиповый», фрагментарный характер. Автор отмечает: «Даже не находясь возле компьютера, я испытывал непреодолимое желание проверить почту, пройтись по ссылкам или поискать что-то через Google» [1].
Снижается уровень вовлеченности в тему, степень запоминаемости, умение систематизировать прочитанный материал.

Человеческий мозг – динамическая система

В книге приводятся, в том числе, опыты нейрофизиолога Мерцениха, результатом которых стало доказательство пластичности мозга на клеточном уровне. То есть, мозг человека способен непрерывно изменяться на основе поведенческих схем и моделей, приобретенного опыта, сигналов органов восприятия. Это открытие стало одним из ключевых в нейрофизиологии, потому что дало возможность применять ряд терапевтических методов для пациентов с различными нарушениями мозговой деятельности, а психологам позволило разработать множество способов когнитивной и поведенческой терапии.

Однако факт нейропластичности мозга имеет и теневую сторону, как замечает Н. Карр: «По мере того как за счёт повторения физической или умственной деятельности в мозгу появляются и усиливаются те или иные связи, они постепенно начинают превращать эту деятельность в привычку» [1]. То есть пластичность и эластичность – это разные вещи. Потому что нейронные связи остаются в новом состоянии, без возврата к прежнему. А уж каким оно будет: позитивным для человека либо нет – вопрос второй. Такие процессы обусловливают появление как хороших, так и плохих привычек. Этим можно объяснить и депрессивное состояние, и многие психические расстройства (обсессивно-компульсивное, невроз навязчивых состояний и пр.). То есть, концентрация на неблагоприятной симптоматике только закрепляет соответствующие нейронные связи, что затрудняет выход из такого состояния. Это объясняет также многие зависимости. И если человек ежедневно выбирает путь наименьшего сопротивления: глотает по верхам информацию, не концентрируется ни на чем надолго, выбирает первое пришедшее на ум решение – то все это формирует устойчивые мозговые взаимосвязи и становится принципом жизни.

Технологии, меняющие сознание

Н. Карр подробно рассматривает историю создания часов, географических карт, книгопечатного станка, развитие техники письма.

Самой настоящей эпохой, как свидетельствуют изыскания автора, стало для человека повсеместное распространение печати и книгопечатания. Потому что чтение тесно связано с мышлением. Как было показано в Лаборатории динамического познания Вашингтонского университета при сканировании головного мозга людей в процессе чтения, этот процесс ни в коем случае нельзя считать пассивным: «читатели моделировали в своей голове каждую новую ситуацию... Они брали из текста детали о действиях и ощущениях и переносили их на собственные знания из прошлого» [1]. При этом восприятие художественной реальности по своим механизмам мало чем отличается от восприятия совершенно реальных событий.

Появление интернета – это еще одна важная эпоха в развитии человечества, влияние которой на нас очевидно и необратимо. В чем особенности Сети как технологии новейшего времени, изменяющей сознание?

Она интерактивна.
Задействует сразу несколько органов восприятия, включая тактильные (ощущение кнопки мыши), зрительные, визуальные, аудиальные.
Она порождает новый язык.
Сеть придает любым медиа социальный характер.
Интенсивность воздействия стимулов – когнитивных и сенсорных – вызывает устойчивое привыкание, закрепляемое на уровне нейронных связей в мозгу.
Наличие гипертекста усложняет процесс восприятия.

Однако наличие разных форматов не является залогом улучшения понимания. Наоборот, как показали эксперименты, внимание может рассеиваться, и человек становится более склонным искать информацию по верхам, чем углубляться в тему. «Образно говоря, - пишет Н. Карр, - мы переживаем то, что можно назвать обратной траекторией развития цивилизации: из людей, занимающихся культивированием личного знания, мы превращаемся в охотников и собирателей в лесу электронных знаний» [1].

Более того, устойчивые нейронные связи сохраняют степень своего влияния, даже когда человек не в сети.

Человеческий или искусственный интеллект? Прогнозы

У ученых вызывает опасение такое коллективное изменение характера мышления и восприятия. В книге Н. Карра высказана мысль о том, что знаменитый эффект Флинна не оправдает себя к концу этого столетия (эффект Флинна – это доказательство неуклонного повышения интеллекта человечества на всем протяжении развития цивилизации). При этом, согласно теории Флинна, это вовсе не означает того, что мы умнее наших далеких предков. Мы просто научились более эффективно находить применение собственному интеллекту. Наши современники во многом бессознательно стали отождествлять человеческий мозг с компьютером: «биологическая память функционирует подобно жёсткому диску, хранит кусочки информации в заданных местах и представляет их мозгу для проведения расчётов, то выгрузка этой информации в Сеть не просто становится возможной… она освобождает нас. Она позволяет нам пользоваться большими резервами для хранения данных и расчистить место в собственном мозге» [1]. Однако и у оцифрованных книг прошлого, которые остаются в коллективной памяти человечества, есть недостаток. В новом виде они теряют свою специфику. Потому что изменяется способ хранения информации и восприятие адресата. Поэтому искажения в культурной преемственности неизбежны.

Кроме того, биологическая память человека тоже искажается: вместо того, чтобы запоминать, расширять ее объем и оперировать множеством данных, наш современник предпочитает фиксировать информацию в сети, что постепенно опустошает мозг человека и лишает его необходимой активности. Пользование сетью – это не просто быстро, удобно и интерактивно. Это еще и необходимость идти по путям, предложенным другими. «Когда мы ищем информацию с помощью Google или другой поисковой машины, то следуем сценарию. Когда мы изучаем продукт, рекомендуемый нам Amazon или Netflix, мы следуем сценарию. Когда мы выбираем значения из списка категорий для того, чтобы описать себя на странице в Facebook, мы следуем сценарию» [1].

При этом, споры ученых об искусственном или настоящем человеческом интеллекте неизбежно затрагивают иной важный вопрос: рост интеллекта, его развитие не гарантируют развития эмоциональной сферы. Увеличение агрессии в мире, утрата способности глубоко сострадать и сочувствовать – это еще одна теневая сторона технологического прогресса.

Литература: Карр Н. Пустышка. Что Интернет делает с нашими мозгами: Электронный ресурс: Режим доступа: https://www.litmir.me/br/?b=566650. Дата доступа: 14.05.2018.

Автор: Павловская Гражина, психолог.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DR9NV

Скачать с litres: https://clck.ru/AQYtG
Скачать с ozon: https://clck.ru/DR9Ni
Скачать с labirint: https://clck.ru/ARTWm
Psychosearch

Наличие самосознания животных уже не миф, а реальность!


И это показано учеными буквально недавно. Помните фантастический роман Д. Киза «Цветы для Элджернона»? Там речь шла, в том числе, об умной мыши, в разы повысившей свой интеллект после операции головного мозга. Эксперименты на крысах и мышах часто проводятся нейрофизиологами, биологами и психологами в реальных лабораторных условиях. И вот совсем недавно нейробиологи университета Индианы в США выявили, что не только обезьяны имеют высшие нервные функции, такие же, как и у людей. Сейчас признано в качестве научного факта, что крысы тоже в состоянии воссоздать прошедшие события с соблюдением их хронологической последовательности.

Каким образом проводился эксперимент?

Ученые отобрали 13 крыс, наученных запоминать перечень из 12 разных запахов. За узнавание ароматов со второй или четвертой позиции крысы получали позитивное подкрепление – награду.

Затем грызуны прошли еще множество тестов, где количество и качество ароматов меняли, применяли разнообразные «препятствия», чтобы убедиться: крысы действительно точно запомнили первоначальную последовательность. В результате оказалось подтверждено, что абсолютное большинство крыс в состоянии мысленно воспроизвести полный перечень ароматов в той последовательности, в которой он был представлен изначально.

По свидетельству ученых, примерно 87% подопытных прошли тесты успешно, и это говорит о том, что у них развита эпизодическая память, включающая в себя данные о событиях, имеющих определенным образом выстроенную хронологию.

Выявлено, что данная разновидность памяти у крыс имеет свойства долговечности и устойчивости, несмотря на попытки экспериментаторов запутать и сбить с толку животных [1]. Подчеркнем, речь не просто о фиксации событий в памяти, но также о способности воссоздать их контекст и последовательность. По результатам исследования стало очевидно, что в ходе решения тестов в мозге крыс был интенсивнее задействован гиппокамп – зона мозга, отвечающая, в том числе, за эпизодическую память.

Что такое «эпизодическая память»?

Так называют способность запоминания определенных событий контекстуально. Так, к примеру, каждому из нас знакома ситуация: вы забыли, зачем пришли на кухню. Возвращение к предшествующему месту расположения, воспроизведение предыдущего хода мыслей поможет вспомнить, какова была ваша цель. То есть, вы воссоздаете вначале контекст, а потом вспоминаете само событие, «прокручивая» в памяти более ранние эпизоды. При этом вы повторно воссоздаете события в том порядке, в каком они реально были выстроены в недавнем прошлом.

В чем практическая ценность открытия?

Как считают ученые, итоги эксперимента могут быть полезны, например, для лечения ряда неврологических расстройств (к примеру, болезни Альцгеймера, считающейся в данное время неизлечимой). Можно будет создавать для дальнейших исследований генетически модифицированных животных, у которых будут неврологические нарушения, такие же, какие свойственны человеку.

Не исключено, что многие нарушения памяти и когнитивных способностей можно будет корректировать благодаря проведению дальнейших опытов и экспериментов. Возможно, это даст основание для разработки ранее неизвестных лекарственных средств для лечения больных с нарушениями памяти. Однако есть еще одна сторона эксперимента: мозговые функции животных имеют гораздо больше сходства с нервной деятельностью человека, чем принято было думать. Мы должны осмыслить, что некоторые животные обладают самосознанием, и это не может не повлиять на качество отношения человека к животному миру.

Источник:

Neuroscientists find first evidence animals can mentally replay past events – Электронный ресурс. – Режим доступа: https://phys.org/news/2018-05-neuroscientists-evidence-animals-mentally-replay.html
Current Biology Report of Episodic Memories in the Rat– Электронный ресурс. – Режим доступа: https://www.cell.com/current-biology/fulltext/S0960-9822(18)30434-2

Автор: Павловская Гражина, психолог.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DQk4W
Psychosearch

12 эффектов ведения дневника по А. А. Рыжачкову


Многие люди полагают, что дневники – популярная забава для детей и подростков, выступающая как помощь для наведения порядка в собственных мыслях и чувствах. Однако дневник является весьма полезным инструментом и для взрослых людей – но вести его надо с умом. О пользе дневника и 12 его положительных эффектах рассказал Анатолий Александрович Рыжачков на 35-й очной конференции «Стратегии творчества», проходившей в декабре 2014 года; именно этот доклад мы и возьмем за основу для статьи.

Что значит «эффект»?

Хотя в названии доклада и использовано слово «эффект», Рыжачков отмечает, что данная категория здесь условна и скорее обозначает возможный результат, навык, приобретенный в ходе ведения дневника, особенность данного процесса как такового. Также Анатолий Александрович подчеркнул, что в полной мере его доклад и предложенная им структура дневника в полном объеме будет полезна для юношей и девушек; взрослые же смогут определить, какие именно тонкости ведения дневника им взять на вооружение.

Остановимся подробнее на полезных эффектах ведения дневника «на бумаге»:
1. Дневник должен быть приватным.

Один из ключевых моментов философии Рыжачкова – в честности перед самим собой, отсутствии самообмана. Автор рекомендует не рассматривать возможность вести блог или открытый онлайн-дневник – слишком велик риск приукрашивания, чтобы показать читателям свою жизнь интереснее, чем она есть. В этом случае дневник не только не возымеет ожидаемого эффекта, но и не будет нужен в принципе. Максимальной честности можно достичь, если дневник будет использоваться и перечитываться лишь одним человеком – непосредственно его автором.

О важности честности и открытости перед самим собой писала и психолог А. М. Прихожан: «Не надо ничего приукрашивать. Надо стремиться к тому, чтобы отразить события, мысли [в дневнике] как можно более точно» [2, С. 10].

2. Должна быть четкая структура записей.

Анатолий Александрович считает, что просто излагать в дневник мысли или даже «поток сознания» без четкой системы – не лучшая стратегия. Этот взгляд на ведение дневника пересекается с мыслями американского психотерапевта, ученика К. Г. Юнга, доктора Айра Прогоффа. Прогофф в результате своей работы отметил, что ведение дневника «по наитию», неорганизованно, почти не выполняло своей терапевтической работы, и предлагал следующую структуру дневника:

Жизненное время – анализирование времени жизни, дорог, которыми человек решил идти или не идти, запись ежедневного и т.д.
Диалоги – с людьми, собственным телом, планами, ситуациями и обстоятельствами.
Поток символов – в основном, запись и попытка самостоятельной интерпретации сновидений.
Внеличностные смыслы – в данном разделе проводятся диалоги с собственной мудростью и обществом. [1]

Рыжачков представляет иную, не менее интересную структуру дневниковых записей:

Эмоции – накопленные за день, которые необходимо излить.
Факты – то, что автор заметил за день, а также какие впечатления увиденное произвело на него.
Планы – как отмечает Анатолий Александрович на основании собственных записей, планы могут простираться далеко в будущее в подростковом и юношеском возрасте; ближе к зрелости планы не столь далеки от момента настоящего.
Лирика – подходящий к настроению записи рисунок, стихотворение, рассказ.

3. Особый ритуал ведения дневника.

Антураж также играет значимую роль в том, чтобы вам не только захотелось начать писать – но и захотелось бы продолжить. В пример ритуала Рыжачков приводит традиционный японский «путевой дневник» – заметки, которые человек делает в течение путешествия. Однако не обязательно выбирать слишком сложные ритуалы – предлагается, например, в качестве дневника выбрать не обычную, «ходовую» тетрадку, а красивую, яркую записную книжку, записи делать необычной ручкой. Сами по себе эти предметы дадут дополнительную мотивацию для записей, выработают серьезное отношение к дневнику, а также создадут ощущение причастности к некоему таинственному, почти магическому действу – а именно, познанию себя.

4. Составление картотеки.

Конечно, мы понимаем, что для повышения эффективности писать в дневнике желательно каждый день – или хотя бы стабильно, периодически (об этом также говорит и Прихожан). Однако зачастую, найдя время на погружение в мысли и изложение их на бумаге, человек с прискорбием отмечает – записать совершенно нечего! Возможным решением этой проблемы может стать, скажем так, своеобразная «картотека событий», составляемая и записываемая непосредственно по факту. Конечно, для этого всюду носить с собой дневник будет затруднительно. Лучше выделить специальный блокнотик для записи сиюминутных пометок, эмоций, впечатлений, диалогов – и уже вечером, в спокойной обстановке, с умом перенести записанное «по горячим следам» в дневник.

5. Дневник способствует развитию наблюдательности.

Помимо организованности и вовлеченности в процесс самопознания, в ходе продолжительного систематического ведения бумажного дневника с высокой долей вероятности развивается наблюдательность. Если вы каждый вечер делаете записи в дневник по определенной структуре, нужно, чтобы каждый день было что писать, не так ли? Поэтому многие детали дня, которые ранее просто стерлись бы из памяти, с дневником будут бросаться в глаза, как-либо интерпретироваться.

О роли дневника в развитии внимания к деталям (на примере режиссеров) говорит и кандидат педагогических наук, доцент Степанова И. В. Она отмечает, что состоявшимся и будущим режиссерам как творческим людям необходимо быть наблюдательными, так как окружающий их мир всегда полон ресурсов и новых идей для творчества – именно поэтому студентам, обучающимся по этому направлению, рекомендуют хотя бы на первом курсе вести дневник наблюдений или творческий дневник [5].

6. Формирование навыка эффективного общения.

А. А. Рыжачков также говорит о пользе записей, которые повествуют о людях и значимых для автора диалогах с ними. Одним из неочевидных плюсов здесь является абстрагированное восприятие и оценка разговора – что дает возможность спустя время увидеть многие тонкости и детали (например, ложь собеседника, ловкость его ухода от ответов, логические ошибки его позиции). Это открывает широкое поле для применения данных навыков. К примеру, по прочтении этих записей может появиться осознание, как именно строить эффективную беседу, какие вопросы лучше задавать и как выстраивать аргументацию собственной точки зрения в диалоге.

7. Формирование самооценки, совершенствование навыка рефлексии.

Порой нам удобно прятаться за ярлыками и не погружаться глубоко в оценку себя, своей жизни, своих достижений. Но дневник помогает спокойно и адекватно оценить себя, динамику собственной самооценки и достижений как бы «со стороны». Ведение различных вариаций письменного дневника как одно из средств эффективной рефлексии также рассматривается, в частности, многими педагогами – А. Г. Селимовой [4], Т. Ф. Ушевой [6], И. Э. Сайпуллаевой [3].

8. Развитие памяти.

Записывая произошедшее за день (а затем – и перечитывая записи), вы повторно, раз за разом переживаете какие-то события, что положительно влияет на запоминание и последующее воспроизведение информации. Кроме того, само по себе формулирование собственных мыслей в текст, припоминание выражений, наиболее точно передающих эмоциональное состояние, позволяет удержать в памяти даже детали, показавшиеся, на первый взгляд, незначительными.

9. Формирование «базы данных».

Под «базой данных» Рыжачков подразумевает описание людей, их эмоций, реакций, особенностей. С течением времени эти описания он рассортировал и получил в результате 31 типаж людей, наиболее часто встречавшихся ему за все годы ведения дневника. Однако ваша база данных может существенно отличаться и даже быть построена по совершенно иному принципу. К примеру, если вы художник, возможно, вам будет полезно создать базу данных понравившихся художников, названий картин, впечатлений от увиденных образов. Главное – результативность создаваемой базы данных.

10. Дневник как мотиватор.

Как часто мы даем себе обещания в Новый год – и как скоро потом их забываем! Дневник ничего не забудет – с течением времени вы записываете все больше и больше планов и обещаний самому себе, перечитав которые, сможете отследить динамику собственных успехов. Осуществили план, записанный год назад? Можете смело ставить галочку и записывать это достижение себе «в актив». Что-то не получилось так, как планировалось? Проанализируйте и попытайтесь определить, почему это случилось, не произошла ли переоценка ценностей, в результате которой цель попросту потеряла свой смысл. Возможно, вы определите новую, более результативную стратегию своих действий.

11. Формирование навыков в зависимости от длительности ведения дневника.

Анатолий Александрович, основываясь на своем опыте, обозначает следующие временные рамки и соответствующие им особенности:

Первый год ведения дневника – дневник как инструмент психотерапии.

Второй год – формирование дисциплины (за счет систематического заполнения дневника, особенного ритуала, четкой структуры записей). Особенно полезен этот навык для детей и подростков. Рыжачков подчеркивает, что данный эффект достигается только на второй год ведения дневника.

Третий год – определенные навыки.

Больше десяти лет – составление баз данных (о них мы рассказывали выше).

12. Возможная коррекция мышления.

Когда дневник ведется продолжительное время, в записях (и вновь – словно со стороны) вы сможете увидеть себя – то, что вы в себе обычно не замечаете. Перед вами фактически открыта история вашей жизни – с последовательностями событий, чередой выборов и их последствий, возрастные изменения во взглядах, мировоззрении и позициях. При таком «отстраненном» взгляде зачастую можно увидеть собственные противоречия, особенности, которые вам захочется исправить в себе, чтобы стать еще чуточку лучше.

Итак, в том, насколько высокой эффективностью обладает процесс ведения дневника, с А. А. Рыжачковым сложно поспорить. Однако, как мы можем проследить, основные, повторяющиеся из пункта к пункту необходимые действия для обеспечения результативности дневника следующие:

Записи в дневнике не делаются «время от времени» – они должны делаться систематически.
Дневник необходимо вести продолжительное время.

Только при соблюдении данных условий можно говорить о выработке дисциплины и особых навыков.

Данные рекомендации сформулированы в ходе рефлексии самого докладчика и, конечно, могут подойти не каждому – как и все, что касается личности человека, его самопознания. Это сугубо индивидуально, но важно пробовать, экспериментировать, даже изобретать собственные «эффекты».

Как писала о ведении личного дневника А. М. Прихожан: «Если надоело – брось. Не исключено, что через какое-то время тебе вдруг захочется начать все сначала. А если нет... Ну что же – значит, это не твой путь к себе. Ищи другой, такой, который тебе подходит» [2, С. 10].

Источники:

1. Кутузова Д. А. Ведение «структурированного дневника» по методу Айры Прогоффа // Московский психотерапевтический журнал, 2009. - № 1. - С. 126-139.
2. Прихожан А. М. Психология неудачника. Тренинг уверенности в себе. 2-е изд. - СПб.: Питер, 2008 г. - 240 с.
3. Сайпулаева И. Э. Некоторые приемы формирования рефлексивных умений младших школьников // Личность как объект психологического исследования, 2016. – С. 58-60.
4. Селимова А. Г. Развитие рефлексивных умений учителя начальных классов // Современные концепции развития науки: сборник статей Международной научно-практической конференции, 2018. - С. 94-97.
5. Степанова И. В. Творческий дневник — традиционное средство театральной педагогики // Вестник ЧГАКИ, 2015. - №3 (43). - С. 84-89.
6. Ушева Т. Ф. Формирование рефлексивных умений учащихся начальной школы // Начальная школа, 2011. – №. 11. – С. 65-69.
7. Рычажков А.А. Как вести дневник: 12 полезных эффектов // 35 Конференция "Стратегии творчества". - СПб, 2014. URL: https://www.youtube.com/watch?v=0dg9W8OJAGg (дата обращения: 10.05.2018).

Автор: Юлия Матыченко, педагог-психолог, МБОУ Кадетская СОШ2, г. Рубцовск

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DNhQf
Psychosearch

Современная энциклопедия психологических концепций как упорядочить самые важные теории?


Да, эта задача оказалась по силам Р. Хоку, на основе собственного преподавательского опыта составившему своеобразную энциклопедию психологического знания, собрав в ней наиболее важные достижения психологической науки – те, которые заставили изменить подходы к человеку и остаются актуальными и в современной науке. Какие критерии использовались автором для вычленения наиболее ценных идей и открытий? Прежде всего, содержание. Разделы пособия представлены в следующих вариациях: Биология и человеческое поведение; Восприятие и осознание; Научение и обусловливание; Интеллект, познание, память; Развитие человека; Эмоции и мотивация; Личность; Психопатология; Психотерапия; Социальная психология. Второе – индекс цитируемости. Третье – значимость с точки зрения дальнейшего развития психологической науки. Автор не просто описывает суть экспериментов и открытий, их результаты, но и оценивает значимость, характер влияния на современные подходы к человеческой психике, дает ссылки на новые материалы, касающиеся развития теоретической базы психологии.

Биологическая сторона поведения человека

В этот раздел включены данные об экспериментах Сперри и Гэззенига, подтвердившие, что мозг человека и животных имеет два полушария, и каждое отличается своей спецификой восприятия и анализа информации, получаемой извне. При разделении мозга на две половины вполне возможно удвоение потенциала обработки данных. В работах Розенцвейга, Беннетта и Даймонда доказано, что активная стимуляция обусловливает более активное развитие мозга крыс и его биохимических процессов. Впоследствии этот тезис был подтвержден исследованиями мозга людей, умерших естественным путем. Лонгитюдное исследование с монозиготными близнецами Бошарда и Ликкена проиллюстрировало, что интеллектуальные, многие психические свойства обусловлены спецификой генома человека. Изобретение Гибсона и Уолкома визуального обрыва и сегодня активно востребовано в изучении специфики человеческого поведения, восприятия, эмоций и психического здоровья, в том числе и в отношении детей с аутизмом, чтобы предотвратить их физическое травмирование от неспособности оценить высоту и глубину препятствий.

Специфика восприятия и осознания

Работа антрополога Тербалла стала классикой в психологии потому, что на примере человека, живущего вне цивилизации, было продемонстрировано: объем восприятия во многом обусловлен общекультурными факторами и собственным опытом, однако и генетическая предрасположенность здесь тоже играет свою роль. Дискуссии о врожденных и приобретенных способностях человека и животных еще далеки от своего завершения.

Еще одним достижением в психологической науке стало выявление связей быстрых движений глаз и сновидений. В. Дементу удалось приоткрыть флер таинственности этой темы и показать физическую основу зарождения сновидений – электрические импульсы мозга в период сна. Сновидения – это потребность человеческой психики, как было показано В. Дементом: если исключить фазу быстрого сна, то продолжительность сновидений в последующие сеансы сна пропорционально увеличивается. Хобсон и Мак-Карли придерживаются мнения, что сновидения – итог, но не начало REM-сна.

К числу интригующих психологов тем относится также тема гипноза. Как выявил Спанос, секрет гипноза – в готовности человека ему поддаться. В самом начале гипноза человек получает инструкции для исполнения, а потом начинается внушение – представление гипнотического состояния как актуального для человека. И человек просто принимает эту реальность. То есть, подверженный гипнозу просто более мотивирован, в сопоставлении с другими.

Научение и обусловливание

Невозможно исключить из сферы психологии опыты И. Павлова, доказавшие наличие как безусловных, так и условных рефлексов. Это открыло буквально новую эру в педагогике и психологии, потому что стало понятно, что человек и многие животные действительно очень обучаемы.

Так, Уотсон продолжил эту линию, исследовав обусловленность возникновения эмоции страха, а Скиннер разработал теорию оперантного обусловливания, позволяющего регулировать человеческое поведение.

Альберт Бандура занимался аспектами социального научения и пришел к выводам о высокой значимости наблюдаемого опыта: специфическое поведение может формироваться через простое наблюдение и подражание, и при этом не обязательно наличие подкрепления. При этом был затронут важный гендерный аспект: мальчики от природы более склонны проявлять агрессию, в сравнении с девочками.

Роберт Розенталь вошел в историю психологии как автор теории «ожидания учителей» относительно учеников: эти ожидания исполняются (речь об учениках младшей и средней школы).

С. Аш занимался формированием впечатления на основе заданных характеристик. Толмен ввел в научный обиход понятие так называемых когнитивных карт – образов-схем, навигационных моделей, которым следуют люди в реальном мире и даже в интернете (как показали современные наработки).

Искажениями памяти занялась Элизабет Лофтус, и на основе ее выводов об условности памяти, неустойчивости воспоминаний и их изменчивости, была сформирована этика опроса свидетелей преступлений.

Исследование обезьян, предпринятое Гарри Харлоу, показало всю значимость детских привязанностей относительно дальнейшей психологической адаптации. Жан Пиаже создал базовую схему когнитивного развития человека, много и подробно наблюдая за своими и чужими детьми. Роберт Зайонц доказал, что на формирование интеллекта большое влияние оказывает очередность рождения, а Эллен Ланже и Джудит Роден проиллюстрировали, что все мы в любом возрасте и социальном положении остро нуждаемся в ощущении контроля своей жизни, действий и судьбы. Роттер классифицировал людей по признаку имеющих внутренний локус контроля и внешний. Внутренний локус контроля, по убеждению ученого, позволяет эффективнее получать уроки в процессе жизни, вырабатывая конструктивные модели поведения, быть более активными, достигать своих целей чаще, проявлять устойчивость к манипуляциям и прочим негативным воздействиям извне.

Личностное развитие, умение контролировать эмоции

Мастерс и Джонсон показали, что сексуальное человеческое поведение обусловлено эмоциональной сферой, и оно выступает, в том числе, в роли мощного мотиватора. Пол Экман внес ценный вклад не только в психологию, но и в антропологию, доказав наличие универсальных эмоций, которые свойственны всем без исключения людям на земле, разработал методику выявления истинных эмоций по мимическим морщинам и выражению лица.

Теория Колберга о стадиальности морального развития тоже отнесена Роджером Хоком к числу величайших открытий, и справедливо.

Фридман и Розенман доказали, что поведение человека влияет на развитие серьезных болезней, и это дало шанс проводить профилактику сердечных заболеваний, стимулировало развитие такого раздела психологии, как психология здоровья.

Триандис изучал индивидуалистические и коллективистские общества, выявляя основополагающие принципы, на которых они развиваются и функционируют.

Психопатология

Притвориться психически больным и обмануть врачей и персонал психиатрической клиники? Да, именно это было проделано Розенхеном и его коллегами. Оказалось, что отличить здоровых от больных практически невозможно. Это простое открытие стало громом среди ясного неба в психиатрии. Глава, посвященная психопатологии, справедливо дополнена обзором теории Анны Фрейд о защитных механизмах. Феномен научения беспомощности – открытие Селигмана, которое подтверждено множество раз после переживания людьми серьезных травматических событий, от изнасилования до потери близких во время войны или катаклизмов. Оно стало классикой в изучении депрессии и ее проявлений. Ученому по фамилии Калхун на примере крыс удалось показать, что скученность провоцирует различные девиации, а это многое объясняет в проблемах мегаполисов.

Классические подходы к психотерапии

Да, их необычайное множество. Но первые исследования с использованием статистических методов выявили, что все научные методы терапии эффективны. При подверженности фобии лучше всего использовать систематическую десенсибилизацию, открытую Джозефом Вольпе. Кроме того, Хок рассматривает тест чернильных пятен Роршаха и Тематический Апперцептивный Тест как качественные методы, помогающие учитывать травмы, явные и скрытые проблемы в психике.

Социальная психология

В данном разделе много внимания уделено исследованиям конформности и тому, как это влияет на поведение, а также «эффекту очевидца», согласно которому действует закон: чем больше очевидцев нарушения, тем менее вероятна помощь, потому что каждый транслирует ответственность за ее оказание другому. В этом же русле работал и Стэнли Милграм, изучавший феномен абсолютного следования авторитету.

Почему все это важно?

Систематизация классического знания – это не только для студентов. Это и для любого человека, интересующегося своей жизнью, ищущего способы повышения ее качества: в этом смысле труд Хока имеет и большую практическую ценность. Читайте, получайте удовольствие от размышлений и сопоставлений дискуссионных точек зрения. Применяйте это знание на своей практике. Так вы приобретете осознанность – то, что поможет вам преобразовать привычные паттерны и расширить сознание.

Литература: Хок, Р. 40 исследований, которые потрясли психологию. Электронный ресурс: Режим доступа: https://www.libfox.ru/432743-rodzher-r-hok-40-issledovaniy-kotorye-potryasli-psihologiyu.html. дата доступа: 02.05.2018.

Автор: Павловская Гражина, психолог.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DLBPR

Скачать с litres: https://clck.ru/AQYtG
Скачать с ozon: https://clck.ru/DLBQJ
Скачать с labirint: https://clck.ru/ARTWm
Psychosearch

Дж. Кемпбелл Тысячеликий герой


Герой с тысячью лиц, или человеческая жизнь как воплощение мономифа (на основе книги «Тысячеликий герой» Дж. Кемпбелла).

Работа Дж. Кемпбелла стала настоящим прорывом в понимании образов, символов, сюжетных моделей мировой культуры. Следуя за К. Г. Юнгом в трактовке архетипов мировой культуры, ученый прозорливо видит в самых разных проявлениях – единого архетипического героя, в жизненном сценарии которого реализуется определенный диапазон сюжетов, связанных с личностной трансформацией.

Путешествие героя

Мотив путешествия – один из самых древних. Вспомним знаменитого Одиссея, русского Иванушку, отважного Гильгамеша, отправившегося в царство мертвых, жанр «хождения» в древнерусской литературе, наконец, Колобка из детской сказки. В этих и многих других произведениях воплощена идея пути как символ жизни. Однако путешествие героя – это не только о мифах, сказках, картинах художников и режиссеров. Это и о нас с вами, потому что жизнь каждого человека можно прочитать как увлекательный сюжет, с поражениями, победами, преодолением себя. Впоследствии и К. Воглер, чьи работы станут своеобразной библией для сценаристов Голливуда и ряда кинокомпаний мира, не раз будет обращаться к тем архетипическим моментам, которые были приведены Дж. Кемпбеллом. Эти две работы – «Тысячеликий герой» и «Путешествие автора» К. Воглера – окажутся в тандеме отнюдь не только в силу единого объекта изучения и многочисленных ссылок в работе Воглера на своего талантливого предшественника. Их близость обусловлена еще и тем, что в них заложен большой потенциал для психологов, работающих в русле арт-терапии, а если быть точнее – сказкотерапии.

Человеческая жизнь как символический путь, или единство мономифа

«Мифология есть психология, ошибочно прочитанная как биография, история и космология», - считает Кемпбелл [1]. Как и К. Г. Юнг, он полагал, что во всем мировом культурном наследии есть единое ядро – узловые моменты, которые влияют на развитие характера и личности человека. Причем один и тот же момент, как мы знаем и из психологии, вызывает разные реакции, в зависимости от характера, однако их набор не бесконечен. Мы можем многое прогнозировать в поведении героя.

Аналогичные сюжеты в культурах, никак не взаимодействовавших друг с другом, универсалии человеческой психики, эмоции, не имеющие национальности и не зависящие от менталитета, – все это отражено в фольклоре, мифологии, литературе, живописи, театре. Трехчастная структура сказок, символика числа «три» в виде троекратных заклинаний, отречений, признаний, действий – это самая устойчивая модель, транслируемая практически в любом произведении искусства. Начиная еще с Библии, этой Книги книг, число три обретает символику, насыщенную мощными смыслами, отсылающими к Божественной троице, то есть, к гармонии личности и мира.

Почему число «3» столь популярно? По мысли Кемпбелла, это связано, в том числе, с тремя этапами пути каждого героя. Структура любого сюжета основана на:

«исходе» (начале пути, когда герой повинуется зову, после внутренней борьбы и сомнений);
«инициации» (внутреннего преображения, когда человек либо побеждает, переходя на новый уровень развития, либо терпит поражение, чтобы с новыми силами вновь принять вызов);
«возвращении» (в новом качестве, с потенциалом больших перемен либо внутри себя, либо внутри семьи или даже целого народа).

С такой же цикличностью выстроена и человеческая жизнь: все мы в какой-то момент обязаны пройти инициацию – своеобразное посвящение, предполагающее напряжение сил, умение отказаться от удовольствий, борьбу с собственной теневой стороной – для выхода на новый этап личностного роста. Так, предлагая клиенту написать сказку о самом себе, психолог легко может понять, на каком этапе находится герой, сидящий перед ним, какова логика этого этапа и возможные стратегии поведения. Если он еще сомневается на этапе «исхода», можно работать над этим и дать импульс, выступая для клиента своеобразным проводником. Или Трикстером, провоцирующим на действия. Если он на втором этапе, «инициации», можно снабдить его «волшебным» знанием, которое станет мощным оружием. Благодаря концепции Кемпбелла удается хотя бы немного структурировать даже такой многомерный феномен, как человеческая жизнь.

Образная символика как реализация архетипов в концепции Дж. Кемпбелла

На пути героя встречается множество других людей и существ, и нет ничего случайного – того, что не работало бы на сюжет и максимально полное раскрытие личностных черт героя. Так, фея-крестная, благожелательная старуха или Дева Мария рассматриваются Кемпбеллом как воплощение единого архетипа – женственности, ищущей покровительства для героя у его Отца (в этой символической роли могут выступать сам Господь Бог, Сознание человека, Разум, мужская составляющая психики). Фигура Отца трактуется Кемпбеллом в качестве «инициирующего жреца». Все сюжеты, связанные с противостоянием опасному врагу, отсылают к этой архетипической модели: герой либо вступает в борьбу с Отцом, чтобы превзойти его и тем самым пройти инициацию, либо сражается со своей собственной Тенью, и тогда Отцом выступает Сознание героя, свет которого помогает победить теневые стороны личности. «Там, где усилия героя направлены на поиск неизвестного отца, основной символизм остается символизмом испытаний и пути обретения своей самости» [1]. При этом в сюжетах об убийстве Отца (миф о царе Эдипе, «Братья Карамазовы» Достоевского и др.) закономерно происходит и распад личности сына, потому что, как пишет Дж. Кемпбелл, «сын и отец – одно целое. Загадочные фигуры вновь растворяются в первичном хаосе» [1].

Трактовка автора вписывается и в концепцию Юнга о существовании анимы и анимуса внутри каждого из нас, независимо от пола. Если слабое место – Анима – тогда герой встает на путь ее обретения или восстановления. К числу таких сюжетов относят все сказки о поиске красавицы, спящей царевны, спасении ее из лап врага, преодолении испытаний, чтобы заключить символический брак – восстановить гармонию мужского и женского начал. Если слабое место – Анимус, - это путь испытаний, связанный с проверкой воли, целеустремленности, умения достичь цели. На помощь герою приходят спутники, животные, люди, - все те, кому он когда-то помог, или герой претерпевает личностную трансформацию под влиянием женских чар.

Что касается вмешательства богов в судьбы героев, то, согласно мысли Кемпбелла, это иллюстрация того, как мы подчиняемся законам, существующим в социуме.

Символика круга или цельность мономифа

Как говорят психологи, каждый человек проходит трансформацию примерно раз в 7 лет. Мономиф о путешествии героя – это фактически воплощение каждого такого 7-летия. Все в жизни циклично: не прошедшие инициацию вновь возвращаются на исходное место, чтобы попробовать снова, и так по кругу. Прошедшие ее с успехом – идут в новую ситуацию, готовящую новые испытания. В книге Кемпбелла говорится о круговом принципе выстраивания мономифа: «Полный круг, правило мономифа, требует, чтобы герой приступил теперь к выполнению следующей своей задачи – доставил Руны мудрости, Золотое руно или спящую принцессу в царство людей, откуда он вышел и где это благо может помочь возрождению общины, нации, планеты или десяти тысяч миров» [1]. Самое важное – понять, что с завершением одного этапа пути сразу начинается новый, потому что жизнь предполагает динамику развития характера – в этом и есть ее смысл. Получается принцип круга или спирали: на новом витке герой вновь сомневается, теряет, преодолевает – начинает с чистого листа, но уже на совсем другом уровне. Это и есть мифологическое понимание развития: изменение качества личности при вечном повторении этапов, переживание универсальных эмоций, совершение поступков во благо самого себя и других.

Автор: Павловская Гражина, психолог.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/DEzYs

Скачать с litres: https://clck.ru/AQYtG
Скачать с ozon: https://clck.ru/DEzZK
Скачать с labirint: https://clck.ru/ARTWm
Psychosearch

Вилейанур Рамачандран Мозг рассказывает. Что делает нас людьми


Язык, искусство, абстрактное мышление и самосознание – черты, делающие человека действительно особенным видом. Но откуда взялись эти свойства? Как человек стал обладателем этих качеств? Свои размышления по этому поводу предлагает в своей книге Вилейанур Рамачандран, индийский ученый, посвятивший много лет изучению мозга.

«Рамачандран – это Марко Поло нейронауки»

Такой короткой, но емкой фразой охарактеризовал Вилейанура Рамачандрана британский биолог Ричард Докинз, и не зря: имеющий докторскую степень по медицине и философии, профессор психологии и нейрофизиологии Калифорнийского университета Вилейанур Рамачандран получил множество званий и наград, включая золотую медаль Нидерландской королевской академии наук и Австралийского национального университета, почетную степень доктора Коннектикутского колледжа и президентское звание Американской академии неврологии.

В нашей стране индийский ученый получил известность благодаря вышедшей на русском языке книге «Рождение разума. Загадки нашего сознания», в которой он описывает необычные неврологические симптомы, позволяющие приблизиться к пониманию работы мозга.

Мозг и его структура

Уже в Введении автор обращает наше внимание на структуру мозга, ведь именно в нем и следует в первую очередь искать основу человеческой сути.

Так как устроен самый загадочный орган человека?

Наш мозг состоит из 100 миллиардов нервных клеток (нейронов), каждая из которых образует от ста до десяти тысяч связей с другими нейронами. Точки контакта между ними (синапсы) могут быть как возбуждающими, так и тормозящими, быть включенными или выключенными. Можете ли себе представить, сколько возможных комбинаций доступны при таком подходе?

При этом нейроны разбросаны не хаотично, они объединены в сети, каждая из которых выполняет свою определенную функцию. Задумывались ли вы когда-нибудь о том, что бывает при возникновении нарушений в их работе? Вилейанур Рамачандран на основе экспериментов показал, как анатомическое перекрещивание между зонами мозга может порождать синестезию. Так, самый частый случай синестезии, когда человек видит цифры в определенных цветах, может быть обусловлен «перекрещиванием» числовой и цветовой областей в мозге, которые расположены совсем рядом.

Уникальный вид

«Рыба знает, как плавать, уже в тот самый момент, когда вылупляется из икринки, она сразу сама заботится о себе. Утенок, вылупившийся из яйца, почти сразу способен следовать за матерью по земле и по воде. Жеребенок, сразу после рождения, еще не обсохший после утробы матери, несколько минут брыкается, чтобы обрести чувство ног, и присоединяется к стаду» [1, С. 139].

И только человек рождается беспомощным и беззащитным, неспособным на самые простые действия. Однако появившегося на свет человека ждет погружение в самое огромное скопление сохранившихся знаний и накопленного опыта, называемых культурой. И благодаря способности подражать и осваивать язык ребенок сможет воспринять все накопленные до него знания, обогатить их и передать дальше. Вот что делает нас особенными.

Но как мы это делаем? Есть ли в мозге структура, которой нет у других видов, и которая делает наш вид особенным? Вряд ли можно выделить конкретную часть мозга. «На анатомическом уровне каждая часть нашего мозга имеет прямой аналог в мозге высших приматов» [1, С. 24]. Однако есть области, функционально изменившиеся настолько, что их можно считать уникальными. Таковыми их делает особый класс клеток, названных зеркальными нейронами.

«Сложно переоценить важность понимания зеркальных нейронов и их функций. Они вполне могут оказаться центром социального обучения, подражания и культурной передачи навыков и отношений, а возможно, и тех слитых воедино групп звуков, которые мы называем словами» [1, С. 25].

Исследованию темы особых нервных клеток Вилейанур Рамачандран посвятил целых три главы своей книги. По мнению автора, в этих клетках скрыт ответ на вопрос о том, что делает нас людьми.

Интересный факт: обезьяны также обладают зеркальными нейронами, что подтверждается экспериментами, проведенными Джакомо Риццолатти и его коллегами в конце 1990-х годов. Они выяснили, что отдельные нейроны в мозге обезьяны активизируются не только когда обезьяна выполняет действие, но и когда она всего лишь наблюдает за тем, как это действие совершает другая обезьяна. Другими словами, обезьяны также способны предсказывать действия друг друга, наличие в мозгу зеркальных нейронов позволяет одной обезьяне понимать действия другой.

Так откуда же между человеком и обезьяной такая пропасть? Как пишет Вилейанур Рамачандран, исключительная человеческая способность «принять чужую точку зрения», как в прямом, так и в переносном смысле, требуют более сложной структуры нейронов, по сравнению с тем, как они организованы в мозге обезьян» [1, С. 139].

Человек, используя эти нейроны, может не просто предсказывать поведение другого человека, но и моделировать его разум. Эти клетки помогают нам подражать движениям губ и языка других людей, что, по мнению автора книги, является эволюционной основой для речи.

Эти же нейроны, возможно, являются объяснением проявления самосознания.

«У людей эта система может быть направлена вовнутрь, обеспечивая возможность представления человека собственного разума. Когда система зеркальных нейронов таким образом обращена вовнутрь на свое собственное функционирование, появляется самосознание» [1, С. 308].

Но что же случится, если этих нейронов не будет? Нехватке зеркальных нейронов посвящена пятая глава книги «Мозг рассказывает». В. Рамачандран полагает, что в этом случае, вероятно, человек не будет способен к самолюбию или самоосуждению. Для него будут чужды проявления каких-либо эмоций по отношению к себе, он не покраснеет от смущения или злости. К сожалению, автор пока не знает, как провести эксперимент, достоверно доказывающий это предположение, ведь вероятнее всего, такой человек даже не будет понимать значение этих слов.

Что еще вы найдете в книге

Данная статья затрагивает лишь небольшую часть того, о чем в своей книге рассказывает Вилейанур Рамачандран. Не упомянуты рассуждения о таких удивительных фактах, как синдром Котарда, когда человек отрицает свое существование, или, например, синдром Фреголи, при котором пациент утверждает, что все окружающие похожи на какого-то одного человека из числа его знакомых. Раздвоение личности или соматопарафения, зрительная слепота или нарушение целостного восприятия – все это вы найдете в книге «Мозг рассказывает. Что делает нас людьми».

Литература:

1. Мозг рассказывает. Что делает нас людьми. Вилейанур Рамачандран / Пер. с англ. Елены Чепель / Под научной редакцией к. психол. н. Каринэ Шипковой. М.: Карьера Пресс, 2016. — 422 с.
2. Center for Brain and Cognition at the University of California, San Diego[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://cbc.ucsd.edu

Автор: Закирова Ляйсан, юрист

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/D7i36

Скачать с litres: https://clck.ru/AQYtG
Скачать с ozon: https://clck.ru/D7i3N
Скачать с labirint: https://clck.ru/D7i3Y
Psychosearch

Вклад Александра Лурии в развитие психологической науки


Александр Лурия вслед за Л. Выготским изучал свойства высших психических функций в их многочисленных комплексных связях с мозговой активностью. Новым для мирового сообщества подходом, предложенным советским исследователем, стало изучение по принципу доминирования именно психологических позиций (в западной традиции нейропсихология вырастает из медицины и теснее связана именно с этой отраслью знаний). Причем, опять-таки, в отличие от западных коллег, Лурия изучал качественные, а не количественные параметры искажений мозговой деятельности и возникающих вследствие этого речевых афазий. Его девизом было: «вначале – теория, и только потом эксперимент», но никак не наоборот.

Ученый считал, что достаточным обоснованием для эксперимента должна служить вначале научная концепция, которая может подтвердиться или нет в ходе эксперимента. Но проведение эксперимента без научной базы – это не что иное, как изучение отдельных явлений, и говорить о системном подходе здесь нет возможности. Такой принцип ученый считал непродуктивным. И подход Лурии более чем оправдан даже в современном научном знании, не говоря уже о первой трети ХХ века. Фактически советскому ученому удалось синтезировать физиологию, медицину и психологию, а на закате своей жизни он написал итоговый труд «Язык и сознание», интересный даже лингвистам – о связях речетворческой активности и работы мозга, о влиянии сознания на речь и наоборот. Мы рассмотрим различные направления науки, в которых вклад А. Р. Лурии оказался продуктивным и востребованным со стороны ряда последователей не только в России и СНГ, но и во всем мире – США, Канаде, Польше, Франции и других странах.

Что такое высшие психические функции?

Это и было основным предметом изучения для А. Лурии с позиций различных областей знания. В советской психологической школе их понимали как возникающие при жизни, опосредованные, координируемые комплексные формы деятельности психики, в состав которых входят мотивация, целеполагание, фрагменты исполнительской деятельности и функции контроля. Психическая функция – это больше, чем мозговая активность, но на каких-то этапах ее фрагменты прочно связаны с мозговыми структурами корки и подкорки.

Лурия как раз изучал то, какие именно зоны мозга отвечают за разные стороны психических функций, в том числе, на основе исследования лиц, получивших черепно-мозговые травмы в Первой Мировой войне. Ученому удалось разработать уникальную «теорию системной динамической локализации в мозге высших психических функций». Сегодня ее используют в ходе диагностики и регенерации искажений мозговых функций. А ведь это была, скорее, интуитивная догадка ученого: зачастую положения этой теории могли быть экспериментально проверены лишь после смерти исследуемого.

А. Р. Лурия как исследователь оперировал понятиями «фактор», «системность», «уровневая организация функций», «блоки мозга», выявил методику систематизации, которая помогала диагностировать мозговые поражения у пациентов. Он разработал также ряд мнемонических методик, позволяющих тренировать память [1].

А. Р. Лурия – исследователь социальной психологии

Предметом его размышлений оказались вопросы влияния средовых факторов на психическое развитие и функционирование, в частности, на процессы познания. Лурии удалось доказать, что средовый фактор обусловливает как содержательную сторону, так и структуру процессов психики. Ученый считал, что невозможно строго дифференцировать генетически заложенное и приобретенное в ходе социализации, эти факторы тесно связаны между собой [2, С. 68 - 77].

При этом социальные аспекты задействуют биологический уровень и стимулируют оформление уникальных образований, позволяющих реализовать высшие формы активности психики. Лурия исследовал монозиготных и дизиготных близнецов для того, чтобы выявить степень влияния генетических и социальных аспектов. Как было доказано, с взрослением воздействие социальных аспектов усиливается. Такой эксперимент был в первый раз проведен в Советской России.

Нейролингвистика и ее связи с психологией в наследии А. Лурии

Как опосредуются высшие психические функции через семиотические знаки, включая речь? Ряд работ А. Лурии в данной отрасли выявил, что формирование речи изменяет строение базовых психических процессов; речетворчество – путь к осознанию и произвольной их координации. Характерно, что и современная психология активно применяет этот принцип: сегодня для практикующих психологов общим местом стал тезис о том, что речь клиента – это путь к пониманию его модели мира. Изменение речи – путь к изменению поведенческих стратегий.

А. Р. Лурия занимался вопросами речи с точки зрения нарушений и доказал, что разновидности речевого регулирования движения (запуск, торможение, неспецифическое, семантическое регулирование) формируются в разном возрасте по-разному. Если с момента рождения ребенка доминируют аффекты, то с ходом времени вначале появляется способность к наглядно-предметным действиям, и лишь затем они обретают абстрактно-логический характер.

Получается, что развитие сознания связано с углублением понимания семантики лексем, с развитием способности понимать абстрактные понятия. Важным выводом А. Лурии стало и то, что ассоциации – более позднее образование, по сравнению с предикативными ответами. На ранних этапах речь нацелена на предмет и означает предмет (это знают все, у кого маленькие дети: мы обучаем их вначале номинации объектов на первичном уровне овладения речью, и только потом идут обозначения аффектов, освоение понятий, которые незнакомы ребенку в конкретном освоении и личном эмпирическом опыте).

Принцип системности высших психических функций – основополагающий для учения Лурии, и исследованию ее закономерностей на основе нормы и патологии были посвящены многие работы ученого.

Поскольку сознание трактовалось ученым в качестве главной методологической проблемы психологической науки, изучение разных форм сознательной психической деятельности стало базовым направлением его работ. Сознание Лурия тесно связывал с языком.

А. Лурия создал ряд разработок для отечественной дефектологии. Он исследовал умственно отсталых детей с разными диагнозами и выявлял в каждом случае искажение процессов оформления и реализации высших психических функций, отвечающих за речетворчество [3].

С точки зрения психофизиологии исследователя интересовали моторные возможности глазодвигательной системы. Он вывел ряд закономерностей, касающихся этого феномена.

Говоря об А. Р. Лурии, невозможно не признать разносторонность его научных исследований и фундаментальность выводов. Он практически создал новую область знания – нейропсихологию, углубил знания в общей психологии, психологии развития, дефектологии, психофизиологии. Работы А. Р. Лурии стали шагом вперед в разработке базовых общепсихологических концепций, которые актуальны и сегодня. Особое уважение вызывает междисциплинарный характер его исследовательских работ: Лурия рассматривал все области психологического знания как единое целое, и такой подход не раз доказал свою эффективность. Сегодня его работы стали подлинной классикой психологии, нейропсихологии, психолингвистики и интересны даже мало подготовленному читателю, интересующемуся различными аспектами психологии.

Литература:

1. Лурия А. Р. Маленькая книжка о большой памяти. Электронный ресурс: Режим доступа: http://knigosite.org/library/read/19337. дата доступа: 19.03.2018.
2. Лурия А. Р. О месте психологии в ряду социальных и биологических наук. — Вопросы психологии, 1977. №9.
3. Лурия A.Р. Язык и сознание: Электронный ресурс: Режим доступа: https://www.libfox.ru/369427-aleksandr-luriya-yazyk-i-soznanie.html. Дата доступа: 17. 03. 2018.

Автор: Павловская Гражина, психолог.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/D6gdh

Скачать с litres: https://clck.ru/D23QU
Скачать с ozon: https://clck.ru/D23Qe
Скачать с labirint: https://clck.ru/D23Qq