Psychosearch

Основные положения теории Тейлора Фредерика Уинслоу


По специальности этот ученый был инженером-механиком, изобретателем, одним из первых, кто начал на научных основаниях изучать основы менеджмента. Семья будущего ученого была всесторонне ориентированной: отец более полувека выступал в роли попечителя школы для детей с особенностями развития, мать основала домашний салон для интеллектуальной элиты. В сферу интересов Тейлора входили культура, история, математика, коллекционирование марок и альпинизм [1]. Все эти интересы он мог реализовывать, в том числе, и во время путешествий.

Откуда же взялся такой интерес к менеджменту, который впоследствии так прославит ученого на весь мир? Фредерик Тейлор начинал как рабочий фабрики, а параллельно с этим учился юриспруденции. И внимание будущего ученого привлекла одна закономерность: «систематическое увиливание» работников (стремление оставить степень нагрузки на минимальном уровне). Поначалу Тейлор был склонен объяснять эту тенденцию несовершенством руководства. Традиционно не было принято обращать внимание на такие аспекты, как мотивация работников и их способность к труду, ответственность за результаты. За точку отсчета брался тот факт, что каждый решает, в какой степени ему погружаться в работу, и это остается на его совести. Но с течением времени будущий ученый начал понимать, что за подобным «увиливанием» стоит нечто большее – похоже, это некая психическая закономерность, и качества волевые, личностные здесь играют лишь вторые роли. Все просто: дело в наличии либо отсутствии стимула: если он сохраняется, то наблюдается и интерес к труду, если стимула нет, то и производительность постепенно падает. А уж какими бывают стимулы и в чем они выражаются – этот вопрос получил дальнейшую разработку после открытия Тейлором основных закономерностей человеческого поведения в процессе труда.

Зачатки формирования теории управления

Личным открытием Тейлора стало понимание, что в любом коллективе есть люди, которые будут работать с максимальной отдачей, если им за это повысят оплату труда, в сопоставлении с иными работниками данной сферы. И постепенно крен в разработке теории Тейлора стал направляться в сторону значимости субъективных факторов: финансовой выгоды и отдачи от работы, личного честолюбия (см.: [2, С. 61-62]). Причем основной принцип разработок Тейлора вполне можно назвать гуманистическим: он заботился о максимальном комфорте всех сторон, вовлеченных в трудовой процесс.

Уже с конца 90-х годов 19 века Тейлор занялся практикой консультирования, и через 10 лет вышел первый его труд: Управление предприятием / Shop Management. В книге М. В. Колокневой приводится такой комментарий к теории Тейлора:

«Наука вместо традиционных навыков; гармония вместо противоречий; сотрудничество вместо индивидуальной работы; максимальная производительность вместо ограничения производительности; развитие каждого отдельного рабочего до максимальной доступной ему производительности и максимального благосостояния» [3, С. 14]. Это формулировки самого ученого, из которых очевидно: как истинный приверженец точности, он полагал, что управление имеет четкие закономерности, и задача науки – вывести и обосновать их, а затем обучать каждого специалиста этим азам. И, по Тейлору, для науки не бывает мелочей: важно все, вплоть до угла удержания рабочего инструмента, его массы, размеров и т. п.

Ленив ли человек от природы?

Естественным человеческим качеством Тейлор считал лень, что на языке современной психологии звучит как экономия физических и психических усилий, априори присущая человеку. И вправду, каждый знает по себе: как проще пройти – по геометрически правильной проложенной асфальтовой дорожке или «скосив» угол? Выбирая из двух примерно равноценных предложенных вам мест работы, какое вы предпочтете: ближе к дому или подальше? Ответы очевидны, не правда ли?

Еще в годы работы в качестве мастера Тейлор обратил внимание на «эффект увиливания» работников, и впоследствии сам понял, почему это происходит. Как только один рабочий начинает трудиться больше, расценки снижаются, и остальным нужно увеличить усилия, чтобы получать прежний уровень заработной платы. Он и сам был вовлечен в подобный процесс, по его собственному признанию.

Но тогда как быть с этой особенностью? Как обеспечить высокие темпы производительности труда? По Тейлору, через стандартизованный подход к инструментарию, условиям, способам трудовой деятельности. Это подразумевает точные расчеты соотношения усилий человека и результата его деятельности, совершенствование нагрузки, работу даже над эргономичностью орудий труда. Расчет и только расчет, считал Тейлор, поможет оптимизировать производственный процесс и дать максимальную отдачу. И этот постулат оправдался в полной мере. Тейлор вначале словно вернулся на полстолетия назад, начав изучать простые орудия труда, их конфигурацию, параметры. Далее разделял весь процесс работы на сегменты и во всех старался вычислить критерии, замедляющие или повышающие темпы производства. Так, в поле его зрения оказалась обычная лопата, а Тейлор взглянул на нее новым взглядом и усовершенствовал ее форму таким образом, что в разы повысило результативность землекопов.

Интересный факт: когда нововведения, предложенные Тейлором, начали вводить на практике, многие бизнес-администраторы воспринимали их в качестве простого облегчения своего труда, но не как рычаги воздействия на результаты производства.

Упор на личную ответственность

О важности личной ответственности говорят сегодня психологи-практики чуть ли не в каждом втором случае. Это неудивительно, учитывая наше общее историческое прошлое, основанное на мощном духе коллективизма, когда ответственность брало на себя государство: определяло образ мыслей, поведения, даже используемый «советский» язык, отличавшийся от дореволюционного русского и в устной, и в письменной формах. Что касается Тейлора, то он ратовал за то, чтобы каждый предприниматель отвечал не только за свою прибыль и результативность, но и за развитие общества. Основополагающим принципом менеджмента, с легкой руки Тейлора, стала дифференцированная оплата труда, строгое отслеживание соотношения вклада работника и его материального вознаграждения.

А стимуляцией для отдачи должен быть штат тех, кто контролирует выполнение плана и требует ответственности каждого за свой сегмент работы на производстве. Надо ли говорить, что эти положения повлекли за собой целую отрасль изучения: принципы рекрутинга персонала, отбор тех, кто в наибольшей степени отвечает требованиям данной профессии и данной должности, расширение сфер деятельности руководства, которое, помимо прочего, должно было регулярно изучать научные достижения в области оптимизации производства, чтобы внедрять их на практике. Принцип «разумного эгоизма», по Тейлору – это конструктивное взаимодействие работников и руководства на пути к достижению общей цели: высокой производительности труда, которая влечет естественно высокий заработок для каждого.

Резонанс теории Тейлора

Базовым постулатом концепции Тейлора выступает мысль о том, чтобы планировать темпы производительности, ввести планирование в качестве обязательного аспекта работы управляющего звена.

Второе – это необходимость регулярного мониторинга и прогнозирования всех стадий производственного процесса для своевременной коррекции недочетов.

Эти идеи стали не только основой любого эффективного менеджмента, но и проникли в культурную среду (в частности, эти принципы использовал в своей работе В. Э. Мейерхольд), научно-техническую, производственную. Они актуальны и сегодня, спустя более ста лет с момента их опубликования.

Литература:

1. Кравченко А. И. Классики социологии менеджмента: Ф. Тейлор и А. Гастев, СПб, «Русский Христианский Гуманитарный Институт», 1998 , С. 12-13.
2. Клементьев Д. С. История и философия науки. М.: «Издательство Московского университета», 2009, С. 61-62.
3. Колокнёва М.В. Теория организации в вопросах и ответах. М.: «Велби»; «Проспект», 2004.

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/ChXhU
Psychosearch

Как феномен интуиции влияет на нас? Д. Майерс Интуиция


В чем заключается послание этой книги?

В последние годы особенно активно проявляется интерес психологов к феномену интуитивного знания. Нет, эта тема отнюдь не нова для мировой психологической и философской мысли: в самом начале 20 века вышла книга французского интуитивиста А. Бергсона «Творческая эволюция», чуть позже русский философ Н. О. Лосский сделает классификацию типов интуиции. Это первые сигналы о том, что фокус внимания человека 20 века смещается на интуитивное знание, что есть стремление осмыслить эту сторону человеческой жизнедеятельности, которой раньше придавалось не столь большое значение или, по крайне мере, она не изучалась с позиций философского и научного знания.

Своей сверхзадачей Д. Майерс ставил «исследование того, как психология определяет интуицию, с целью связать разрозненные открытия и применить их к повседневной жизни» [1]. Труд американского психолога интересен тем, что направлен, скорее, на «развенчание» интуитивного знания, разрушение стереотипов, связанных с тем, что роль и значение интуиции нередко «демонизируются», им придается такое значение, которое позволяет даже некоторым шарлатанам делать не вполне честный бизнес.

Что такое интуиция?

Это особая разновидность знания, которая чаще всего не основана на эмпирических данных. Скажем даже больше: механизм интуитивного понимания скрыт от ученых, он происходит на глубинных уровнях психики и проявляет себя в самых разных сферах жизнедеятельности: в науке и религии, спорте и бизнесе, межличностных отношениях и так далее. Многочисленные примеры, приведенные Д. Майерсом, подтверждают всестороннее и многообразное проявление этого феномена. И ученый предпринимает попытку объективно рассмотреть сильные и слабые стороны интуиции, ее «плюсы» и «минусы». В чем «плюсы» интуиции, скорее всего, понятно: в защите психики, воспроизведении человеком привычных, конструктивных или не очень, паттернов поведения, в формировании абстрактных представлений, которые не подкреплены личным опытом и т. п. Но особенно интересной является вторая половина книги, где приводятся опасности интуиции, и это мы рассмотрим здесь более подробно.

«Подводные камни» интуитивного знания, по Д. Майерсу

К ним ученый относит стереотипность мышления: многое человек склонен воспринимать на веру, тем самым подчиняясь коллективным установкам и мифам (этот феномен описан в ряде работ социальных психологов). Всем знаком закон обыденного сознания: оброненное однажды кем-то авторитетным, высказывание становится догмой для большинства, не заботящегося о проверке идеи личным опытом. Например, «мальчики не плачут», «женщина обязательно должна родить ребенка, иначе она не выполняет свое предназначение» и т. п. Так формируются коллективные мифы, которые всерьез мешают жить.

Необъективные представления, неаргументированные свидетельства, зависящие от настроения, самочувствия и так далее. Причем ничто не мешает человеку истово верить в них. Эмоциональный фон имеет свойство окрашивать убеждения и представления в данный момент. Майерс приводит в пример состояние футбольных фанатов, которые после победы любимой команды склонны оценивать себя как знающих людей, окружение – благодушно настроенным, а саму жизнь – чудесной. Наоборот, под влиянием депрессивных мыслей жизнь рисуется в самых черных красках.

Бессознательное смещение фокуса внимания. Когда человек не в состоянии отследить, какие именно влияния оказывают на него воздействие, он может по ошибке придать значение менее важным деталям и упустить более важное.

Ошибки прогнозирования эмоций и состояний, собственного поведения. Сюда подходит афоризм «Бойтесь своих желаний – ибо они сбываются». Кто-то мечтает об обилии клиентов, а кто-то, наоборот, не чувствует вкуса жизни, когда расписано время по минутам на три месяца вперед. Один и тот же фактор по-разному воспринимается людьми: сильное желание не всегда позволяет объективно оценить желаемое, представить ситуацию во всей ее полноте.

Чрезмерное придание важности собственной персоне. Отсюда, по Майерсу, и ошибка атрибуции, известная социальным психологам: человек склонен придавать себе значимость гораздо большую, нежели есть на самом деле. «Он не позвонил, потому что я обидела его / повела себя не так» - знакомо? Как часто мы упускаем из виду, что кроме нашей персоны, в жизни других множество дел и забот. Он мог не позвонить, не увидев пропущенного звонка, задержавшись на деловых переговорах, попав в больницу с переломом и так далее. Вывод Д. Майерса очевиден: «…нам необходима наука психология, чтобы помочь нам отделить реальность от иллюзии, обоснованный прогноз от простой ретроспективной оценки и настоящий инсайт от ложной интуиции» [1].

Защита в форме искаженной самооценки. К этой категории относятся стереотипы вроде: «Я же говорил», «Я так и знал», «Это в последний раз», «Я никогда больше…». То есть, человек, оценивая себя, уверен, что «исправится» и, осознав свои ошибки, поведет себя иначе в аналогичной ситуации.

Эффект подачи. То, как обрамлено суждение, тоже влияет на его восприятие, и примеры тому автор приводит в своей книге. Этот феномен прекрасно используют журналисты, придумывая заголовки, которые не всегда фактически точно отражают смысл материала, но привлекают внимание или расставляют «правильные акценты».

«Иллюзия корреляции» — так в работе Майерса назван феномен, когда человек приписывает связь таким явлениям, которые в действительности ее лишены. Сюда можно отнести ряд суеверий и символических «совпадений». Выступая адептом научного знания, Д. Майерс отказывается принимать на веру, например, что младенцев рождается гораздо больше в полнолуния, и предлагает изучать такое явление, создавая выборку и разрабатывая эксперимент по всем правилам психологии.

Ригидность убеждений. Об этом свойстве человека, особенно если он перешел определенные возрастные рубежи, известно. «Это именно так, а не иначе» - такой девиз можно приписать ригидно мыслящим людям, которые устоялись в своем убеждении, и в данном случае совершенно неважно, в чем истина. Множество мнений и установок приняты просто в силу привычности.

Вы подумаете, что такое последовательное развенчание интуиции выглядит даже несколько странно: неужели автор полностью отрицает потенциал интуитивного знания? А как же догадки ученых: ванна Архимеда, яблоко Ньютона, периодическая система Д. Менделеева, которую он, по собственному признанию, увидел во сне, и многие другие инсайты, ставшие основой для открытий?

Прежде всего, за любым «инсайтом» стоит многочасовая подсознательная работа: человек просто погружается в тему и «живет в ней», с тем, чтобы, интуитивно уловив некие закономерности, выдать результат.

И, во-вторых, Майерс говорит и об очевидных положительных сторонах интуиции.

В чем же «плюсы» интуитивного знания?

Компенсация ощущений. Известно, что у слепых обостряется слух. Да и у любых людей, лишенных каких-либо физических возможностей, появляется компенсация за счет обострения здоровых, действующих органов восприятия. Степень концентрации на внешних факторах и событиях дают обостренную интуицию, иногда помогающую даже выжить.

Адаптация материала – автоматическая обработка информации, адаптированная к повседневному опыту.

Потенциал обучения и развития детей. Дети многое схватывают интуитивно, и так же проявляют свои способности. Умение «идти за ребенком», предлагать ему то, в чем он демонстрирует способности и чем интересуется – талант родителя и педагога. Кстати, такая способность отличает не только детей благодаря имплицитной памяти.

Способность к быстрой обработке информации. Особенно если картина привычна и знакома.

Обогащение и дополнение сознательного способа познания действительности.

Возможность развивать и проявлять социальный и эмоциональный интеллект, которая сегодня признается главным залогом успешности и востребованности.

Память тела, инстинкты, которые идут впереди рационального понимания. Это и способ сохранения здоровья и жизни.

Способность к творчеству. Она как раз в большей степени обусловлена бессознательными процессами, нежели рациональным «заказом» (во втором случае результаты творчества как раз менее впечатляют – вспомним хотя бы существовавший в нашей стране еще лет 70 назад «социальный заказ на искусство».

Итак, Майерс попытался всесторонне осмыслить феномен интуиции в различных сферах его проявления, во всей специфике его влияния на поведение, когнитивную направленность, эмоции человека. После прочтения книги еще остается ряд вопросов к теме исследования. Возможно, потому, что все-таки он сложен, а то и неуловим для измерения и точного анализа.

Источник: Майерс Д. Интуиция

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/Ce2mM

Скачать с litres: https://clck.ru/Ce2mU
Скачать с ozon: https://clck.ru/Ce2mg
Скачать с labirint: https://clck.ru/Ce2mv
Psychosearch

Кэрол Теврис и Эллиот Аронсон Ошибки, которые были допущены но не мной


Пятилетний Ванечка разбил мячом мамину любимую вазу (папин компьютер, дорогую плазменную панель, не суть важно). Когда его спрашивают, как произошло то, что произошло, он отвечает – виноват не он. А кто же? Бабушка! Неужели шестидесятилетняя дама изображала Криштиану Роналду?! Нет, но она не пустила Ванечку на улицу! Он хотел гулять, а она… Шел дождь (было холодно, слишком поздно) – то есть, бабушка правильно, а вовсе не из вредности, не выпустила малыша гулять. Но по его мнению, виновата все же она! Иначе ведь он не играл бы мячиком в комнате!

Самооправдание — это не то же самое, что лгать или извиняться [1].

И действительно – ребенок не лжет: не отрицает, что засветил мячом не туда. И не извиняется: он же не виноват! Но почему он обвиняет в случившемся бабушку – он ее не любит? Любит. Боится наказания? Нет, его никогда в жизни и пальцем никто не тронул, разве что поговорят. И любящие родители делают правильный вывод: Ванечке самому чрезвычайно неприятно содеянное. Он же отлично знал, что нельзя играть тяжелым футбольным мячом дома – но очень хотелось, и кто же предполагал, что мячик туда отскочит! Теперь Ванечке очень хочется чувствовать себя все же хорошим, а не глупым или непослушным. Иными словами, признание своей вины ударит по его самоуважению – отсюда и версия с бабушкой. Бедный мальчик. Он все-таки переживает свой проступок!

Далеко не так мило все это будет смотреться, когда уже не Ванечка, а двадцатипятилетний Иван ударит свою молодую жену. И скажет: я не хотел, но она сама меня доводила, доводила… и вот довела!

Или когда пятидесятилетний Иван Иванович, из своего начальственного кресла курирующий доверенный ему обществом благотворительный фонд, употребит средства из него на отнюдь не оговоренные нужды, а на свои собственные – и заявит: а я тут при чем, это кто-то из моей администрации начудил... Загадочный «некто из администрации», как гоголевский Ревизор, несомненно существует, но его никто никогда не видел. И уж тем более Иван Иванович никогда не признает, что он и этот «некто» - одно и то же лицо.

А ведь путь от маленького Ванечки до Иваныча не так уж длинен и очень соблазнителен. И каждый из нас может его пройти – потому что никто не любит чувствовать себя глупым, слабым, зависимым, иными словами – не таким, как мы хотим себя видеть. И мы придумываем и придумываем себе самооправдания. Этим занимаются все – от детей до глав государств. Более того, иногда человек, даже загнанный в угол неопровержимыми доказательствами того, что им совершена ошибка, продолжает упорствовать в ней! «Это было необходимо», «Это был единственный выход», «Кто поступил бы иначе?»

«Однако бездумные самооправдания, как зыбучие пески, могут привести к катастрофе. Они лишают нас способности видеть наши собственные ошибки, не говоря уже о том, чтобы их исправлять. Они искажают наше восприятие реальности, мешают собирать всю нужную информацию и четко оценивать проблемы. Они продлевают и усугубляют противоречия между любимыми людьми, друзьями и странами. Они мешают нам избавляться от нездоровых привычек. Они позволяют виновным избегать ответственности за свои поступки. И они мешают многим специалистам отказываться от устаревших подходов и процедур, что наносит вред всему обществу» [2].

Книга Кэрол Теврис и Эллиота Аронсона – о том, как это происходит в нашем сознании. Зная, как это работает, мы сможем с этим бороться!

Когнитивный диссонанс: защитник и лжец

Наверное, не найдется ни одного пользователя Интернета, который никогда и нигде не столкнулся бы в сети с «когнитивным диссонансом» – в самом общем смысле это ситуация психологического дискомфорта личности, когда в ее сознании сталкиваются между собой некие устоявшиеся представления и свежая информация, полностью опровергающая их. Похоже, Когнитивный Диссонанс превратился в одного из виртуальных персонажей – столько с ним связано шуток или на языке Интернета «мемов». Его вспоминают всякий раз, сталкиваясь с чужим или собственным абсурдным поведением.

На самом деле, с когнитивным диссонансом все серьезно. Термин этот ввел психолог Леон Фестингер после довольно рискованного эксперимента – внедрения в секту ожидающих конца света религиозных фанатиков, которых в определенную ночь должен был забрать космический корабль (остальное человечество, разумеется, погибнет). Фестингер спрогнозировал следующее поведение сектантов: те из них, кто верит лидеру умеренно и в ночь предполагаемого Апокалипсиса останется дома, окончательно утратят веру, когда ничего не случится. Но наиболее преданные фанатики, уже продавшие все, что у них было, бросившие работу, оставившие родных людей и собравшиеся молиться в доме лидера, и не подумают подвергнуть критике свои представления и даже еще больше уверуют в своего живого идола.

Так и произошло. Лидер секты умело сманипулировала сознанием адептов, внушив, что Господь спас их на пороге гибели: «И не случалось с первого дня творения, чтобы была на Земле такая сила Добра и Света, которая заполняет сейчас эту комнату» [3] – оцените размах! С первого дня творения Бог не наполнял ни одну из своих церквей такой же великой силой, как эту комнатушку с кучкой обезумевших от бессонницы, чтения молитв и ожидания смерти людей!

Конечно, они нисколько не усомнились в величии и святости лидера – и вскоре уже проповедовали на улицах! Возможно, только это некоторым из них и оставалось – ведь некоторые действительно продали свое жилье!

Сработал психологический механизм, который Фестингер и назвал когнитивным диссонансом – это энергия поразительной силы, заставляющая нас оправдывать свои поступки, чаще всего неверные. Никому не нравится чувствовать себя дураком и жить в несогласии с собой!

Почему мы так рады обманывать сами себя и что помогает нам это делать?

Магия труднодостижимого

Один из авторов книги, Эллиот Аронсон, некоторое время работавший вместе с Фестингером, исходя из теории когнитивного диссонанса провел несколько экспериментов, опровергающих бихевиористские теории о влиянии на поведение людей поощрений и наказаний. В частности, он предположил, что люди, которым пришлось пережить значительный дискомфорт (неловкость, страх, боль) для того, чтоб чего-то добиться, будут чувствовать себя более счастливыми, чем те, кому это же досталось легко! Бихевиористы пришли в недоумение: как людей может осчастливить что-то, связанное для них со столь неприятными ощущениями?!

Но реальность подтверждает правоту Эллиота.

Очень любопытную вещь пишет один из современных российских психологов и создатель Клуба практической психологии (нынешнее название Тренинг-Центр) «Синтон» Николай Козлов в своей книге «Философские сказки». Оказывается, сочиняя этот текст, он: «...совсем не ставил здесь задачи оказывать кому-то душевную помощь, не собирался никого воспитывать и не несу никакой ответственности за неуклюжие душевные движения тех, кто не выдержит нагрузки этой книги. Если я сделал тяжелую штангу, а кто-то стал её поднимать и надорвался – мои соболезнования, но в его несчастье виновата только его глупость» [4, С.12].

Лихо, правда? Автор-психолог заранее снимает с себя всякую ответственность за собственный текст (не исключено, что это все то же самооправдание!). А если кто-то прочитал, проникся, применил что-то из рекомендаций в жизни – и получилось нехорошо, этот кто-то – просто дурак! Не потянул «тяжелую штангу». Не по уму книжку взял!

Тренинги «Синтона» - сейчас неважно, хороши или плохи они сами по себе – нередко именно ввергают человека (обычно молодого) в состояние психологического дискомфорта, неловкости, стыда, в ситуации, сомнительные с точки зрения человеческого достоинства и морали. Но неофиты мужественно преодолевают себя – дабы стать свободнее и счастливее не столь раскованных окружающих. Само название тренинговой программы – «Дистанция» – настраивает на борьбу. Кто пройдет дистанцию – молодец, сильный и свободный! Кто сошел, тот лузер, слабак, неудачник. Конечно, всем хочется быть сильными и свободными! Ведь от этого повысится качество жизни. Но повысится ли оно у близких этого человека?

На официальном сайте Козлова есть отчеты «дистантников». Это действительно очень интересные, задокументированные самими участниками тренинга примеры действия когнитивного диссонанса. Вот некая Даша Т. учится лидерству:

«При выполнении упражнения была большая внутренняя преграда – страх и боль, оттого, что я проявляю жадность и напористость. Начала я это делать по отношению к своему любимому мужчине. Сразу же выдала то, чего на данный момент я от него хочу. Естественно, красиво это оформила. И пришел страх: а что, если он скажет… И это мое внутреннее колебание почувствовал и он. А потом я начала потихоньку выбираться в уверенность и поняла, что да – я именно так и хочу. И я хочу быть жадной и напористой с ним – это во мне есть. А если испугается? Пусть привыкает» [5].

Классика! «Страх и боль» - человек чувствует, что делает что-то не то! Но его научили, что ничего страшного, она имеет право хапать (это ее собственное слово) больше и больше – и она подстраивается: страх и боль – это от неуверенности, через это надо перешагнуть, это в себе преодолеть, как слабость. А любимый – что с того, что он напуган такой нежданной мной. Безжалостное: пусть привыкает, куда денется!

А какой кайф наступит, когда все получится! Человек искренне считает, что задавив в себе совершенно естественные стыд и совесть, стал сильнее и свободнее. Достиг консонанса с собой. Комментарии тут излишни, в самом деле – человеку было плохо, стало хорошо, что еще нужно-то?

Ошибка подтверждения и ее опасность

Мы настолько хотим быть правыми – главным образом перед собой, и компетентными – в собственных глазах, что теория когнитивного диссонанса, утверждающая, что иногда мы мыслим совершенно нелогично, сама вызывает у нас когнитивный диссонанс!

Информация, которая согласуется с нашими взглядами, представлениями, идеями, верованиями, оценивается как нужная и полезная.

Напротив, информация, ломающая эти представления, кажется ложной и угрожающей. И она действительно угрожает – нашему спокойствию и уверенности в себе! Поэтому мы критикуем ее, искажаем «под свой размер» или вовсе отбрасываем. В наиболее тяжелых случаях даже полное отсутствие доказательств нашей версии происходящего воспринимается как доказательство!

Этот интеллектуальный перекос называется «ошибкой подтверждения». Это – тенденция человеческого мышления, «встроенная» в сам способ, каким наш мозг перерабатывает информацию, и это доказано нейробиологическими исследованиями. Даже наша память склонна помогать нам ошибаться в выгодную для нас сторону, «редактируя» воспоминания и делая нас в них более «белыми и пушистыми», чем мы проявили себя на деле, сглаживая впечатления о неприятностях, вызванных нашими ошибками, «исправляя» наши прошлые неверные умозаключения.

Вплоть до 10 августа 2012 г. в Москве действовал и процветал Центр оздоровления и реабилитации «Надежда». Закрыт он был в связи с осуждением его основательницы и директора Надежды Антоненко за мошенничество и покушение на мошенничество.

Эта поистине удивительная женщина лечила людей с тяжелейшими хроническими заболеваниями, в том числе онкологию, якобы изобретенным ею «эликсиром здоровья» - неким «универсальным «раствором Антоненко», якобы уничтожающим пораженные клетки, игнорируя нормальные. Каким образом? Повышая температуру и снижая уровень энтропии в больном организме! Академик РАН Эдуард Кругляков в своей книге «Ученые с большой дороги» в главе, метко названной «Одичание», раскрывает тайну волшебного эликсира: «Состав раствора чрезвычайно прост: обыкновенная вода из-под крана, обработанная православными молитвами лично Надежды Николаевны» [6].

Почему взрослые и вроде бы умственно полноценные люди верили в эту несусветную чушь – можно понять. Критичность у человека, тяжко больного, а в случае рака зачастую приговоренного к смерти, естественно снижена – если официальная медицина не в силах (или он думает, что не в силах) ему помочь, он готов ухватиться за любую соломинку и попадает в сети шарлатанов. Тем более, что на сайте центра «Надежда» всемогущая целительница представала в следующем образе: «Доктор психологических наук, профессор, Почетный ученый Европы, кандидат педагогических наук, Гранд-доктор философии, Лауреат международного конкурса «Золотая медаль Ассоциации содействия промышленности 2005 года» во Франции, Лауреат Международного приза Совета директоров 2006 года в Англии, отличник народного образования, автор и ведущий специалист новых методов Православной психотерапии и Социально-психологической реабилитации соматических больных, автор открытий и изобретений»... Здесь прекрасно все, сайт-то давно сменил «лицо», но этот документ – биография великой женщины – еще существует в архивном виде [7].

Тут на любой вкус – и психология, и философия, и православие, и педагогика, и даже промышленность, если кому-то надо. Далее – биография, в которой, кажется, три слова правды: это ФИО целительницы.

Но не будем упрекать тяжко больных людей, что они не увидели здесь всем знакомого «Бендера в шальварах и чалме», он же знаменитый бомбейский брамин йог и любимец Рабиндраната Тагора, помогающий пророку Самуилу отвечать на вопросы публики. Отчаявшиеся, сломленные в борьбе с недугом люди просто верят и не такому, если им пообещать исцеление. Естественно, Антоненко, несмотря на показное «православие» (РПЦ всегда давала ее деятельности только резко негативную оценку), помогала страждущим отнюдь не бескорыстно.

Интересно другое.

Когда состав «раствора Антоненко» был предан огласке и поднялся скандал в СМИ, появились они – защитники оскорбленной в лучших чувствах «святой женщины»!

Смотреть на них, доказывающих «чудо своего исцеления» от рака, полипа толстой кишки и еще неизвестно какой страшной хвори, можно было в самом мягком случае с недоумением. А в самом серьезном закрадывалась мысль: не сумасшедшие ли они все?! Перед ними убийца, они же твердят о святой!

Надо ли говорить, что ни одного подтвержденного официальной медициной случая исцеления – от рака ли, от чего ли еще – не было. Схема была проста: человек чувствовал себя очень плохо, но нормально не обследовался, Антоненко «ставила» (медобразования у нее нет) ему страшный диагноз – и от него же излечивала!

Текст обрезан из-за максимального размера символов в посте. Продолжение смотрите на сайте: https://clck.ru/CdhFs

Скачать с litres: https://clck.ru/AQYtG
Скачать с ozon: https://clck.ru/CdhG4
Скачать с labirint: https://clck.ru/CdhGC
Psychosearch

Влияние аминокислот на организм Аcetyl-L-Carnitine


Аcetyl-L-Carnitine играет важную роль в биохимических процессах. Поскольку это вещество является предшественником витаминов и аминокислот, очень важно его достаточное количество для поддержания жизнедеятельности. Без карнитина невозможно оптимальное энергообеспечение на уровне клетки, его применение необходимо для терапии и профилактики многих хронических заболеваний.

Что это такое

По молекулярному строению соединение напоминает витамины группы В. Для синтеза Аcetyl-L-Carnitine необходимы две аминокислоты:

L-Лизин;
L-Метионин.

Биохимическая реакция возможна при необходимом содержании железа, витаминов С, В3, В6. Аминокислота способствует тому, что молекулы жира превращаются в энергию. Происходит это за счет транспорта жирных кислот к митохондриям. Присутствие вещества отвечает за мобилизацию жировых клеток из резервных депо.

История открытия

Аминокислота была открыта еще в 1905 году российскими учеными, которые выделили ее из ткани мышц животных. Искусственный синтез карнитина был осуществлен в 1960 году. Через 2 года было выяснено его значение в энергообеспечении. В шестидесятые годы двадцатого столетия открыли существование лево- и право-полимерных изомеров карнитина. Экспериментальные данные подтвердили значение для человека Аcetyl-L-Carnitine. Только это соединение проникает через гематоэнцефалический барьер и оказывает активное влияние на биохимические процессы.

В чем содержится

Оптимальную концентрацию Аcetyl-L-Carnitine обеспечат такие продукты:

мясо животных (свинина, говядина, баранина);
птица (курятина, индюшатина);
рыба (речная и морская).

В овощах и злаках карнитин представлен в минимальном количестве, поэтому вегетарианцам следует позаботиться об обязательном употреблении этой аминокислоты в виде биологической добавки.

Проблема цивилизации состоит в том, что пища часто содержит большое количество вредных компонентов. В мясе нередко находятся: антибиотики, гормоны, консерванты и эмульгаторы.

Эти вещества способствуют уменьшению ценности продукта за счет снижения количества важных аминокислот, в том числе и карнитина. Замораживание негативно сказывается на качественном составе мясной и рыбной продукции. Поскольку для большинства жителей больших городов употребление экологически чистой пищи является проблемой, целесообразно периодически вносить в рацион биологически активные добавки, в частности Аcetyl-L-Carnitine.

Где используется

Средство нашло применение в следующих отраслях:

медицина (лечение и профилактика);
спортивное питание;
диетология.
Способность биодобавки утилизировать жировые клетки и обеспечивать энергообеспечение используется для коррекции таких патологических состояний:
атеросклероз артерий среднего и крупного калибра;
ишемическая болезнь сердца;
перенесенный инфаркт миокарда;
хронические болезни почек (гломерулонефрит, амилоидоз) с ослаблением их функции;
энцефалопатия на фоне гипертонии, церебрального атеросклероза, сахарного диабета;
болезнь Альцгеймера, Пика, старческие психозы сосудистого генеза;
поражение подкорковых структур головного мозга (болезнь Паркинсона);
ишемический и геморрагический инсульт;
ожирение.

Перспективно начинать использование не только для лечения, но и для профилактики, что позволяет максимально сохранить функционирование органов и работоспособность. С целью омоложения биодобавка нашла применение в геронтологии. Желательно начинать назначение препарата до появления выраженных признаков старения (в возрастном диапазоне 35-50 лет).

В спортивной практике Аcetyl-L-Carnitine способствует повышению выносливости за счет интенсивности энергообеспечения и трофики мышечной ткани. При этом не наблюдается истощаемости резервов, так как средство не является стимулятором.

В диетологии применяется в программах по снижению веса. Наилучшие результаты наблюдаются при сочетании с комплексом физических упражнений и ограничением в рационе калорийной пищи. Результатом применения является уменьшение количества подкожной жировой клетчатки и внутреннего жира наряду с увеличением объема мышечной массы.

Особенно актуально такое похудение для мужчин и женщин среднего возраста, так как не сопровождается обвисанием кожи и появлением морщин.

Эффект от употребления

В результате приема развиваются следующие положительные изменения:

снижается уровень холестерина низкой плотности в крови;
стенки сосудов очищаются от атеросклеротических бляшек и становятся эластичными;
улучшаются трофические процессы в поперечнополосатых мышцах;
снижается количество жировых клеток в подкожной жировой клетчатке;
активизируется функция нервной системы за счет оптимизации межнейронных связей;
повышается физическая и умственная работоспособность, стрессоустойчивость.

Учитывая способность L-Карнитина влиять на биохимические процессы, целесообразно назначать биодобавку пациентам с хроническими заболеваниями внутренних органов и нервной системы, а также для их профилактики. Средство может использоваться в спортивном и диетическом питании.

Результаты исследований

Проведенные Диниколантонио Дж. Дж., Лави К. Дж., Фаресом Х., Менезесом А. Р. и Окифом Дж. Х. исследования [5] подтвердили положительное влияние приема L-Карнитина на состояние больных с патологией сердечно-сосудистой системы. Полученные факты подтверждают снижение смертности и повторных сердечно-сосудистых катастроф у пациентов, перенесших инфаркт миокарда, на фоне приема биологически активной добавки.

Список литературы:

1. Овчинников Ю. А. Биоорганическая химия. - М. Просвещение, 1987. – 815 с.
2. Яковлев Т. Н. Лечебно-профилактическая витаминология. - Л. 1981. – 220 с.
3. Мейроуз Г. Нутрицевтика как метод психокоррекции. - М.: Профит стайл, 2009. – 256 с.
4. Спиричев Б. Б. Методы оценки витаминной обеспеченности населения.: Учебно-методическое пособие. - М., 2001. - 68 с.
5. Исследования влияние приема L-Карнитина. Электронный ресурс: https://goo.gl/qNzx4M

Автор: Марина Ковалева, врач психоневролог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CdNPN
Psychosearch

Боязнь новизны выход из зоны комфорта как способ саморазвития


Сегодня о страхе новизны часто говорят практические психологи, которые сталкиваются с двумя категориями клиентов. Первые – это те, у которых «все хорошо», но удовлетворения нет, вкус жизни, драйв куда-то уходят; а другие – это те, у кого «все плохо», но сделать шаг в сторону перемен очень страшно. Во втором случае срабатывает принцип «лучше плохо, но знакомо, чем по-новому, но непредсказуемо». Давайте вместе проанализируем, в чем специфика страха новизны, почему его возникновение – закономерность, и как с этим справляться.

Откуда берется страх перемен?

Помните героев Ф. Достоевского? Этому автору, как никому другому в русской литературе, удалось воплотить в своих романах героев, которым «некуда больше идти». И когда этот порог отчаяния, тоски и безысходности достигнут, человек идет на преступление, совершает иррациональные безумные поступки – потому что ему нечего терять. Следовательно, первая причина страха выйти из зоны комфорта – само ее наличие. Если человека держит нечто, обладающее в его глазах ценностью, обязательно появится боязнь новизны, страх покинуть зону комфорта. А что же это такое? Это не столько место, сколько состояние. Возможность не задумываясь совершать действия, доведенные до автоматизма, точно знать, к чему они приведут – выполнение привычного, использование давно проверенных стратегий поведения и мышления. Интересно, что, действуя и живя по таким принципам, человек не использует и пятой доли своего потенциала, а потому растет смутное неудовлетворение от предсказуемости и стабильности. Где-то в глубинах психики заложено стремление к прогрессу, движению вперед. Поэтому рано или поздно человек ощущает двойственность своего положения: с одной стороны, привычное задает шаблоны и дарит покой, с другой стороны, это похоже на стагнацию.

Вторая причина страха новизны – невозможность точно спрогнозировать последствия. Что будет, если я сменю работу? Партнера? Изменю отношение ко многим вещам? Отсутствие привычных точек опоры ведет к рискам, вполне понятным. И на деле может и вправду оказаться, что «лучшее – враг хорошего». Но ведь смена стратегий – это процесс, а не данность, всегда можно выработать определенное отношение к переменам и внести свои коррективы. Совершенно очевидно, что без выхода за пределы зоны комфорта невозможно ни психологическое становление, ни взросление, ни освоение нового опыта. Смысл жизни человека – в развитии, это заложено в нас априори. Помните учение Л. Выготского – о «зоне ближайшего развития» [1]? Единственно возможный принцип качественного обучения ребенка – задавать ему такие цели, которые он вначале достигает в сопровождении взрослого, потом под наблюдением старших, а затем – сам. И то, что еще вчера для него было неизведанным, сегодня стало «зоной ближайшего развития», а завтра – окажется зоной комфорта, когда основные навыки и умения будут отточены.

Приемы, помогающие выйти из зоны комфорта

Если человек нацелен на достижение результата, выход из зоны комфорта – самое важное условие, потому что жизнь вполсилы не приносит счастья. Как это можно сделать?

Первый принцип – постепенное расширение зоны комфорта. Сделайте незнакомое изученным – и ваша зона комфорта расширится. Познавательная потребность, в принципе, ненасыщаема, а потому человек может освоить буквально все. Важно только определиться с ориентирами. Главное – пошагово начать менять шаблон поведения. Хотите похудеть, а не просиживать за телевизором часами? Не стоит сразу бежать в тренажерный зал и заставлять себя заниматься до исступления. Вначале можно просто сократить время за телевизором, начать больше ходить пешком, и потом, когда этот режим станет привычным, ставить себе следующую планку. Нельзя резко менять привычное – в этом случае велика вероятность, что раскачанный маятник так же резко окажется в противоположной стороне и все вернется на круги своя, а вы приобретете еще один повод для понижения самооценки.

Второй принцип: менять отношение к происходящему. Выход из зоны комфорта – это расширение мировоззренческих границ, поэтому оно делает вас толерантнее, спокойнее, увереннее в себе. Подумайте, что вам интересно, и углубитесь в эту тему, даже если она не приносит пока явной пользы или прибыли. Это неважно. Станьте другим, позвольте себе увлекаться, интересоваться, углубляться в какую-то тему. Так формируется альтернативный взгляд на происходящее. Есть хорошая методика: по поводу любого события вырабатывать такое отношение, которое учитывало бы позитивные и негативные стороны происходящего. Например: «У меня стало меньше работы. Каковы плюсы этого? Минусы?» Или: «Меня лишили премии. Плюсы? Минусы?» Иногда это вызывает смех, иногда – горечь, но, как бы там ни было, вы сами расширяете собственное восприятие, и значит, возможно обрести не только иное отношение к происходящему, но и выработать иные действия в повседневной жизни.

Третий принцип: привычка ставить цели. Их можно записывать, рисовать, делать коллаж из журнальных иллюстраций – как-то зримо воссоздавать, чтобы они обрели жизнь пока в вашем сознании. А мысль, как известно, материальна. И чем более осязаема цель, тем больше возможности спонтанно выстроить логическую цепочку действий, которые приведут к ее достижению. И тогда в любой момент можно внутренне остановить себя и спросить: «То, что я делаю сейчас, ведет к достижению моей цели?» Ответ будет очевиден. Вообще, умение слышать себя и учитывать свой внутренний настрой – великое искусство, которое принесет дивиденды в любом случае. Тогда меньше риск впитать чужие ценности и истины, и больше возможностей принимать решения самостоятельно.

Четвертый принцип: большей общайтесь с разными людьми. Парадокса в этом нет: кризисные психологи пришли к выводу, что пережить травматическое событие гораздо проще тем, кто имеет сочувствующее окружение. Психология развития давно утверждает, что без социализации полноценное развитие ребенка вообще невозможно. Общение расширяет границы сознания, позволяет принимать альтернативные точки зрения, понимать свою собственную индивидуальность (через «отзеркаливание» другими), даже просто зацепиться за случайно брошенную фразу, которая иногда рождает настоящий инсайт. Чем более гибок, общителен человек, тем легче он реализует новые стратегии, умеет идти непроторенными путями – и неизменно выигрывает.

Наша психика универсальна. С одной стороны, в ней заложена установка на сохранение однажды приобретенного, что выражается в ожидаемых реакциях, использовании наработанных стратегий поведения, способов совладания со стрессами. С другой, она побуждает человека к движению вперед: у нас встроен мощный механизм радости и удовлетворения от своих достижений. Вспомните ребенка, которому удалось впервые то, что не получалось давно. Или поиграйте с малышом в любую игру – и вы увидите, как искренне и непосредственно он радуется победе и горестно плачет из-за первых поражений. И взрослые ничем не отличаются, у них просто притуплены эти реакции. Но если ребенку до определенного возраста важно научиться и затвердить базовые навыки, то взрослый, который в состоянии анализировать, прогнозировать, варьировать, просто обязан расширять собственную палитру эмоций и чувств, уметь быть разным, обогащая свои ролевые амплуа. Это путь к самому себе. И, конечно же, к успеху.

Литература:

1. Выготский Л. С. Вопросы детской психологии. Электронный ресурс: http://do.gendocs.ru/docs/index-106601.html
2. Андерсон М. Как выйти из зоны комфорта. Руководство по личной эффективности

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CbTM5
Psychosearch

Краткая биография доктора Альберта Эллиса


Нижеследующий текст является выдержкой из готовящейся к выходу в свет последней работы доктора Эллиса в сотрудничестве с Майком и Лидией Абрамсами, докторами наук.

Альберт Эллис родился в еврейской семье 17 сентября 1913 года в Питтсбурге. Он был старшим из троих детей; у него был брат на два года младше и сестра, которая была на четыре года младше Альберта. Отец Эллиса был бизнесменом, чей успех в череде деловых предприятий был минимален; он проявил лишь скромную привязанность к своим детям и часто находился в разъездах по вопросам бизнеса в течение всего детства Альберта. В автобиографии Эллис характеризует свою мать как погруженную в себя женщину с биполярным аффективным расстройством. Временами, по мнению Эллиса, она становилась «суетливой болтуньей, которая никогда никого не слушала». Она могла авторитетно высказать свое мнение по большинству вопросов, но крайне редко могла подкрепить свою точку зрения фактическим базисом. Как и отец, мать Эллиса не была эмоционально привязана к своим детям.

Элис рассказывает, что когда он уходил в школу, она ещё обычно спала, а когда он возвращался из школы, то её чаще всего не было дома. Вместо того, чтобы упиваться горьким чувством одиночества, мальчик взял на себя заботу о своих младших родственниках. На собственные деньги он купил будильник, будил и одевал младших братишку и сестренку. Несмотря на эмоциональную скупость, семья не испытывала нужды, пока не началась «Великая депрессия». Она послужила причиной того, что все трое детей вынуждены были искать работу для того, чтобы помогать семье. Альберт был очень болезненным ребенком и во время своего детства перенес немалое количество проблем со здоровьем.

В возрасте пяти лет он был госпитализирован с заболеванием почек. Чуть позже его госпитализировали с тонзиллитом, который привел к тяжелому воспалению, потребовавшему срочной операции. Альберт вспоминает, что в общей сложности в период с пяти до семи лет он был госпитализирован восемь раз. Одно из последних нахождений в больнице затянулось практически на год. В эти дни он практически не ощущал эмоциональной поддержки от своих родителей, которые очень редко навещали и утешали его. Эллис признается, что научился бороться со своими невзгодами, «воспитав в себе растущее безразличие к этой заброшенности».

Он начал работу на поприще клинической психологии после того, как получил первую степень в бизнесе от городского университета Нью-Йорка. Начальным этапом его карьеры был бизнес, позже он попробовал себя в роли писателя. Впрочем, все эти начинания имели место быть до того, как в 1929 году началась «Великая депрессия», сделавшая бизнес бессмысленным занятием. Альберт осознал, что написание художественной литературы не является его призванием, однако обнаружил в себе талант к написанию литературы в жанре «non-fiction». Этот талант позволил ему написать многие труды, посвященные человеческой половой жизни, позже Альберт был признан экспертом в этой области. Нехватка специалистов в этой сфере привела его к необходимости изысканий научных фактов по этим тематикам и проведению исследований по ним, что позволило ему разбираться в этом круге знаний лучше всех и давать научные советы по этим вопросам.

Все консультации по вопросам поведения помогли ему осознать свое призвание, которое убедило его начать карьеру в области клинической психологии. В 1942 году он начинает свое обучение на доктора наук клинической психологии в Колумбийском университете, который был известен подготовкой психологов в традициях психоаналитики. После получения степени магистра в клинической психологии в педагогическом колледже Колумбии в июне 1943 года Эллис начинает частную практику на полставки, параллельно продолжая работу над получением звания доктора наук. Это было возможно потому, что в Нью-Йорке в то время для психологов не требовалось получение лицензии. Эллис стал публиковать инновационные статьи даже до получения им звания доктора наук. К примеру, в 1946 году он написал критическую статью на тему широко распространённых в то время письменных личностных тестов, которые не были достаточно проверены. Он пришел к выводу, что только Миннесотский многоаспектный личностный опросник соответствует стандартам научно-исследовательского инструмента (Эллис, 1946).

После защиты докторской диссертации Эллис искал дополнительной профессиональной подготовки в психоанализе. Как и большинство психологов того времени, он был поглощен сложностью и загадочностью теорий Фрейда. Поэтому вскоре после получения звания доктора наук, в 1947 году Эллис начал личный анализ и программу подготовки под контролем Ричарда Халбека (чьим наставником был Герман Роршах), являющегося ведущим специалистом по обучению в институте Карен Хорни. В будущем он назовет Хорни человеком, оказавшим наибольшее влияние на его мировоззрение наряду с работами Альфреда Адлера, Эриха Фромма и Гарри Стека Салливана, также сыгравших большую роль в формировании его психологических моделей.

По мере того, как его знания и опыт в психоанализе росли, он стал задаваться вопросами об эффективности и научной основе. Ещё в 1947 году Эллис опубликовал статью «Телепатия и психоанализ: критика недавних открытий» (Эллис, 1947), ставшую первой в череде статей, критикующих антинаучный мистицизм и оккультизм в психологии. Эта точка зрения позже была отражена в его монографии, вышедшей в 1950 году, комментирующей необходимость научной поддержки психоанализа:

«Хотя искусство психоанализа на данный момент имеет полувековую историю, комплексная формулировка его научных принципов всё еще далека от совершенства. Такая формулировка, которая освободит аналитическую теорию и практику от всех внешних атрибутов догматизма, непроверенных домыслов, предвзятости и оккультизма и оставит только те принципы и образы действия, которые уже являются или находятся на пути к становлению клинически подтвержденными; предпринимаются частичные попытки формулировки, но она никоим образом пока ещё не имеет такого систематического исполнения, с ней работают только несколько неофрейдстов...

Было бы неразумным предположить на первом этапе, что психоанализ может быть научно обоснован и ориентирован. Некоторые аналитики, в частности Юнг, временами были откровенно ненаучны, если не сказать антинаучны, утверждая, что для анализа есть больше вещей, чем научные идеологии могут даже представить. Другие психоаналитики, такие как Ранк и Райк, выражали смелую фальшивую поддержку научным идеалам, но на практике защищали полумистические теории анализа, противостоящие научным точкам зрения.

У сторонников околонаучного психоанализа по сути не может быть никаких аргументов — пока они откровенно не признаются, что наука не является их целью, и вопросы веры, религии, ментального здоровья и других ненаучных объектов – это всё, что на самом деле их интересует, а поддержание некоторых других аналитических точек зрения является их демократическим правом —  до тех пор, пока они не называют их точки зрения научными... Большинство современных психологов и психиатров соглашается, впрочем, что тщательно систематизированные научные знания являются единственным действительным базисом для аналитической (и другой) терапии, и что строгая критика ненаучных психологических методов вполне заслужена».

Работая на полставки в Нью-Йорке, Эллис также работал полный рабочий день как психолог в штате Нью-Джерси и стал главой психологов штата в 1950 году. Однако в 1952 году он оставил этот пост и перевел свою частную практику на полную ставку. Его задаче создания постоянной практики поспособствовал рост его репутации как сексолога, особенно после выхода его книг «Сексуальный фольклор» (1951), «Американская сексуальная трагедия» (1954) и «Секс без вины» (1958). Он приобрёл скандальную известность, защищая публикации материалов сексуальной направленности, геев и различных предполагаемых сексуальных преступников в суде. В одном нашумевшем деле Эллис сотрудничал с широко известным адвокатом, Джоном Рогге, защищая преподобного Илсли Буна, протестантского священника и издателя журналов американской ассоциации нудистов.

Американская ассоциация адвокатуры завела на Буна уголовное дело за рассылку «непристойных» журналов по почте и размещение их на новостных стендах. В конечном итоге Эллис помог составить обращение, которое позволило выиграть апелляцию по делу, прежде чем оно было передано в Верховный суд США. За растущую популярность как защитника сексуальной свободы Альберту пришлось заплатить свою цену. Школа, в которой он проходил бакалавриат, Городской Колледж Нью-Йорка и школа, в которой он проходил магистратуру, Педагогический Колледж Колумбии, отказались предоставить ему место преподавателя по причине его «спорных» статей на сексуальную тематику. Многие психологические департаменты, даже после того, как он получил национальное признание в качестве психолога, запрещали или отменяли выступления Эллиса. В 1951 году Эллис занял пост американского редактора «Международного журнала сексологии» и начал публиковать ряд статей, защищающих сексуальную свободу. Также он написал вступление к нашумевшей книге Дональда Вебстера Кори «Гомосексуалист в Америке», став тем самым первым известным психологом, защищающим свободу геев.

Во времена начала своей карьеры Эллис был дважды женат. Первый брак закончился разводом, а второй окончился приблизительно через три года без каких-либо заявлений о причинах расставания. Ни в одном из этих браков, а также ни от одной из многочисленных любовниц у Альберта не было детей. Как бы то ни было, его многочисленные любовные интрижки выливались в краткосрочные и конфликтные отношения. Однако эти отношения приносили ему пользу, обеспечивая фон, необходимый для написания его многочисленных книг и статей о человеческой сексуальности. В 50 лет он начал самые длинные по продолжительности взаимоотношения с Джанет Вулф, интерном, которая дослужилась до поста исполнительного директора Института Альберта Эллиса. В начале двухтысячных годов Эллис начал отношения с Дэбби Джоффи, австрийским психологом, которая прибыла в Соединенные Штаты для прохождения обучения в институте Альберта. Эти взаимоотношения становились всё более интимными и окончились свадьбой в 2004 году. Эти последние его отношения длились до самой смерти Альберта в 2007 году.

Несмотря на известность, которую он получил от своих публикаций и компетентности в вопросах, связанных с человеческой сексуальностью, Эллиса можно назвать одним из немногих психологов Нью-Йорка, чей основной доход исходил из психологической практики. Хотя он постоянно совершенствовал свою технику, всё же в первую очередь в работе со своими клиентами он использовал психоаналитические методы. Однако, рост его клиентской базы делал пассивность и маргинальность эффективности психоаналитического подхода всё более очевидными.

Стремясь добиться большей эффективности, он начал исследовать новые методы, которые могли бы быть более активными и эффективными. Подход, становящийся все более очевидным, основывался на последовательной модели, которую он вызывал у своих клиентов. Он отмечал, что практически всех людей можно назвать невротиками, имеющими общую тенденцию ссылаться на иррациональное и жесткое мышление. Это наблюдение Эллиса стало большим шагом вперёд по сравнению с теорией «страданий, глупости и проблемности» Долларда и Миллера (Доллард и Миллер, 1950). В своём объединении психоаналитических и поведенческих понятий они предполагали, что неврозы могут быть вызваны условными подавлениями мыслей или поведения, что становится причиной чувства тревоги.

Следовательно, условно разумный человек будет действовать методами, которые кажутся саморазрушительными и глупыми. Напротив, Эллис отмечал, что люди полностью информированы об иррациональных убеждениях, но склонны упорно поддерживать их, несмотря на то, что они ведут к постоянному отчаянию. Это важное наблюдение синергически объединяется с его изучением таких философов, как стоики Марк Аврелий и Эпиктет, оказавших влияние на создание новой теории психотерапии. Стоики считали, что разрушительные эмоции, такие как страх или ревность, возникают из фальшивых суждений, и что мудрецы — люди, достигшие нравственного и интеллектуального совершенства — не подвержены им. Статуса мудреца, исходя из учений стоиков, можно было достичь, приняв принципы, отраженные в цитатах ниже. То есть, все исключительные, беспокоящие или неврастенические эмоции являются результатом индивидуального восприятия ситуации, а не влияния ситуации как таковой.

«Если вас способно вывести из равновесия любое внешнее воздействие, значит страдание вызвано не самой ситуацией, но вашей собственной оценкой этой ситуации; таким образом, можно сказать, что у вас в любой момент есть достаточно силы, чтобы взглянуть на ситуацию с другой точки зрения и освободиться от её гнетущей власти». Марк Аврелий

«Путь к свободе – это не удовлетворение себя путем достижения всего, что ты желаешь, а разрушение своих желаний». Эпиктет

Находясь под глубоким впечатлением от своих исследований, проведенных трудов и ненаучной природы психоанализа, в январе 1953 года Альберт полностью завершает свою деятельность в сфере психоанализа и начинает называть себя рациональным терапевтом. Теперь Эллис начинает прибегать к новым, более активным и направляющим типам психотерапии. В 1955 году он называет свой новый подход «рационально-эмоциональная терапия» и формулирует её основной принцип как то, что терапевт должен помочь клиенту осознать, и исходя из этого осознания, принять то, что его личная философия содержит убеждения, ведущие к его личной эмоциональной боли. Этот новый подход подчеркнул активную работу со стороны клиента по изменению саморазрушительных убеждений и поведений путем освещения и демонстрации их иррациональности или категоричности.

В следующем году Эллис начинает преподавать новую технику другим терапевтам и в 1957 году он официально излагает первую когнитивную поведенческую терапию, предлагая терапевтам помогать людям налаживать их мысли и поведение как способ избавиться от неврозов. Двумя годами позже Элис публикует книгу «Как жить с невротиком», в которой детально излагает свой новый метод. В следующем году Элис презентует газету с его новым подходом на конвенции американской психологической ассоциации в Чикаго. Эта теория вызвала умеренный интерес, но несколько человек всё же признали, что человечеству был изложен принцип, который вскоре станет духом времени. Напомним, что главенствующим интересом в то время в экспериментальной психологии был бихевиоризм (направление в психологии, наука о поведении и влиянии его на жизнь человека – прим. переводчика), а в клинической психологии ведущая роль отдавалась прославленным психоаналитическим школам, основоположниками которых были Фрейд, Юнг, Адлер и Перлз.

Текст обрезан из-за максимального размера символов в посте. Продолжение смотрите на сайте: https://clck.ru/CYwvw

Скачать с litres: https://clck.ru/AQYtG
Скачать с ozon: https://clck.ru/CVwNo
Скачать с labirint: https://clck.ru/CVwNy
Psychosearch

Не узнаю Вас в гриме! и другие ловушки синдрома Капгра


Смотря на хорошо знакомого вам человека, испытывали ли вы чувство, что видите лицо кого-то незнакомого? Более уверенного, более злого или, напротив, более холодного, чем обычно – в любом случае, до этого вы знали кого-то совершенно другого.

В ситуациях, которые проявляют в людях все самое неожиданное, подчас невозможно узнать даже самых близких. Возможно, вы и о себе иногда говорили: «Это не я, в меня точно кто-то вселился!» Что ж, тогда можете себе представить в общих чертах каждодневные эмоции людей, страдающих синдромом Капгра.

Синдром Капгра – определение и история исследований

В «Психиатрическом энциклопедическом словаре» дается определение: «Ложное узнавание психическим больным неизвестных лиц, которые принимаются за знакомых, родственников или, наоборот, знакомые принимаются за чужих людей, принимающих облик знакомых» [7, С. 399]. Человек с синдромом Капгра может считать, что и его самого заменил двойник, действующий от его лица.

Синдром, первоначально определявшийся как «иллюзия двойников», назван по имени французского психиатра, Жана Мари Жозефа Капгра. В 1923 году вместе с Жаном Ребуль-Лашо он описал случай некоей «Мадам М». Женщина на протяжении 10 лет утверждала, что ее мужа, дочь, соседей и остальных заменили двойники. Более того, Мадам М. верила, что двойники даже сменяли друг друга! Например, дама насчитала целых 80 дубликатов мужа (по ее мнению, давно убитого) [3, С. 150]. А в ходе развода супругов в графе «Причина развода» Мадам М. вписала: «Подмена мужа».

Кроме твердого убеждения в подмене родных и знакомых (нарушение мышления), у нее обнаруживались также и параноидальные идеи, и эпизоды мегаломании, и слуховые галлюцинации [1]. Это многообразие симптомов говорило о том, что синдром Капгра не приходит один и имеет тенденцию прогрессировать.

Разновидности синдрома Капгра

Синдром Капгра включает в себя бред интерметаморфозы, бред отрицательного/положительного двойника и синдром Фреголи [7].

Бред интерметаморфозы (или «метаболический бред») – патологическое убеждение человека в том, что некие лица меняют внешность и/или внутреннюю сущность, чтобы он их не узнал. Это сопровождается уверенностью в злых намерениях этих людей [4]. Иногда сочетается с бредом инсценировки – восприятием реальной ситуации как разыгрываемой специально для пациента (как в фильме «Шоу Трумана»).
Бред отрицательного двойника – убеждение человека в том, что его близких (а иногда – и его самого) заменил двойник или кто-то похожий, переодетый и загримированный. Больной уверен, что близких убили или похитили, но чтобы никто не догадался, нашли людей на замену. Обычно именно это ответвление и называют собственно синдромом Капгра.
Бред положительного двойника – ложное узнавание человеком знакомых или близких ему людей в незнакомцах.
Синдром Фреголи – представляет собой обратный бред интерметаморфозы. Пациент твердо убежден, что всех незнакомцев «играет» один и тот же знакомый ему человек, преследует его, принимая облик других людей [5].

Как возникает сидром Капгра?

К единому мнению по поводу синдрома исследователи и практики не пришли до сих пор. Существует несколько теорий его возникновения:

Фрейдистская концепция. Синдром рассматривается как вытеснение в бессознательное «недопустимых» чувств и эмоций к близкому человеку (например, ощущение сексуального интереса к себе со стороны того члена семьи, которого «подменили»). Таким образом, больной «расщепляет» личность родственника на «хорошего» и «плохого» - то есть, собственно родственника и незнакомца, который выдает себя за него. На последнем лежит «ответственность» за эмоциональный дискомфорт, вызывающий в пациенте столь глубокий внутриличностный конфликт.
Нейропсихологическая концепция гласит, что синдром Капгра часто сопровождается патологическими изменениями в головном мозге (а именно, лобной и височной долях правого полушария), которые могут быть вызваны травмами головы, заболеваниями – деменцией, шизофренией, цереброваскулярной болезнью.
Концепция Вилейанура Рамачандрана – одна из наиболее известных и цитируемых теорий возникновения данной группы синдромов. Синдром предстает здесь как нарушение связи между двумя ключевыми областями головного мозга – веретеновидной извилиной (распознавание лиц) и мозжечковой миндалиной, отвечающей за эмоциональный отклик на лица. В норме две этих области, взаимодействуя друг с другом, дают, к примеру, следующую картину мира: «Это мой муж и я его люблю». У больных с синдромом Капгра, по мнению исследователя, узнавание лица не влечет за собой соответствующий эмоциональный отклик: «Этот человек выглядит как мой муж, но это не мой муж – лицо не вызывает во мне чувств, которые были раньше. Его, должно быть, заменили двойником» [2].
Рамачандран вывел эту теорию на основании наблюдений за собственным пациентом, Дэвидом, который после получения серьезной травмы головы, очнувшись от пятинедельной комы, уверился в том, что его родителей заменили двойники. Любопытная деталь – Дэвид считал, что «двойники» в чем-то были искуснее «настоящих» родителей – отец более умело водил машину, мать готовила гораздо вкуснее. Именно так, по его словам, он и определил факт подмены [6].


Одной из новейших в этой области является концепция психиатров Николы Эдельштейн и Феми Ойебоде. Она является дополненной теорией Рамачандрана и заключается в обнаружении у больных патологических изменений в префронтальной коре головного мозга, отвечающей за постановку целей, обозначение стратегий поведения, принятие решений. Эдельштейн и Ойебоде предположили, что именно из-за нарушения в этих процессах вышеописанный вывод «Этот человек выглядит как мой муж, но не является им» не кажется больному странным и необычным, отсутствует критика по отношению к своему состоянию [2].

Согласитесь, даже после детального разбора в существование синдрома непросто поверить. Тем более сложно – представить разнообразие схем его развития и симптоматики у разных людей. В качестве примера еще более необычного развития синдрома можно привести историю 71-летнего американца с биполярным аффективным расстройством. После отказа от медикаментозного лечения у больного возникли бредовые идеи – он считал, что за его домом следит ФБР. Апофеозом (и одновременно – манифестацией синдрома Капгра) стал момент, когда мужчина уверился в подмене своего кота. По его словам, «Новый» кот, будучи в сговоре с сотрудниками ФБР, следил за ним и его семьей, передавая получаемые сведения. Психиатры Дэрби и Каплан, пациентом которых являлся больной, дали синдрому новое название «Кэтгра».

Однако, несмотря на множество вариаций и сложностей расстройства, профессор психиатрии Н. Эдельштейн считает, что с течением времени и появлением все новых научных исследований картина проясняется, а синдром «перестает быть частью неврологических «Секретных материалов» [2]. Интересен синдром и тем, как ярко в нем проявляется страх самого явления двойничества, факта подмены двойником – другим человеком, в точности копирующим «оригинал». О доппельгангере и бессознательном страхе перед двойником мы поговорим подробнее в следующей статье.

Источники:

1. Capgras, J. and Reboul-Lachaux, J. (1923) L’illusion des sosies dans un delire systematise chronique. Bull. Soc. Clin. Med. Ment. 11, p. 6–16.
2. Edelstyn N. Ever thought a loved one was an imposter? That’s the Capgras delusion [Электронный ресурс] / Nicola Edelstyn. - Электрон. текст. дан. - London: 2017. - Режим доступа: https://theconversation.com/ever-thought-a-loved-one-was-an-imposter-thats-the-capgras-delusion-78291
3. Ellis H. D., Lewis M. B. Capgras delusion: a window on face recognition. // TRENDS in Cognitive Sciences. Vol.5 No.4 April 2001. - p. 149-156.
4. Жмуров В. А. Психиатрия. Энциклопедия. - T/O "Neformat", 2016.
5. Марилов В. В. Общая психопатология (под ред. А.С. Синицина). - М.: Академия, 2009. - 296 с.
6. Рамачандран В. С. Мозг рассказывает. Что делает нас людьми. - М.: Карьера Пресс, 2015. - 498 с.
7. Стоименов Й. А., Стоименова М. Й., Коева П. Й. и др. Психиатрический энциклопедический словарь. - К.: МАУП, 2003. - 1200 с.

Автор: Юлия Матыченко, педагог-психолог, МБОУ Кадетская СОШ2, г. Рубцовск

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CY76D
Psychosearch

Что такое габитуация или привыкание?


Этот термин применим как к физиологии, так и к психологии, поэтому представители этих наук трактуют его с разных – своих специфических – позиций. Если говорить в общем плане, это самая простая разновидность научения. Рассмотрим вначале, как функционируют нейроны и какие реакции происходят в организме в этом случае. Прежде всего, физиологи относят подобные процессы к пассивному научению, когда организм подвергается только внешним воздействиям и как-то вынужден на них реагировать (по принципу: есть стимул – есть реакция). При этом в нервной системе оформляются новые следы памяти.

Как происходит габитуация или привыкание?

Вначале стимул оказывает воздействие средней силы на орган восприятия (независимо от его характеристики). А далее при возобновлении аналогичного стимулирования формируется поведенческое привыкание, и ориентировочный рефлекс постепенно снижается. Такой процесс позволяет организму не выдавать реакции на привычные и неопасные раздражители, автоматически относя их к категории факультативных и незначимых для данного организма. На бытовом уровне это проявляется в виде поведенческого привыкания: если раздражитель и характер раздражения нам уже знаком и не несет новой информации, мы его попросту игнорируем, и этот нервный процесс характеризуется в качестве приспособительного. Он возможен также при изменении стимула: смене интенсивности, характера, кратности (см. [1]). Важным специфическим отличием данного феномена является то, что многоразовая стимуляция не сопровождается при этом никаким подкреплением.

Привыкание как феномен в трактовке психологов

Чем отличается привыкание (габитуация) от, скажем, адаптации? В случае последней человек вначале изучает ситуацию и уже потом ведет себя в соответствии с ней. Так, в психологии развития мы говорим об адаптации дошкольников к детскому саду, первоклассников к школе, учащихся старших классов к новым условиям обучения, если, к примеру, был изменен выбранный профиль, об адаптации студентов, адаптации лиц, вышедших на пенсию и т. п. Габитуация – это нечто принципиально иное: продолжение линии поведения без внимания к раздражающему стимулу, восприятие его как незначимого. К примеру, если в процессе еды животное услышало посторонний звук, оно на какую-то секунду насторожится, прекратит процесс приема пищи, замрет, и когда этот звук будет квалифицирован как не несущий опасности, не содержащий значимых знаков, побуждающих к изменению поведения, оно спокойно продолжит принимать пищу (можно провести соответствующий эксперимент, если дома есть домашние животные). Как замечают биологи, такая первичная реакция характерна для подавляющего большинства биологических видов, «вплоть до плоских червей, а некоторые исследователи заявляют о существовании габитуации у кишечнополостных и даже простейших» [2]. Оказывать влияние на биологический организм могут самые разные факторы – механические воздействия, сезонные изменения природы, смена климатических поясов, звуковые, зрительные, кинестетические, а также стимуляторы-раздражители иной разновидности. Этим феноменом объясняются процессы акклиматизации организма, привыкание к фоновому шуму, не столь значительному изменению температуры внешней среды, несильным болевым ощущениям (вспомним известное выражение «боль притупилась»).

Чем характеризуется габитуация с точки зрения поведенческих стратегий человека?


Если раздражающий стимул на какое-то время исчез, а потом возобновился, реакция на новое воздействие будет вновь такой же сильной, как и первоначальная (эффект восстановления реакции).
Скорость привыкания (габитуации) напрямую обусловлена частотой и регулярностью воздействия стимула: если это воздействие частое, то привыкает биологический организм быстрее.
Кроме того, скорость привыкания связана также и с силой стимуляции: чем она интенсивнее, тем медленнее происходит привыкание.
Попутная (дополнительная) стимуляция продлевает привыкание и замедляет спонтанное восстановление реакции.
Воздействие принципиально отличного по интенсивности стимула способно вызвать первоначальные реакции и заново запустить процесс привыкания.
Привыкание может происходить одновременно в отношении сразу нескольких похожих друг на друга стимулов.

Габитуация в психологии: практический аспект

Чем интересен феномен привыкания с повседневной точки зрения? И почему о нем важно помнить практическим психологам? Прежде всего, потому что можно сознательно регулировать фокус внимания, смещая его на более важные стимулы. Например, если у соседей громко работает телевизор, и вам мешает этот звук, вы можете сместить фокус внимания на более важный стимул: сосредоточиться на приготовлении пищи, уборке, ремонте техники, и ваше восприятие постороннего шума будет качественно иным. К явлениям подобного рода относятся ситуации, когда человек способен читать интересную книгу даже в «экстремальных» для этого условиях: параллельно с работающим радио или телевизором, разговором находящихся рядом. Это может быть, например, ученый, который углубляется в свои расчеты до такой степени, что вообще перестает воспринимать внешний мир. Длительное нахождение «в теме», игнорирование внешних обстоятельств-стимулов вследствие погружения в более значимую сферу – частый случай среди лиц творческих и научных профессий. В этом случае сверхзначимая интеллектуальная стимуляция является абсолютным приоритетом в сравнении с иными, внешними, бытовыми раздражителями, чье действие улавливается, но реакции на него не происходит.

Основной принцип поведенческой стратегии человека – выбрать из нескольких стимулов приоритетный, и тогда реакция на прочие стимулы будет уменьшена. Интересно, что принцип «концентрируйся на важном», «меняй фокус внимания» вполне применим и непосредственно к психическим процессам, он актуален и в ходе развития эмоциональной культуры человека, и в процессе изменения поведенческих стратегий, в основе которых – психическая, а не физиологическая реальность. Это прекрасно знают когнитивные психологи.

В чем причины привыкания?

В этом вопросе среди ученых существуют некоторые разночтения. Есть ученые, которые придерживаются идеи о важности одного фактора на появление привыкания. Так называемая однофакторная концепция привыкания базируется на том, что в его основе – определенная частота воздействия стимула. Согласно мнению сторонников двухфакторной концепции, выявляется определенная нервная активность, благодаря которой происходит реакция на всевозможные стимулы. Антитезой привыкания с этой точки зрения является восстановление восприимчивости к воздействию стимула. При этом речь идет о привыкании как феномене, не подразумевающем сенсорного или двигательного утомления, это просто отсутствие реакции на стимул определенной силы и частоты. Такой механизм экономит резервы психики и организма, позволяет продлить период его функционирования и повысить результативность.

Как видим, разумная природа заложила в человека не просто огромный энергетический, психический и физический потенциал, но и позаботилась о том, чтобы он был реализован разумно и экономично. На сохранение энергии, формирование следов памяти для опознавания сходных феноменов в дальнейшем, возможности самостоятельного определения значимости и целесообразности реагирования на стимул и направлен такой физиологический и психический механизм, как габитуация (привыкание).

Литература:

1. Научение, его формы и физиологическая сущность. Электронный ресурс: http://www.braintools.ru/article/9503.
2. Под редакцией Р. Корсини и А. Ауэрбаха. Психологическая энциклопедия (2-е издание). 2006.

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CX5ue
Psychosearch

Ганс Файхингер Философия как если бы Часть 18 Глава 14


Международная библиотека психологии, философии и научного метода

Философия «как если бы»

Система теоретических, практических и религиозных фикций человечества
Автор – Г. Файхингер, 1911 Переведено на английский, 1935 Ч. К. Огденом Переведено на русский, 2017 Е. Г. АнучинымРедактор – Е. Ю. Чекардина

Переведено при поддержке журнала © ПсихоПоиск. Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Копировании материалов книги разрешено только при наличии активной ссылки на источник.

 

Продолжение...

ГЛАВА 14

Материя и ощущаемый мир идей
Материя – это фикция такого типа. Она содержит противоречивые элементы, но служит с тем же успехом, что и фикция силы. То, что материя на самом деле является такой фикцией, сегодня общепризнанно. Противоречия, присущие ей, были последовательно показаны в частности Беркли, где он раскрыл исключительно глубокий взгляд на природу логической функции. Многочисленные противоречия, развитые вокруг этой концепции, всегда основываются на вопросе, с которым мы уже несколько раз встречались – является ли материя гипотезой или фикцией. Концепция материи может развиваться так глубоко, как мы хотим; но мы никогда не сможем избавиться от противоречий, которые так часто в ней обнаруживались. Это не отрицает неизвестную составляющую в основании материи. Отрицается ее идентичность с концептуальной структурой, которую мы называем материей.

Как тесно материя связана с концепцией вещества, очевидно, поскольку она предполагается вещественной, носителем сил. То, что такая идея может быть только фиктивной, постепенно стало почти универсальным предположением с восемнадцатого века, в особенности благодаря Юму. В Германии Платнер во втором издании его Aphorisms (на которые повлияли Кант и Юм) выражается следующим образом (Vol. I, стр. 415): «Вещество и есть сама сила, а вещественный субъект, содержащий свойства и силу, является лишь иллюзорной воображаемой идеей; поскольку это бы привело к бесконечному». Современная физика приближается к этому взгляду, сводя все феномены к функциям энергии.

Этот концептуальный конструкт, материя, сделан из весьма противоречивых элементов, но он очень полезен для научной мысли как фикция. Таким образом, достаточно неверно следовать Беркли и отвергать эти концепции как бесполезные, как только была признана их объективная невозможность. Это показывает то самое предубеждение, которое доминирует в философии сегодня, а именно – что если концепция логически противоречива, именно по этой причине она не обладает ценностью. Потому что верно именно обратное – противоречивые концепции являются самыми ценными. Многие из фундаментальных идей, которыми оперирует наука, фикции, и проблема заключается не в том, как избавиться от их противоречий – это были бы напрасные усилия – но в том, чтобы показать, что они имеют свою пользу и преимущество для мысли. Неверно представлять себе, что лишь то, что логически непротиворечиво, логически полезно. Такое отношение – поскольку так много из фундаментальных концепций науки противоречивы – если целостно придерживаться его, привело бы нас к заключению Агриппы Неттесгеймского – вся наука не имеет никакой ценности. Наша позиция должна ясно отличаться от этого. Конечно, это правда, что многие фундаментальные научные концепции фиктивны и противоречивы и не являются отражением мира реальности – мира, весьма недоступного для нас – но это ни в коем случае не делает их бесполезными. Они являются психическими конструктами, которые не только порождают иллюзию осознавания мира, но которые делают возможным для нас, в то же время, ориентирование в мире действительности.

Именно потому что наш концептуальный мир сам по себе – продукт реального мира, он не может быть отражением реальности. С другой стороны, он может служить как инструмент внутри реальности, посредством которого перемещаются высшие организмы. Он является символом, посредством которого мы направляем себя; и в интересах науки делать этот символ более и более адекватным и удобным в использовании, но он всегда останется лишь символом. Нет ответа на аргумент того, что из-за того, что концептуальный мир – продукт реального мира, он не может быть с ним идентичным. Нет никакой идентичности между мыслью и реальностью, поскольку «мир» - это лишь инструмент мысли, и по этой причине мир идей не является конечной целью мысли. Актуальным назначением мысли является не мысль сама по себе и ее продукты, но поведение, и в конечном итоге – поведение этичное. Средством к этому становится объективный мир в форме мира идей. Вместе с Фихте мы можем тем самым сказать, что мир – это материал этичного поведения. Фихте ошибся лишь в том, что позволил этому материалу быть произведенным эго самим по себе; его форма сама по себе является продуктом психики. Мир идей является неотъемлемой частью целенаправленности мысли, инструментом, призванным считать действия возможными в мире реальности.

Мы отрицаем, таким образом, что осознаваемый нами мир обладает ценностью как знание; и мы также отрицаем, что дифференциалы и т. д. обладают такой ценностью. С другой стороны, мы настаиваем, что они обладают практической ценностью, и мы воспринимаем их как служащие продукты логической функции, как полезный механизм. Когда бы такие искусственные конструкции ни применялись под видом связных, возникают противоречия – вернейший признак фикции. (1)

Истинной и конечной целью мысли является действие и поддержание действия. Осматриваемый с этой точки зрения мир идей, воспринимаемый как целое, это просто средство, и его образовывающие элементы также лишь средства. То, что мы здесь имеем, это система целесообразных устройств мысли, помогающих и поддерживающих друг друга, и чьим итоговым продуктом становится научно очищенный концептуальный мир. Это всего лишь чрезвычайно чувствительная машина, сконструированная логическим инстинктом и относящаяся к донаучно развитому миру идей, как современный железный молот относится к доисторическому каменному молоту третичного периода или паровой двигатель и железная дорога к грубой телеге и сельской местности. Они оба лишь инструменты, и хотя они очень разнятся в деликатности и элегантности, тем не менее, они одинаковы в своем виде. Они – инструменты, продукты логического инстинкта, логической деятельности. Весь концептуальный мир лежит между этими двумя полюсами ощущения и движения. Психика постоянно добавляет новые члены между этими двумя точками, и деликатность и изощренность ее интерполяций, картин и вспомогательных концепций развивается с ростом массы нервов и возрастающей изоляцией мозга от позвоночника. Наш концептуальный мир лежит между воспринимающим и двигательными нервами, бесконечный посредничающий мир, и он делает их соединения все богаче и проще, более деликатными и более используемыми. Наука озабочена разработкой этого концептуального мира и настройкой этого инструмента в соответствии с проявляющими себя объективными отношениями последовательности и сосуществования. Но когда наука идёт дальше и делает этот инструмент целью самим по себе, когда она больше не заботится только о совершенствовании инструмента, тогда она должна быть строго рассматриваема как роскошь и страсть. Но все благородное в человеке имело это же происхождение.

Когда мы говорим, что наш концептуальный мир лежит между воспринимающими и двигательными нервами, мы используем фиктивный язык, поскольку, на самом деле, мы обладаем только ощущениями. Наши идеи как о движении, так и о нервах, то есть, о материи, являются конструктами нашей продуктивной фантазии, фикциями. Другими словами, весь концептуальный мир вставлен между ощущениями; в конечном счёте, нам даны лишь они. Нам даны только определенные последовательности ощущения. Концептуальный мир, таким образом, является структурой, созданной из элементарных ощущений и их остатков, и служит созданию более простых линий коммуникации между различными центрами восприятия. Концептуальный мир имеет свое начало во всех тех процессах, посредством которых меняются элементарные ощущения и в соответствии с элементарными законами. Посредством конденсации, взаимосвязанности и т. д. ощущений, происходящих в мозге, то есть, в той части реальности, к которой мы относимся как к мозгу, создаётся более продвинутая и более развитая структура для обогащения и совершенствования человеческой деятельности. В принципе, неважно, относим ли мы фиктивную деятельность к одновременной в своем зарождении с образованием концепции пространства или к тем, что образовались позднее: фундаментально, распознание всех более продвинутых концептуальных конструктов лишь как средств поддержания взаимообмена между разумными «существами». Теория фикций учит нас, однако, что полезность таких фикций не доказывает их объективной истинности; а долгом логической теории фикций является обнаружение механизма, посредством которого эти конструкции выполняют свою службу.

Мы должны, таким образом, простить науке слабость, если она полагает, что ее идеи посвящены самой реальности. Она имеет дело с реальностью лишь на уровне установления неизбежных последовательностей и сосуществований. Но концепции, охватывающие реальность, являются обладателями фиктивной природы – они добавления от человека – и формируют лишь рамку, в которую человек заключает сокровище реальности с целью лучшего манипулирования им. Таким образом, наука имеет две цели: (1) определять действительные последовательности и сосуществования; (2) давать идеи, которыми мы придаем реальности более краткую, более адекватную, более полезную и более безвредную форму. Это переплетение идей, согласно направлению, к которому был склонен Аристотель и схоластики, чрезвычайно вредоносно, потому что оно скрывает настоящее и отворачивает внимание от реальности к переливающемуся, но пустому корпусу идей. Без их помощи мы бы не смогли иметь дело с миром, как мы не смогли бы действовать; они, на самом деле, являются необходимым злом. На свете были великие мыслители, относящиеся к концепциям и всему дискурсивному мышлению как к необходимому злу, без помощи которого реальность не могла бы быть объята. Освобождение реальности от всех концепций, всех дискурсивных подходов приводит к отношению греческих софистов и скептиков, верящих в приостановку всего рассудка. Эти философы, без сомнений, зашли слишком далеко в критике материальной обоснованности общих суждений; поскольку установление неизменной последовательности и сосуществования (или по крайней мере неизменной в пределах нашего наблюдения) – это определенное знание. Ошибочно и фиктивно лишь формальное выражение в рассудке, поскольку в рассудке мы всегда имеем разделение на субъект и предикат, существительное и глагол, т. е. на вещь и атрибут, причину и эффект. Из этого для нас следует невозможность выразить наблюдаемые нами последовательности без вмешательства дискурсивной мысли. Но отношение к этому как к выражению реальности устарело.

Мы должны, таким образом, принимать действительно реальными лишь определенные последовательности ощущений, из которых возникают, в соответствии с определенными законами, структуры, которые рассматриваются как фикции. Они развиваются из ощущений в конкретных центрах ощущения и помогают достичь более богатой взаимосвязанности.

Нам, однако, невозможно быть вразумительными с другими, или даже думать и считать без помощи дискурсивной мысли. Без этой дискурсивной помощи мы должны были бы быть безоружны, и нам бы ничего не оставалось, кроме молчания и рассеянного взора в пустоту в духе некоторых скептиков. Мы используем средства, которые кажутся имеющими дело с реальностью, но эти добавления и вспомогательные средства откладываются после использования, как в математике мы отбрасываем введенную мнимую единицу.

Четкое различие, однако, возможно, лишь если мы определенно решаем относиться к дискурсивным средствам как к субъективным инструментам.

Это постепенно ведёт нас и позволяет нам постепенно разбирать сверху подмостки, которые человек возвел вокруг реальности. Чтобы это сделать, нам всегда приходилось полагаться на следующие друг за другом ступеньки подмостков; но снова и снова мы отламывали их, пока, наконец, мы не подошли к последним и основным столпам всего рабочего корпуса – к пространству и материи. Это последовательное отламывание подмостков мысли типично для структуры как таковой и постепенного образа ее возведения в течение исторической эволюции человечества.

Как только логическая функция достигает своей цели, она отрекается от своей свободы воли; подмостки сносятся, когда их предназначение исполнено.

Важность логической функции не предотвращает ее от признания своей ничтожности. Самое ошибочное умозаключение человека всегда заключалось в мысли, что если вещь важна, то она также и правильна.

Это то же самое ошибочное заключение, к которому мы неоднократно привлекали внимание. Мы не станем утверждать, исходя из полезности психического и логического конструкта, что он верен; дифференциалы являются полезными конструктами, и тем не менее, никто бы не стал утверждать, что они существуют. Как только механизм, посредством которого эти концепции совершают свою эффективную службу, раскрывается, иллюзия их истинности исчезает, поскольку она остаётся, лишь пока механизм скрыт.

Логическая функция уже занимается производством элементарных базовых принципов. Психология показывает, как конструкты пространства, материи и т. д. возникают из элементарных ощущений. Работа дискурсивной мысли начинается в этом месте, и по этой причине эти продукты психики должны рассматриваться как фикции, созданные логическим импульсом с целью достижения своих задач. Таким образом, логический импульс выстраивает свои продукты, лишь чтобы в конце концов уничтожить их по своему усмотрению. Однако, это не должно приводить к пессимизму, поскольку отливщик металла также уничтожает отливочную форму, как только объект был отлит. Логическая функция похожим образом разрушает свои хрупкие основы, как только она достигает своей цели – установления неизменных отношений и связей.

Лишь это отношение способно освободить нас от давления логического противоречия, постоянно сокрытого от нас в основных принципах и процессах науки. Но в действительности реально имеют значение не они, поскольку они лишь средства. Дискурсивная мысль создаёт все больше и больше деликатных средств ориентирования и совладания с реальностью, и это является логической ошибкой – путать средства, инструмент с материалом, для работы с которым он предназначен.

Текст обрезан из-за максимального размера символов в посте. Продолжение смотрите на сайте: https://clck.ru/CWjiw

Скачать с litres: https://clck.ru/CBEBm
Скачать с ozon: https://clck.ru/CBEBs
Psychosearch

Искажения мышления по Альберту Эллису двенадцать основных иррациональных идей


Вопросы иррациональности мышления сегодня активно обсуждаются теоретиками и практиками психологической науки. Альберт Эллис — американский психолог и психотерапевт, на основе иррациональных идей, выявленных у клиентов и испытуемых, разработал особый подход, позволяющий изменить поведенческие стратегии путем осмысления эмоций. Эта методика базируется на следующем тезисе: главное не в проявлении личного опыта человека, но в том, как субъективно интерпретируется этот опыт. Одно и то же событие может по-разному восприниматься разными людьми, как в той истории о пессимисте и оптимисте: стакан наполовину полон или наполовину пуст? К примеру, человек остался без работы. Одна из самых частых реакций – переживание по поводу будущего и материального положения, судорожные поиски новой работы. Вторая – мудрое понимание того, что на этом этапе нужно переосмыслить ориентиры, проанализировать этот опыт, собрать силы и выстроить новые цели в перспективе. Мы нередко попадаем в ловушки иррациональных идей и даже не задумываемся об их иррациональности. Альберт Эллис выявил ряд такого рода убеждений, которые иногда называют «ошибочными». В чем их особенности?

Специфика иррациональных убеждений

- Чаще всего это идеи, продуцированные не самим человеком, но «подхваченные» им из социума. Социальные психологи прекрасно знают про эффект «заражения» идеями. Как только происходит ссылка на «всем известное», «само собой разумеющееся», «неоднократно доказанное», человек находится в прямой опасности попадания в зависимость от этих чужих мнений, которые не столь очевидны, какими кажутся, и не вытекают из его личного опыта.

- Эти идеи неосуществимы. Их явная недостижимость может породить невротические реакции, «зацикливание», подавленность, настороженность и т. п.

- Они обладают огромным потенциалом внушения (в том числе и самовнушения). Ими «заражаешься» непроизвольно и незаметно.

- Чаще всего при зрелом размышлении и анализе они оказываются уязвимыми и могут корректироваться, в том числе с помощью психолога.

Какие идеи А. Эллис признал иррациональными?

Важно, чтобы меня все любили и одобряли. Да, желание угодить всем или нравиться всем знакомо нам не понаслышке. Но возможна ли такая всеобщая приязнь? Если признать, что природа человека амбивалентна, у него есть теневые и светлые стороны, и он далеко не всегда нравится себе сам, как же можно требовать от всех без исключения других безоговорочного приятия?

Последствия: зависимость от чужих мнений и оценок, потеря самостоятельности.

Выход из ситуации: установка на объективность, укрепление ощущения самоценности и значимости. Да, хорошо, что меня любят, но, как говорится, я не червонец, чтобы всем нравиться.

Уважать можно только абсолютно компетентного, адекватного и успешного человека.

Мы видим это на каждом шагу: сегодня культура потребления переориентировала нас на внешние признаки статусности. И миллионы людей становятся несчастными в погоне за материальными благами, а добившись их, сожалеют о потерянном времени.

Последствия: снижение самооценки, отсутствие уверенности в себе, установка не на победу, но на избегание неудач, психосоматические проблемы.

Выход из ситуации: работа над принятием себя, осознание собственной априорной ценности, ориентир на процесс развития, избавление от жесткой фиксации на результате.

Есть «плохие» люди, которые заслуживают возмездия.

Последствия: резонерство, лицемерие, непонимание базового принципа свободы воли, проблемы с отстаиванием своих границ и уважением чужих.

Выход из ситуации: признание права на ошибку, в том числе и своего собственного, понимание того, что наказание ведет к ожесточению, но не к исправлению. Позволю себе некоторое отступление.

Помните про страшного маньяка Андрея Чикатило, на счету которого – истязания более 50 жертв? Если прочесть его биографию, то можно понять, откуда истоки его зверств: в голодные 30-е годы его родители убили и съели своего сына, брата Андрея, иначе семья вся погибла бы голодной смертью. Об этом факте они рассказали Андрею, и это оказалось столь травматичным для него, что привело к серьезным отклонениям в психике и поведении. Но даже такое можно понять, если «зреть в корень» ситуации. Важно вовремя остановиться, проанализировать собственные ошибки или искажения, изменить стратегию поведения. Характерно, что уже будучи заключенным, Андрей Чикатило сам попросил о психиатрической помощи.

Это ужасно, когда все идет не по моему плану.

Последствия: подавленность, разочарование, снижение самооценки, неудовлетворенность, эмоциональные нарушения.

Выход из ситуации: не нужно придавать особую важность неприятностям, следует расширять границы восприятия, принимать альтернативные точки зрения (вплоть до намеренного поиска позитивных сторон в любой ситуации). Поможет также здоровое чувство юмора.

Человек не властен над обстоятельствами, «все складывается» независимо от воли человека.

Последствия: пассивность, потеря ответственности за свою жизнь и свои решения, озлобленность, безынициативность.

Выход из ситуации: принять к сведению, что ничто не происходит с нами «случайно» и несправедливо, психологическую природу имеют даже явно вопиющие противоречия нашей жизни. Нужно расширить горизонт восприятия. Изменить ситуацию можно всегда – путем смены установок, убеждений, угла зрения на нее.

Всегда нужно помнить о самом страшном: опасности, пугающих моментах. Никогда нельзя терять бдительность.

Последствия: повышение тревожности, недоверчивость, эффект самоподтверждающихся пророчеств. «Я так и знал», «Я же говорил, не надо было высовываться».

Выход из ситуации: тревога – это провокация негативных событий, потому что именно то, чего человек боится, и происходит: вкладывается слишком большой запас энергии в рисование самых страшных картин в воображении. А подсознание прекрасно воспринимает любую эмоционально заряженную визуализацию, независимо от ее модальности. Боишься? Делай то, чего боишься.

Проще не решать проблемы, а уходить от них.

Последствия: нерешенные проблемы имеют свойство скапливаться, никто не может обмануть себя. Кроме того, избегание неудач влечет за собой новые проблемы, снижает самооценку.

Выход из ситуации: найти баланс между тем, что необходимо сделать, и тем, что делать вовсе не хочется. Если вы чего-то не хотите, задумайтесь, зачем дана вам эта ситуация, но выполните необходимое. А вдруг это начнет вам доставлять удовольствие? Если нет – исключите эту ситуацию из своей жизни в дальнейшем.

Всегда важно, чтобы был кто-то, на кого можно опереться.

Последствия: да, мы все связаны друг с другом, но это не повод привязываться к кому-то или к чему-то, устанавливать отношения зависимости. Можно потерять свое лицо, стать пассивным, лишиться собственной уникальности и ответственности за жизнь.

Выход из ситуации: отстаивать свою независимость, принимать помощь, но не делать ее единственно возможным решением ситуации. Рисковать стоит, а неудача – это необходимый этап развития личности.

Прошлое определяет настоящее, над влиянием прошлого опыта никто не властен.

Последствия: пассивность, беспомощность, дублирование неэффективных стратегий поведения, снижение самооценки.

Выход из ситуации: понимание того, что у каждого в прошлом были ситуации, побудившие поступать не так, как хотелось бы. Кто мешает расширить арсенал своих стратегий и возможностей? Да, негативный опыт вами наработан. Время осознанно нарабатывать позитивный. И это подвластно каждому из нас. Нужно проанализировать прошлый опыт, выявить неэффективные убеждения, установки и стратегии, которые повлекли неудачу, и сменить их на более результативные.

Близко к сердцу принимать чужие проблемы – признак хорошего и порядочного человека.

Последствия: неискренность, ханжество, тревожность, недоверие к людям.

Выход из ситуации: даже если чужое поведение задевает, это должно восприниматься именно как чужой опыт, не касающийся непосредственно нас, либо нужно постараться помочь другому человеку иначе вести себя и воспринимать ситуацию. Если нас расстраивает поведение других, во многом это благодаря только нашей интерпретации событий, нашей призме восприятия. Если ситуацию или чужое поведение невозможно изменить, нужно изменить отношение к этому.

Важно найти и принять именно правильное решение, иначе будет катастрофа.

Последствия: повышение тревожности, перфекционизм, пассивность, неспособность принять решение, инертность.

Выход из ситуации: признать, что «правильного» и «неправильного» попросту не существует. Объективно оценить ситуацию, прислушаться к внутренним ощущениям и выбрать свой путь, даже если он не найдет поддержки у окружающих. Дать себе право на ошибку – это путь к развитию.

Мы не властны над своими эмоциями и не можем не испытывать их.

Последствия: безответственность, импульсивность, неспособность к эмпатии, пассивность.

Выход из ситуации: развивать эмоциональный интеллект, научиться распознавать свои эмоции и регулировать их. Люди тем и отличаются от, скажем, инфузории-туфельки, что способны не только выдавать реакцию, но и осмысливать ее. А осмысление – прямой путь к саморегуляции, к снижению интенсивности нежелательных эмоций, повышению общей психологической культуры и формированию умения проживать эмоции без ущерба для себя и других. Эмоция – это всегда побуждение к действию. Важно понять, как вы хотите действовать «в идеале», а не под сиюминутным импульсивным влиянием.

Литература:

1. Кассинов Г. Рационально-эмоционально-поведенческая терапия как метод лечения эмоциональных расстройств // Психотерапия: От теории к практике.
2. Материалы I съезда Российской Психотерапевтической Ассоциации. — СПб.: изд. Психоневрологического института им. В. М. Бехтерева, 1995. — С. 88-98.
3. Эллис А., Макларен К. Рационально-эмоциональная поведенческая терапия. — РнД.: Феникс, 2008.

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CVwNX

Скачать с litres: https://clck.ru/AQYtG
Скачать с ozon: https://clck.ru/CVwNo
Скачать с labirint: https://clck.ru/CVwNy
Psychosearch

Колин Эллард Среда Обитания


Колин Эллард занимается экспериментальными исследованиями в области психологии и архитектуры. Книга написана в легком, приятном, научно-популярном стиле. Будет занимательна для тех людей, для кого чтение о каких-либо исследованиях и выводы из этих исследований представляют интерес. Книга буквально напичкана различным примерами с научными экспериментами.

В книге 286 страниц и написана она на основе 180 источников. Текстовая часть довольно интересная, но на наш субъективный взгляд, могла бы быть сжата до трети без потери художественной ценности. Рекомендуем для любителей научно-популярной и научной литературы. Ниже приводим интересные цитаты из книги, чтобы вы могли оценить стиль написания и понять, о чем в книге пойдет повествование.

В1944 г. психолог, занимающийся проблемами восприятия, фриц Хайдер из Колледжа Смит (штат Массачусетс, США) и его студентка Марианна Зиммель опубликовали исследование, которое показывает, что люди склонны приписывать свойства человеческого сознания, в том числе интенциональность—понимание цели, простым геометрическим фигурам. Участникам этих экспериментов демонстрировали короткий анимационный фильм, в котором пара треугольников и кружок перемещались по экрану. Когда испытуемых просили описать происходящее на экране, они наделяли объекты интеллектом и эмоциями. Так, кое-кто охарактеризовал один из треугольников как «агрессивного задиру»; многие допускали возможность любовного треугольника между фигурами. На основе этих широко известных экспериментов началась разработка такого понятия, как «модель психического состояния». Оно подразумевает, что мы склонны объяснять поведение любых объектов чисто человеческими мотивами. Более недавние исследования наводят на мысль, что способность применять модель психического состояния для объяснения простых явлений начинает развиваться с очень раннего возраста. Эффекты, описанные Хайдером и Зиммель, наблюдаются даже у младенцев (43).

43. Исследование Фрица Хайдера и Марианны Зиммель было опубликовано в 1944 г. См. статью An Experimental Study of Apparent Behavior (American Journal of Psychology, T. 57, p. 243-259). Описанное мной видео легко найти в Интернете, например по этой ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=76p64j3H1Ng.

В результате похожих экспериментов бельгийский психолог Альбер Мишотт в 1947 г. обнаружил феномен, которому дал название «эффект запуска». В экспериментах Мишотта испытуемым также показывали фильм, но сюжет его был еще проще, чем у Хайдера и Зиммель: на экране красная точка двигалась в сторону зеленой. Когда красная точка касалась с зеленой, последняя тоже сдвигалась с места. Затем испытуемых просили описать увиденное, и оказывалось, что они не могут этого сделать, не прибегая к причинно-следственной связи. Им представлялось, что это красная точка каким-то образом привела в движение зеленую. Дальнейшие исследования не только подтвердили, что эффект запуска прочно укоренен в нашей психике, но и показали, что мы в принципе не способны воспри-нимать эту простую движущуюся картинку, не усматривая в ней каузальной связи между событиями, хотя демонстрируемое на экране — не более чем движение пары точек. И так же, как это было с наблюдениями Хайдера, обнаруженное Мишоттом явление перцептивной каузальности было зафиксировано даже у совсем маленьких детей (44).

44. Об исследовании Альбера Мишотта, посвященном каузальности, рассказывается в его блестящей книге The Perception of Causality (Methuen, Andover, MA, 1962).

Результаты экспериментов Мишотта и Хайдера позволяют предположить, что люди от природы запрограммированы воспринимать простые движущиеся объекты как разумные существа, способные испытывать сложные эмоции, в частности любовь и ревность. Налицо противоречие интуитивному (и неверному) представлению, будто, наблюдая ту или иную сцену, мы первым делом стараемся идентифицировать и классифицировать все видимые объекты и лишь затем начинаем соображать, что же там, собственно, происходит. На самом же деле даже наше первое, мгновенное, впечатление от сцены, формируемое менее чем за один удар сердца, включает в себя такие автоматические выводы о мыслях, чувствах и намерениях объектов. С точки зрения эволюционного отбора, под воздействием которого развивалась наша нервная система, нетрудно понять, почему так устроено. В своих попытках постичь окружающий мир человеческий мозг сталкивается с огромной проблемой: вокруг слишком много информации, чтобы можно было позволить себе тщательно анализировать все доступные элементы среднестатистической сцены. Но это еще полбеды. Главная сложность в том, что наш мозг как биологический компьютер или «машина из плоти», как его еще называют, чрезвычайно медленно обрабатывает данные. По сравнению с искусственными вычислительными устройствами — даже такими относительно простыми, как те, что предохраняют наши автомобили от поломок или заставляют айподы проигрывать музыку, — мозг работает на мучительно низких скоростях. Чтобы компенсировать свою нерасторопность и обеспечивать своевременные реакции, позволяющие нам уворачиваться приближающихся хищников (будь то саблезубые тигры или несущиеся на бешеной скорости автомобили), мозг использует целый арсенал различных приемов и хитростей. Например, он способен предугадывать, что может означать та или иная сцена, исходя из того, что обычно означают похожие сцены. Отчасти такое прогнозирование — навык, усвояемый на основе предыдущего опыта; но обучение — процесс зачастую медленный и трудоемкий. К тому же многие типы ситуаций и вовсе не подразумевают наличия еще одного шанса: там, где речь идет об отражении непосредственных угроз, мы просто не можем позволить себе такую роскошь, как отрицательный опыт. Поэтому во многих случаях предположения, которые делает наш мозг, запрограммированы от природы и носят настолько автоматический характер, что мы не сможем их игнорировать, даже если захотим. Вот почему мы видим движущиеся треугольники Хайдера как двух соперников, сражающихся за сердце дамы, а цветные кружочки Мишотта — как пару бильярдных шаров, толкающих друг друга, — хотя и понимаем, что на самом деле все это лишь простые геометрические фигуры на экране.

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CUtRZ

Скачать с litres: https://clck.ru/CUtRd
Скачать с ozon: https://clck.ru/CUtRm
Скачать с labirint: https://clck.ru/AvAWU
Psychosearch

Необратимость сенситивного периода дети-Маугли


Что такое сенситивные периоды?

Сегодня классическая психология развития выделяет научно обоснованные сенситивные периоды, наиболее благоприятные для обучения базовым жизненным навыкам. Почему они считаются столь благоприятными? Потому что в определенные периоды в самом физиологическом и психическом процессе развития заложен максимальный потенциал для усвоения тех или иных навыков – это связано с темпом, ритмом жизни, формированием базовых систем жизнедеятельности. Термин «сенситивный период» ввел в научный обиход Л. С. Выготский. Речь идет о качественных изменениях, после которых человек уже выступает в новой психической и физической ипостаси, встав на новый уровень развития.

И если упустить данный самой природой шанс обучения, то процессы развития могут исказиться или вообще стать необратимыми, проходить с невосполнимыми потерями. Рассмотрим основные сенситивные периоды в развитии человека.

Сенситивные периоды для речевой деятельности


наработка лексического запаса, развитие мелкой моторики (от полутора до 3 лет);
освоение букв (3-4 года), формирование осмысленной речи;
проявление заинтересованности музыкой, математикой (от 4 до 5 лет), формирование представлений о размерах, цветах, конфигурации объектов;
активное социальное взаимодействие (от 5 до 6 лет);
взлет способности к речевой активности (от 8 до 9 лет).

Потребность в стабильности

Для ребенка очень важна предсказуемость каждого дня в раннем возрасте: определенные ритуалы пробуждения, режим приема пищи, прогулка, игры, ритуалы отхода ко сну. С этими фазами дневной активности связано первичное представление о мире, и если он стабилен, предсказуем – значит, безопасен, и тогда базовое доверие ребенка к миру не претерпевает излишних испытаний.

Стабильность – это, в том числе, когда мама читает много раз одну и ту же любимую сказку, в которой все события уже известны, это последовательность взрослых, их умение и способность сдерживать обещания, установление правил семьи («В нашей семье не плюют на пол», «В нашей семье можно злиться» и т. п.). Сенситивный период для формирования ощущения стабильности – до 3 лет.

Сенсорное развитие

Сенсорика является базой для мыслительной деятельности, накопления лексического запаса, обучения точным и гуманитарным наукам и формирования эстетического вкуса. Поэтому чувственный опыт – важная сторона развития личности, и сенситивный период для формирования этого опыта – первые 5 лет. Именно в это время особенно продуктивны манипуляции ребенка с предметами малых форм, различных конфигураций, цветов, объема.

Двигательная активность

Наиболее благоприятный период для проявления двигательной активности – от момента самостоятельного хождения (примерно с 1 года) до 4-летнего возраста. В это время мыслительная деятельность формируется в тесной связи с физическими активными действиями. С развитием двигательной активности связано и представление о самостоятельности ребенка – умении соблюдать нормы этикета, управляться с одеждой и обувью, манипулировать важными предметами.

Сенситивный период первичной социализации

Это время от 2 до 6 лет. Ребенок погружается в культуру общения, общую культуру, принятую в его семье, усваивает продуктивные нормы взаимодействия, в том числе, обучается умению выражать и переживать эмоции, ориентируясь на родительскую модель. Важной становится «обратная связь», которую он получает от ровесников и родителей, умение дружить, сопереживать, помогать и просить о помощи и т. д.

Почему сенситивные периоды признаны психологами безвозвратно уходящими в ходе развития личности?

Сенситивный период – это время наибольшей восприимчивости к освоению важных навыков, как уже говорилось выше. И если никакого обучения не происходило, овладеть навыками ребенку либо будет очень сложно, либо и вовсе невозможно. Это подтверждают истории о детях-Маугли, первый доклад о которых был сделан в научном сообществе Итаром. К примеру, если с ребенком никто не разговаривает до 1 года, то научиться говорить ему будет сложно, и в полной мере он уже никогда не овладеет этим навыком. Более того, и эмоциональная сфера тоже тесно связана с проявлениями чувств значимого взрослого по отношению к ребенку. Сегодня известно множество историй детей-сирот, которые испытали сильнейший дефицит ласки, заботы и любви и потому сами не научились переживать и выражать эти чувства. Как считал Эриксон, до 1 года формируется базовое доверие к жизни, и если эта жизнь сурова к ребенку, если его потребности не удовлетворяются, а эмоции не переживаются во всей полноте, доверия к окружающему миру нет, и сформировать его впоследствии искусственно вообще невозможно.

Упустив сенситивные периоды развития, дети-Маугли (те, которые по каким-то причинам были изъяты из человеческой среды и воспитывались животными) не смогут стать полностью социализированными без искреннего многолетнего участия в них. Кроме того, важным в этом отношении оказывается и фактор наследственности, и срок нахождения вне человеческого окружения. Сегодня существует множество подлинных историй о том, как животные (волки, собаки, обезьяны) практически спасали жизнь человеческим детенышам, обучая их жизненно важным навыкам выживания в животном, диком мире. При этом психические процессы у многих таких оказались необратимо искаженными, без возможности восстановления. Именно поэтому такие случаи обозначены в современной психологии и медицине как «синдром Маугли».

Что такое «синдром Маугли»?

Это комплекс признаков, демонстрируемых индивидом, который развивался и воспитывался вне социума. Как это проявляется? В превалировании инстинктивных проявлений, в замкнутости, неумении говорить либо искажении речи, хождении на четвереньках, отсутствии понятия об этикете, полном отсутствии социализации, устойчивости здоровья, психических отклонениях, фактически неизбежных при таких условиях воспитания, определенных физических особенностях (к примеру, у девочки, длительное время жившей в среде обезьян, было выявлено чрезмерное развитие пальцев рук, вследствие того, что передвигаться пришлось по деревьям). Поскольку человек – это сложная система, то и проявления синдрома Маугли будут квалифицироваться по-разному различными специалистами.

От чего зависит возможность избавления от синдрома Маугли?

Полного избавления от этого комплекса признаков, скорее всего, не произойдет даже в самых благоприятных условиях: слишком многое было утеряно в процессе развития вне социума. Для психологов подобные случаи еще раз подтвердили правомерность тезиса об исключительной важности социализации для развития и становления личности.

Здесь важно подходить к вопросу индивидуально: прежде всего, важен срок пребывания в дикой природе и генетически обусловленные факторы.

Если ребенку-Маугли более 13 лет, то есть, миновал период наибольшей психической гибкости, то поможет только дрессура в процессе выработки важных социальных навыков, и то – их освоения не произойдет полностью. Но станет ли такой индивид личностью – вопрос сложный, ответ на который подразумевается отрицательный. Полноценной личностью ему уже не стать, он так и останется наполовину животным, наполовину человеком – базовые психические процессы формирования завершены, периоды сенситивности оказались не использованными.

Если младенец попадает в сообщество животных, передвигающихся на четырех лапах, то к году он осваивает именно этот навык, и впоследствии обучить его прямохождению невозможно. Судьба «спасенных» детей-Маугли оказывается плачевной в человеческом мире: бывали случаи, когда им удалось выжить и слегка адаптироваться, но есть также истории о том, как после изъятия из привычного мира такие дети умирали, так и не освоив человеческих навыков.

Каков вывод?

Ничто не дается человеку просто так, и чтобы развиваться полноценно, нужно максимально задействовать все рецепторы восприятия, стимулировать мыслительную, физическую и эмоциональную активность. И самое главное – жить в обществе себе подобных, усваивая продуктивные модели поведения и реагирования. Человек не способен реализовать весь свой потенциал без общества.

Литература:

1. Антипов А. Дети-Маугли. Электронный ресурс. Режим доступа: http://rumagic.com/ru_zar/sci_psychology/antipov/0/j151.html
2. Эриксон Э. Детство и общество. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.koob.ru/ericson_eric/detstvo_i_obshestvo

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CTNxq
Psychosearch

Теоретическая основа метода фиксированных ролей


Метод фиксированных ролей разработан в когнитивной психологии Джорджем Келли. Истоком этой системы является убеждение психолога в том, что эмоциональная и поведенческая сферы обусловлены теми понятийными категориями, которых придерживается человек, а сформированы они оказались в ходе предшествующего опыта. На основании этого опыта человек прогнозирует события или последствия своих поступков и исходит именно из этого в решениях и реакциях. Однако интерпретация своего опыта вовсе не обязательно отражает объективную реальность.

Согласно Келли, принцип терапии – в изменении установок или личностных конструктов человека, возрастание способности улавливать действительное положение вещей с минимизацией иллюзий. Как это возможно на практике? Во-первых, путем выявления этих конструктов, неработающих понятий, догм, которые мешают клиенту быть эффективным и успешным в определенной сфере жизнедеятельности. Во-вторых, побуждение клиента к интерпретации событий и явлений иначе, с максимально возможным горизонтом, чтобы найти те, которые оптимально отвечают целям, задачам, установкам, направленным на повышение самоэффективности. В этом процессе особенно важна «обратная связь», - на этапе проверки и коррекции принятия новых конструктов. Когда клиент озвучивает те или иные установки, терапевт реагирует определенным образом, давая понять клиенту, в какой мере он на верном пути («верном» - в смысле конструктивности применительно к его жизни). Келли был убежден, что человек во многом определяется не только своими мыслями, но и поведением. А поведение хорошо поддается коррекции после самоанализа и, кроме того, именно поведение является основанием для того, чтобы окружающие составили свое представление о человеке. Иными словами, первичная обратная связь дается в ходе курса терапии психологом, а затем на клиента работает обратная связь, которую он получает от своего окружения в обычной жизни.

Практическое применение метода фиксированных ролей

Согласно убеждениям самого основоположника метода фиксированных ролей, он применим далеко не всегда. Прежде всего, предполагается наличие фиксации клиента на чем-то, искажения привычных реакций и поведенческих схем. Как выявляется подобная фиксация? В форме истории о самом себе в третьем лице, которую создает сам клиент. Затем совместно с терапевтом осуществляется анализ содержания этой истории: с точки зрения стратегий, которые применяет главный герой, способов реакции на ситуацию, личностных установок и ценностей, восприятия его поведения окружающими. Исходя из полученного материала, терапевтом создается очерк фиксированной роли, в котором особый акцент сделан именно на фиксациях, отличных по сравнению с фиксациями клиента. Иными словами, персонажа, созданного для данного клиента, снабжают новыми личностными конструктами, которые должны привести к повышению личной эффективности в работе, взаимоотношениях, семье и в иных сферах жизнедеятельности. Основная цель создания очерка фиксированной роли – расширить диапазон восприятия и стратегий поведения клиента, вначале «взглянуть на себя со стороны», а затем «создать нового себя».

После анализа очерка фиксированной роли клиент воплощает роль вымышленного героя желательно как можно чаще, по несколько раз в день, вживаясь в роль этого персонажа, реагируя, как он, избирая прежде нехарактерные для себя стратегии поведения. Так нарабатывается новый опыт и – парадоксально – отстраняясь от самого себя, клиент расширяет свои границы, реализует полнее свой творческий потенциал.

На этапе проигрывания роли задача терапевта – встречаться с клиентом и обсуждать, каким образом этот процесс проходит, какие сложности испытывает клиент. Позитивным аспектом терапии методом фиксированных ролей оказывается вовлеченность не только когнитивной сферы человека, но и эмоциональной.

Джордж Келли считал, что восприятие каждого человека опосредовано призмой личностных конструктов – жестких моделей и схем, которые задействованы в интерпретации получаемого опыта. Ученый верил, что этих конструктов всегда больше, чем количество актуализируемых в данный момент, а потому основой терапии считал расширение их диапазона и изменение поведения человека.

Келли разработал даже определенную классификацию конструктов, выделяя проницаемые и непроницаемые, прогностические, всесторонние, частные, базовые, периферические, ригидные и вариативные.

Возможности групповой работы

Метод фиксированных ролей активно применяется как в индивидуальной работе, так и в групповой коррекции. К примеру, если выясняется, что в группе есть человек «зажатый», неуверенный в себе, ему предписывается расширить собственный ролевой диапазон, сыграв свою полную противоположность. Даже школьные психологи применяют элементы этой методики при коррекции поведения изгоев в классе, закомплексованных учащихся, при работе с закрытыми, замкнутыми людьми. При этом особую важность приобретает отношение группы к данному участнику – его предписано воспринимать именно в своей новой роли – как успешного, активного, открытого, напористого, а не в своем привычном амплуа. Как известно, в групповой работе очень важен аспект «обратной связи» - и если она фиксируется в качестве позитивной, повышается уверенность в себе, меняется самовосприятие человека. Вся проблема только в том, что это проигрывание роли должно быть регулярным, частым. Насколько это возможно при групповой терапии, решается в каждом конкретном случае и зависит от общих целей, преследуемых тренером.

В чем особенность теории Дж. Келли?

Будучи представителем когнитивного направления в психологии, ученый основывал свой метод на принципах рационализма и позитивизма, особенный акцент делая на прогностических возможностях человека.

Если говорить о соотношении личной свободы и предопределенности, то здесь позиция Келли занимает промежуточное положение.

Мотивационная сфера человека трактовалась Келли как нечто априорное: человек мотивирован уже потому, что он жив, считал ученый. И полагал, что особую важность приобретает возможность и способность объяснять для себя события, интерпретировать их, а затем вырабатывать индивидуальную стратегию поведения, то есть, мыслительное опосредование реальных событий, собственных ощущений, чувств.

Очень важным достижением для развития психологии как практически ориентированной науки стало выделение ролевых амплуа человека, в смысле набора реакций, характера восприятия, реализации поведенческой модели. Сегодня доказано, что успешность человека определяется не уровнем знаний, но именно личностными качествами, а они, в свою очередь, складываются на основе личностной направленности и установок.

Тезис о наличии личностных конструктов оказался применимым к сферам, далеко выходящим за пределы только когнитивного подхода, так как задействованной оказывается сфера эмоций. Этот подход применялся при изучении и лечении больных шизофренией, в психотерапии посттравматических состояний.

Особую важность Келли придавал уже имеющемуся опыту человека и той интерпретации, которая сложилась в ходе его приобретения и реализации. Целью терапии методом фиксированных ролей является смена поведенческих стратегий, для приобретения качественно иного опыта, а также интеграция совокупного опыта для формирования нового представления о себе и выработки поведения в соответствии с этим.

Литература:
Евтихов О.В., Практика психологического тренинга. СПб: «Речь», 2005. - С. 61-63.

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CTGJA

Скачать с ozon: https://clck.ru/CNQ8Y
Скачать с labirint: https://clck.ru/CNQ9F
Psychosearch

Брюс Ли психология и жизненные стратегии


Брюс Ли скоропостижно скончался 20 июля 1973 года. Ему не исполнилось и 33 лет. Хилый китайский подросток, плохо учившийся в школе, ушел из жизни создателем собственной школы боевых искусств, актером, снявшимся в 36 фильмах и собравшим в прокате 3,5 млн. гонконгских долларов своей первой главной ролью, образованнейшим человеком с огромной библиотекой и китайским национальным героем. Памятник в Гонконге и две звезды на Аллеях славы – одна в Гонконге же, другая – в Голливуде, за вклад в развитие кинематографа. Кажется, этот человек успел невероятно много за такую короткую жизнь… Как ему это удалось?

Если ты любишь жизнь, не трать время, потому что время – это то, из чего сделана жизнь.Брюс Ли

С жизненным путем Брюса Ли как нельзя лучше сочетается термин «стратегия», изначально – древнегреческое название искусства ведения войны, но давно использующийся в более широком смысле как искусство планирования, организации и ведения чего угодно – политики партии, деятельности фирмы, спортивной игры... Из чего состоит стратегия жизни?

Жизненная стратегия: «умение жить» или «искусство жить»?

Исследований понятия и типологии жизненной стратегии – как зарубежных, так и отечественных – не много. Безусловно заслуживает внимания работа ученых Л. И. Дементий и В. Е. Купченко (факультет психологии Омского Государственного университета), авторов монографии «Жизненные стратегии» (2010).

Исследователи характеризуют жизненную стратегию как результат интеграции требований жизни с ценностями, интересами, потребностями, желаниями отдельной человеческой личности [1].

В статье «Типология жизненных стратегий» В. Е. Купченко выделяет «наиболее значимые, на наш взгляд, ее [жизненной стратегии – авт.] структурные компоненты и параметры:

наличие представлений о прошлом, настоящем и будущем;
целостность/разобщенность жизненного пути;
наличие/отсутствие смысла жизни;
наличие/отсутствие средств и способов достижения поставленных жизненных целей;
необходимость внешней поддержки при постановке целей и преодолении трудностей;
степень осознанности собственной жизни;
способность к самопознанию и жизненной рефлексии;
степень реализации жизненных планов;
жизненная удовлетворенность/неудовлетворенность». [Там же]

Мы видим, что человеческой личности без жизненной стратегии не существует – просто у каждого она будет зависеть и от обстоятельств жизни, и от его собственных личностных качеств: фатализм «будь что будет», вроде бы комфортное, но на деле ведущее к деградации постоянное сидение в теплом гнездышке из пледов на диване, саморазрушение с помощью алкоголя и наркотиков – это тоже жизненные стратегии, которые, безусловно, кого-то совершенно устраивают.

Брюс Ли, к счастью, оставил множество записей (он постоянно вел дневники и наговаривал свои мысли на магнитофонные пленки), кое-что записывалось теми, с кем он общался – и составить представление о его искусстве строить свою жизнь мы можем с его собственных слов. Каковы же его жизненные ориентиры и выборы в каждом из компонентов, составляющих стратегию жизни?

Брюс Ли и его «вчера, сегодня, завтра»

«Следуй течению жизни. В одну и ту же реку нельзя войти дважды, мой друг. Жизнь подобна реке, она – вечное движение. Нет ничего постоянного. Какими бы ни были твои проблемы в будущем, помни, что они меняются, поэтому надо следовать течению своей жизни. В противном случае возникнет искусственная картина мира, и ты будешь пытаться укрепить то, что постоянно меняется. Чтобы избежать этого, надо изменить себя и стать более гибким. Не забывай, что чашка полезна лишь в том случае, если она пустая» [2, С. 22].

Брюс Ли был человеком Востока, и вышеприведенная цитата – пропущенный через его восприятие текст «Дао дэ цзин». Брюс нередко пользовался образами из этого самого знаменитого китайского трактата – сравнения жизни с потоком воды, а человека с пустой чашкой, американца с могучим дубом, а китайца с гибким бамбуком, который согнется, но не сломается – все это влияние великого учения Дао, которое пронизывало все его существование. Руководствуясь мыслью о том, что нужно меняться вместе с жизнью и всегда быть готовым к переменам, Брюс никогда не зацикливался на прошлом и не боялся будущего, воспринимая жизнь как целостное явление.

Этому есть живой свидетель – его подруга, а затем и жена Линда Ли, в девичестве Эмери, написавшая книгу «Брюс Ли – мужчина, которого знала только я».

Очень показательно она описывает их первое свидание 23 октября 1963 года [3]. В настоящем это был 23-летний студент Вашингтонского университета, необычным способом пригласивший девушку на свидание – она занималась с ним кунг-фу, он сшиб ее наземь и… позвал в ресторан. Желая произвести на нее впечатление, он выбрал необычное место для их романтического вечера – ресторан Спейс Нидл в виде вращающейся иглообразной башни, нарядился в костюм с модной фиолетовой рубашкой (хотя, как любой подвижный парень, терпеть не мог официальные наряды, сковывающие движения), подарил ей сувенир в виде скандинавской куколки-тролля со смешной прической – это был намек на его внимание к ней. Именно с таким «хаером» она являлась в университетский клуб сразу после бассейна. Все совершенно обычно, не так ли?

Но их беседу Линда запомнила навсегда – Брюс не только беседовал с ней на философские и психологические темы (он как раз изучал эти дисциплины). Еще он много и охотно рассказывал ей о своем прошлом, но в то же время имел четкие и значительные планы на будущее: он, совсем недавно выбравшийся из своего первого зала для обучения людей кунг-фу размером 7 на 7 м, уже планировал создание целой сети школ кунг-фу и был совершенно уверен, что это вполне осуществимо и поможет ему заработать на жизнь. Уже тогда он производил впечатление человека, твердо знающего, чего он хочет – и как этого добиться.

Наиболее интересны здесь его рассказы о прошлом. О чем он мог рассказать? Мы знаем это, опять же, со слов Линды. О том, как переезд семьи из Сан-Франциско в Гонконг едва не убил его в возрасте 3 месяцев отроду – смена климата губительно сказалась на его иммунитете, и после детских болезней он долго оставался хилым и слабым? О маленькой квартирке, в которой прошло его детство – где на голове друг у друга жило 16 человек и целый домашний зоопарк из 9 псов, 7 птиц и неизвестного количества рыбок? О школе, в которой ему было совершенно неинтересно, и его мать, почти не шутя, утверждала, что к 10 годам он как раз и выучился считать до 10? Брюс спокойно утверждал, что «развеселая» обстановка в домашнем муравейнике подтолкнула его стать шпаной, и с 12 лет он вместе с другими неприкаянными подростками шатался по Коулуну, обмотанный цепью от унитазного бачка, ввязываясь в разборки меж уличными бандами.

Поистине удивительно было то, что он, собственно, не делает этого до сих пор. Были все предпосылки к тому, чтобы из малолетнего хулигана вырос взрослый бандит, боец в команде какого-нибудь местного китайского мафиози. Но слишком серьезный интерес к боевому искусству победил – а образ жизни гангстера несовместим с настоящими занятиями. Может быть, Брюса удержало на краю бездны еще и то, что отец, комический актер, с младенчества снимал его в кино, а мать знала лишь один способ обуздать его бешеный темперамент – подсунуть ему книгу. Факт в том, что «криминальный» период в его жизни был – и Брюс никогда не отрицал этого опыта – но закончился, потому что появились иные цели. Чем бы он стал, если бы, подобно многим людям, не стремился к лучшему, а еще тогда посчитал бы себя потерянным человеком – «тюрьма гонконгская меня, мальчишечку, по новой ждет»?

«Мой друг, подумай о прошлом, вспоминая события и достижения, которые доставили радость и удовольствие. О настоящем? Подумай о тех возможностях и наградах, которые тебя ждут, если приложишь энергию и свои знания. А что касается будущего, то это время и место, в котором можно достичь каждой достойной цели» [2, С. 28].

Цельность бытия и смысл жизни, самопознание и осознанность

Себя Брюс часто и в разных формулировках называл человеком, который постоянно учится. И это действительно было так: ведь можно не презирать свое прошлое, не отвергать его и не тонуть в давних переживаниях – но извлекать из него уроки. В настоящем он был готов тратить тысячи часов на то, что его действительно интересовало, изучая предмет до совершенства.

Ну а будущее, в котором человек желает чего-то добиться, тем более заставляет всегда быть открытым для изучения нового. Главным же он считал познание самого себя и осознанность всех своих действий.

Ему удалось сделать свое бытие целостным потому, что он не разделял жизнь и свое главное дело. Его ученик и друг, актер Джеймс Коберн, утверждал, что все жизненные события Брюс рассматривал с точки зрения философии воинских искусств, а все, что открывал в этих искусствах, привносил в жизнь [3]. Поначалу это вызывало у Джеймса лишь недоумение, но потом он понял, что философское и физическое находится у Брюса в неразрывной связи, именно этим и объясняется его успех.

Очень характерный для него момент описан Линдой Ли: она рассказывает, что ее муж нередко представал перед ней так: в одной руке – книга, в другой – гантель… [3]

Жизнь, по Брюсу – бесконечный процесс развития, в котором каждый должен искать способы для самовыражения и расширения своих возможностей. «Жить – значит создавать. Чтобы жить, надо выражать себя в свободном творческом процессе» [2, С. 25].

Средства достижения целей – внутренние и внешние

Чтобы добиваться того, чего нам хочется, все мы используем собственные внутренние ресурсы и внешние возможности, помогающие достичь желаемого. И все мы делаем это в силу личностных особенностей совершенно по-разному.

Брюс Ли был чрезвычайно одарен именно в смысле как работы с резервами своего ума, духа и тела, так и создания благоприятных условий для реализации своих целей. «Обстоятельства? Я справлюсь с любыми обстоятельствами» [2, С. 12].

Объективности ради можно не использовать цитаты его самого, но изучить свидетельства знавших его людей, чтоб оценить, как он работал с внутренними и внешними средствами для достижения любых своих целей. Главное, что в каждом случае он действовал. Людей, болтающих, но ничего не делающих, он называл ненастоящими. Знание, которое не применяется, ничего не значит. Желание без действия – бессмысленно.

Для наглядности – пример, не касающийся боевых искусств. Брюс приехал в США 19-летним, родным его языком был китайский, а английский язык его прошлых записей во время учебы в школе – год назад – это очень неуверенный, корявый английский. Поняв, что с таким знанием языка он навсегда останется официантом в ресторанчике Руби Чоу, Брюс вплотную занялся английским. Ему удалось поступить в Технический колледж Эдисона и закончить его с прекрасными оценками, а затем поступить в Вашингтонский университет. Более того, в 1964 его девушка Линда – коренная американка – испытывала трудности с курсом университетского английского, и Брюс с успехом помогал ей его освоить! [3] Она и спустя годы будто с некоторым удивлением писала, что его словарный запас, знание синтаксиса и грамматики были выше, чем у большинства американцев.

Брюс действовал даже тогда, когда был лишен физической возможности действовать… В 1970 г. во время тренировки со штангой он сильно повредил поясницу, и врачи уложили его в постель. Три месяца диких болей, невозможности полноценно двигаться (не то что тренироваться), нахлынувшие финансовые трудности… Движение всегда было его жизнью, думается, он ощущал себя как внезапно ослепший художник или птица с оторванными крыльями. Но никакой депрессии не последовало – не в силах шевелиться физически, Брюс принялся за умственную работу: изучал труды Джидду Кришнамурти, записывал и систематизировал свои мысли о философии боевых искусств.

Внешние обстоятельства покорялись ему так же, как подчинялись ум и тело – потому что он делал ставку на взаимодействие с другими людьми, полагая, что это важно для самопознания: «Взаимоотношения – это способ раскрытия себя, зеркало». Любовь он почитал невозможной без уважения, а жену называл своим другом. В книге «Поразительные мысли» есть раздел «Доброжелательность» - там сформулированы принципы отношения Брюса Ли к другим людям:

жить по-настоящему – означает жить для других;
не нужно обижать людей;
если можешь помочь кому-то, сделать кого-то счастливым – почему бы и нет, если бы каждый помог своему соседу – в мире не осталось бы нуждающихся в помощи;
человеку свойственно помнить даже единожды сделанное ему добро;
настоящая дружба – редкость и нужно спокойно дать ей развиваться;
профессионал в своем роде деятельности должен пребывать в согласии с коллегами [2, С. 82].

Он всегда готов был не эгоистично пользоваться людьми (как это, к сожалению, бывает свойственно многим чрезвычайно талантливым личностям), а щедро отдавать им, делиться – своим искусством, общением, мыслями, помощью, своей улыбкой в конце концов – многие отмечали его мягкость, доброжелательность, юмор.

Забавный эпизод из юности: восемнадцатилетний Брюс, чемпион Гонконга по танцу ча-ча-ча, загоревшись желанием изучать кунг-фу, явился к своему будущему мастеру – Ип Ману – и от чистого сердца предложил ему бартер: тот обучает его боевому искусству, а Брюс взамен обучит мастера плясать ча-ча-ча!

Удивительно ли, что люди охотно общались с Брюсом и сами оказывали ему поддержку и помощь в его устремлениях?

Китайская собачка

Мы уже упоминали, в какой высокой степени Брюс Ли реализовал цели своей жизни – создать собственную школу боевого искусства (Джит Кун До существует и является распространенным методом) и сделать китайский кинематограф качественно иным (согласно списку авторитетного кинематографического журнала Empire, составленному в 2010 г., «Путь дракона» - на 95 месте в топе 100 лучших фильмов мирового кинематографа).

А был ли сам Брюс Ли по-настоящему удовлетворен своей жизнью? Вспомним о его принципе целостности: его жизнью была его деятельность. Он не придавал значения гонорарам и признанию. «Вознаграждение надо искать в работе. Меня лично удовлетворяет моя работа, и это важно. Если бы это была бросовая работа, я бы только сожалел об этом [2, С. 120].

Другое удивительное его откровение говорит, что нет ничего страшного в том, чтоб чего-то не успеть (оно вызывает жутковатое чувство – человек словно бы предчувствовал, что уйдет в возрасте, в котором еще успевать и успевать…): «Даже если я, Брюс Ли, когда-нибудь умру, не осуществив всех своих стремлений, то не буду об этом сожалеть. Я делал то, что хотел; а то, что я сделал, я сделал искренне, полностью отдаваясь этому делу. От жизни нельзя ожидать большего» [2, С. 41].

Текст обрезан из-за максимального размера символов в посте. Продолжение смотрите на сайте: https://clck.ru/CPvir
Psychosearch

Нассим Талеб Одураченные случайностью


Нассим Николас Талеб – американский трейдер, математик и эссеист, автор книг о бизнесе. Это имя знакомо практически каждому экономисту, многие изучают его методики и пользуются подробными инструкциями. Ученый в своих работах рассказывает о влиянии случайных событий на мировую экономику, и эти знания помогают прогнозировать биржевую торговлю.

Пиратство скучнее трейдинга

Внешне трейдер ничем не отличается, скажем, от топ-менеджера или клерка, но стоит заглянуть глубже – и раскроется целый мир, состоящий из страданий и радостей. В книге отражены судьбы четырех трейдеров. Они, как антиподы, проходят парами. Пара самого начального уровня трейдинга – Джон и Неро. И пара монстров биржевой торговли – Карлос и Джордж Сорос. На их примерах автор раскрывает свое отношение к работе трейдера. Он оправдывает любые ухищрения Джорджа Сороса в его желании добиться цели. И с презрительной небрежностью рассказывает о жалких потугах Карлоса переиграть судьбу во время кризиса 1998 года. И если Карлос вызывает в читателе легкую антипатию из-за его нежелания смотреть правде в глаза, то Джону достаются все смертные грехи, начиная от невежества и заканчивая чванством. Джон, взлетевший благодаря случайности, думает, что он заработал деньги своим умом. Неро же прекрасно понимает, что в трейдинге все одурачены случайностью, и это вопрос времени, когда все «взорвется». «Взрывом» трейдеры называют потерю денег инвестора. В результате «редкого события» Карлос и Джон теряют работу, свои личные сбережения, деньги инвесторов. А Неро спокойно наблюдает со стороны, как срабатывают его «стоп лоссы» и минимизируются убытки. Сорос же сам создает «черного лебедя» и зарабатывает там, где все теряют.

Не поддаться суеверию

Суеверия – еще один интересный нюанс работы трейдера, который раскрывает нам Талеб. В начале карьеры трейдер даже не задумывается над тем, с какой ноги он сегодня встал и в какую дверь вошел по дороге на работу. Но стоит цепочке событий выстроиться так, что результатом становится получение аномально большой суммы денег – и игрок инстинктивно повторяет всю цепочку на следующий день в ожидании повторения успеха. Вскоре трейдер обрастает всевозможными талисманами и начинает посещать гадалок. В условиях неуверенности за результат очень легко поддаться суеверью.

Метод Монте Карло

«Одураченные случайностью» – первая книга Нассима Талеба, а книги начинающих авторов пропитаны скрытой рекламой своего ремесла. Здесь мы имеем дело с «методом Монте Карло». Как только не называет автор свое творение: метод Монте Карло, двигатель Монте Карло, математика Монте Карло и даже моделирование Монте Карло. Таким образом, создается некий ореол таинственности вокруг чего-то непонятного, но с помощью этого непонятного автор показывает нам тайны биржевой торговли. С трудом удается понять, что это авторская компьютерная программа, генератор случайных чисел, с помощью которой автор моделирует альтернативные, выборочные траектории развития событий.

Черный лебедь

Много внимания автор уделяет понятиям «шум» и «сигнал» и их влиянию на работу трейдера. Устранение «шума» из своей жизни – главная задача успешного игрока на бирже, считает автор. И демонстрирует, как он справляется с этой задачей:

Не смотрит телевизор и не читает газет.
Читает много книг по истории и математике.
Занимается спортом.
Общается с экспертами.
Следит за торгами на бирже.

Все это он делает с целью избежать «шума». Он «заливает в уши воск» и остается глухим к «шуму». Автор считает, что «сигнал», т.е. то самое редкое событие, не может пройти мимо него, не обнаружив себя другим способом. Журналисты же в силу их дилетантства не способны распознать настоящий «сигнал», поэтому занимаются «шумом» и вливают его в уши доверчивым читателям. Ошибка «черного лебедя» - это ошибка трейдера, который поддался шуму и пропустил «сигнал». Каждый трейдер верит в собственную исключительность и часто не обращает внимания на важность происходящего.

Удовольствие от выигрыша

Стоик – человек, обладающий мудростью, храбростью, имеющий цель в жизни. Только такой человек может работать трейдером без ущерба для своего здоровья. Ведь удовольствие от выигрыша не эквивалентно боли от проигрыша. Автору комфортно играть на длинных позициях, чтобы как можно реже проверять свой портфель, тем самым избегать промежуточных страданий, связанных с колебанием курса акций. Автор признается, что физическая боль не так страшит его, как финансовые риски.  

Для кого эта книга?

Для тех, кто ищет закономерности в случайных совпадениях. Для тех, кто стремится постичь тайны привлечения удачи. Для желающих узнать секреты достижения финансового успеха или попробовать себя в трейдинге. Автор умело проводит параллель между финансовыми рынками и жизнью. А читателю остается только принимать, сравнивать, анализировать и постигать.

Автор: Андрей Долинский

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CP5sF

Скачать с litres: https://clck.ru/CP5sR
Скачать с ozon: https://clck.ru/CP5sd
Скачать с labirint: https://clck.ru/CP5sh
Psychosearch

Фигура и фон в гештальтпсихологии


Начнем с понятия «гештальт»

Сегодня оно довольно распространено и широко применяется практическими психологами и теоретиками. С середины прошлого века нам известен гештальт-подход в психологии, который стал настоящим прорывом гуманистического направления в этой науке.

Немецкая лексема «гештальт» очень сложна для перевода научного термина. В буквальном смысле ее семантика – «фигура, форма», но вывести это понятие на язык научной терминологии и объяснить, в чем же заключается направление психологии, обозначенное этим понятием, непросто лишь на основе лингвистического подхода. Прояснить эти аспекты поможет тезис, привнесенный психологами-гештальтистами: «Целое всегда больше его составляющих». Иными словами, воспринимая объект различными органами чувств, мы создаем комплек сное, единое представление о нем. К примеру, стул – это место для сидения на четырех ножках, желтое, прохладное, полукруглое, потертое. Но такое детальное наблюдение за объектом возможно только тогда, когда произойдет полная концентрация именно на нем, когда он окажется вычлененным на общем фоне. И тогда мы выходим на философский тезис о том, что каждый наблюдающий окружающую реальность словно воссоздает ее заново, исходя из собственных акцентов и особенностей восприятия (кто-то мог и не заметить потертости, кому-то важнее оказались цветовые характеристики, а кто-то вообще обратил внимание только на устойчивость и прочность стула). Но основополагающим является единый принцип: чтобы воспринять именно данный предмет, его нужно вычленить из общего фона, так как в силу устройства мозга человек не в состоянии воспринимать сразу всю картину целиком, эклектично. Так формируется соотношение фигуры и фона – оно всегда в динамике, обусловлено внутренним состоянием воспринимающего субъекта. В момент восприятия фигуры на фоне, когда она является предметом внимания, границы ее четко очерчены и отделены от фона. Все в комплексе это и составляет то, что психологи обозначают как «гештальт».

Что такое «фигура» и «фон»?

Строго говоря, это термины, применяемые для объяснения «перцептивной связи между объектом фокусирования (фигурой) и остальной частью перцептивного поля (фоном)» [1]. Фигура чаще всего структурирована, она постепенно выделяется на общем фоне, становясь основным объектом восприятия, а фон – нечто вторичное в процессе восприятия. Эти взаимосвязи можно менять, концентрируя внимание, наоборот, вначале на фоне, а потом на фигуре. Главное, что остается константным, - это четкая линия границы между одним и вторым, эта линия отделяет фигуру от фона, при том что «физически принадлежит им обоим, но перцептивно принадлежит только фигуре. Следовательно, фигура наделяется формой и очертаниями, а фон остается нечетким и бесформенным» [1]. Примеров рисуночных тестов на определение фигуры и фона множество, и интересно, что каждый субъект вычленяет разные объекты первичного восприятия. То, что для одного воспринимающего субъекта является фигурой, для другого в аналогичной ситуации будет фоном, и наоборот. Но это буквальное зрительное восприятие, а данные понятия актуальны для комплексных внутренних процессов и связаны с представлениями о «поле» (речь о психической реальности, в которой сформирована общая картина взаимодействующих элементов, стимулом к чему является реальный мир), а также с понятием создания и деструктуризации гештальтов. Нередко мы слышим: «гештальт завершен» - ситуация, когда для достижения равновесия человеку необходима была важная составляющая психического поля, ее отсутствие воспринималось весьма болезненно, но наконец все сложилось в сознании субъекта.

Как это работает в терапии?

Если вы окажетесь на консультации гештальт-психолога, он обязательно будет вас ориентировать на происходящее «здесь и сейчас», справедливо полагая, что актуальные процессы общения и взаимодействия иллюстрируют те стратегии поведения, которые используются и в других, «не кабинетных» условиях. Значит, важный шаг в коррекции поведения – осмысление того, что происходит, смена фокуса внимания на иную фигуру. С сознанием можно экспериментировать, можно свободно его расширить, выйти на метапозицию, перестав быть только участником событий, а став еще и наблюдателем одновременно. Такой прием не просто расширяет грани восприятия, но и помогает снизить интенсивность эмоционального накала, абстрагироваться от узкого, «тоннельного» видения ситуации, да и попросту обогащает личностный опыт. Нередко этого вполне достаточно для решения поведенческих проблем. К примеру, человек переживает по поводу отсутствия работы. Он концентрирует внимание на нехватке материальных средств, невозможности что-то приобрести, а это стрессовые каждодневные переживания. Можно попробовать сместить фокус внимания на иное – на возможности, которые дает данная ситуация: свободу в выборе вариантов, четкое определение своих целей, ряд собеседований с разными работодателями, чтобы понять значимые преимущества желаемой работы и т. п. Можно «фигурой» сделать ситуацию дефицитарности, а можно – свободу выбора, определение вектора в будущее. И в зависимости от этого будет существенным образом меняться внутреннее состояние человека при одних и тех же исходных данных.

Реструктуризация процесса восприятия

Реструктуризация процесса восприятия – это буквально то, что предлагает гештальтпсихология для изменения стратегий мышления и поведения. Что нужно для того, чтобы запустить процесс терапии?

- Прежде всего, значимый другой, который может «отразить» процессы, происходящие в психике клиента «здесь и сейчас». Это психолог (в идеале) либо просто внимательный и сочувствующий собеседник.

- Осознание неэффективности прежнего угла восприятия. Говоря научным языком, это смена фигуры на фоне восприятия, осознание взаимосвязей составляющих общей картины друг с другом и с фоном.

- Благодаря расширению восприятия формируются новые соотношения между вещами и объектами, увеличивается возможность прогнозировать события, расширять диапазон собственных реакций и действий, т. е. меняются стратегии поведения: неэффективные уходят на задний план, пробуются и закрепляются новые.

Практические упражнения

Чтобы понять, «как это работает», можно поэкспериментировать: найти в комнате нечто объемное, сфокусировав на нем свое внимание. Это и есть главная фигура, которую вы вычленили на общем фоне. А дальше надо постараться сконцентрировать внимание лишь на какой-то его части. А потом еще вычленить более мелкий фрагмент. С каждым подходом фигура и фон в соотношении будут меняться, но вашей задачей является понаблюдать и за своими внутренними процессами: насколько легко вам было переключаться? Какой была скорость смены фиксации? Комфортно ли это ли это для вас? Как менялось ваше внутреннее состояние? Важно поэкспериментировать со скоростью переключения, убыстряя и замедляя его темп. Если пробовать этот навык периодически, он окажется полезным для ориентировки даже в экстремальных ситуациях.

Упражнения точно такого же рода можно выполнять не только в отношении визуального восприятия, но и слухового, кинестетического (прислушиваясь к ощущениям тела), эмоционального, даже в смысле философском, мировоззренческом. Эти процессы помогают произвести саморефлексию, сделать себя не пассивным, но активным участником любых событий, влиять на многие не только внутренние, но и внешние процессы (более подробно с практическими упражнениями можно ознакомиться, к примеру, в монографии: [2]). Становясь навыком, это умение оказывается терапевтичным в ряде ситуаций, и тогда можно будет обходиться и без сторонней психологической помощи.

Литература:

1. Фигура – фон // Национальная психологическая энциклопедия. – Электронный ресурс. Дата доступа – 18.12.2017. Режим доступа - https://vocabulary.ru/termin/figura-fon.html
2. Яро Старак, Тони Кей, Джеймс Олдхейм. Техники гештальт-терапии. – М.: «Психотерапия», 2009.

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CNQ8T

Скачать с ozon: https://clck.ru/CNQ8Y
Скачать с labirint: https://clck.ru/CNQ9F
Psychosearch

Ганс Файхингер Философия как если бы Часть 16 Глава 12


Международная библиотека психологии, философии и научного метода

Философия «как если бы»

Система теоретических, практических и религиозных фикций человечества
Автор – Г. Файхингер, 1911 Переведено на английский, 1935 Ч. К. Огденом Переведено на русский, 2017 Е. Г. АнучинымРедактор – Е. Ю. Чекардина

Переведено при поддержке журнала © ПсихоПоиск. Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Копировании материалов книги разрешено только при наличии активной ссылки на источник.

 

Продолжение...

ГЛАВА 12

Метод неоправданного переноса
Математические фикции и методы, связанные с ними, не ограничиваются описанными до сих пор. В частности, один из таких методов, который я бы хотел назвать методом неоправданного переноса, некоторые примеры которого были даны выше (подведение кривой под категорию прямых линий, круга под формулу эллипса), очень часто применяется в математике и с большим успехом используется при обобщении формул.

Формально мы имеем частный случай подразделения в каждом мыслительном конструкте, в котором взаимоотношение, простирающееся на два члена, приписывается одному из них (как правило, первому), как отсылающему к самому себе, т.е. где один член фиктивно удвоен. Таким образом, существует «долг перед самим собой» и causa sui, и по аналогии, грех перед самим собой (быть своим врагом и т.д.). Долг является отношением A к B, и то же самое с causa. Если в таком случае A удваивается (A = A), тогда то же отношение может быть приписано A самому по себе.

Эти фикции необходимы не только с практической точки зрения; но также теоретически – в метафизике, и они содержат в себе иррациональный элемент. К примеру, иррационально быть своей собственной причиной, и так же иррационально иметь долг (или права) по отношению к себе (или на себя).

Выражение «долг перед самим собой» формально точно такое же, как и, к примеру, √I, так как I – не составное число. Аналогично утверждение, что I = I•I – это фикция, то есть, неправомерное продолжение. Произведение может быть только во множественном числе; предложение I = I•I, таким образом, является неправомерным ретроспективным продолжением. «Права на себя» – это юридические фикции, как «долги перед собой» - фикции моральные.

Так называемые нулевые случаи имеют здесь большое значение, как мы это видели в случае с кругом (чтобы быть способными подвести его под формулу эллипса, круг, как мы знаем, рассматривается как эллипс, чьи два центра обладают нулевым расстоянием между собой). Аналогичным образом этот нуль-метод используется, чтобы подвести прямую линию под категорию кривых, рассматривая первое как кривую линию с кривизной с радиусом = 0. Этот метод относится к абстрактному обобщению и имеет свое основание в приписывании существования нулю, что является целиком фиктивным конструктом.

Тот же метод играет роль в формировании отрицательных чисел, дробей и иррациональных и воображаемых чисел. Сами имена этих конструктов свидетельствуют об их логической значимости – они являются фиктивными конструктами, обладающими громадной ценностью для продвижения науки и обобщения ее результатов, несмотря на довольно грубые противоречия, которые они содержат. Это будет показано в более подробном обсуждении, где наш конкретный интерес будет вызван их историей. В то же время, они поддерживают указанное выше утверждение, что подобные неправильные конструкции и концепции в большинстве случаев окружены определенным мистическим ореолом. История математики полна примеров предрассудочного трепета, с которым рассматривались эти числовые конструкты лишь в 18 веке. Сегодня они повсеместно признаются фиктивными, хотя и чрезвычайно ценными и плодотворными. Основным принципом здесь также является неправомерное применение и перенос логического метода на случаи, которые не могут в полной мере подводиться под его категорию, или рассмотрение таких конструктов как чисел, когда они совсем не являются настоящими числами. Отрицательные числа самопротиворечивы, как признают все математики; они являются продолжением вычитания за пределами логической возможности его применения. Дроби являются продуктом того же метода в делении, а иррациональные числа – во взятии корней. Самыми подложными из этих чисел-конструктов являются мнимые числа, и конструкты, данные им Гауссом, Дробишем и другими, никоим образом не изменили их фиктивную и противоречивую природу.

В самом деле, вся математика, даже арифметика, стоит на чисто воображаемом основании, как и измерение, и похожие математические методы. Математика в целом представляет классический случай хитроумного инструмента, умственного целесообразного средства для поддержания операций мысли.

То, что все числовые формирования воображаемы, показывается не только возможностью бесконечно большого числа вообразимых числовых систем, но также и фактом бесконечности чисел как таковых. Концепция бесконечности займет нас этапом позже.

Другим замысловатым математическим методом является восприятие линий и плоскостей состоящими из частей линий и плоскостей бесконечно малой размерности. Этот метод используется двумя способами; во-первых, как нам предстоит увидеть, чтобы теоретически обосновать использование чисел в измерениях вообще – необходимость, впервые осознанная современными математиками – а затем, чтобы извлечь пользу из единого типа измерения для всех линий, точнее говоря, чтобы кривые линии могли быть измерены и применены. Даже попытка подведения кривых линий под категорию прямых, т.е. идея длины кривизны является, как верно заметил Лотце, фикцией.

Возможно, ни один из вопросов, попадающих в наше исследование, не сравнится с общим интересом или силой научной притягательности того, что занимает нас здесь. Историческая перспектива попыток, предпринятых логической функцией, чтобы преодолеть трудности, с которыми она встречалась, находится среди самых поучительных во всей истории наук, и в особенности в истории математики. Целью являлось привести кривую под концепцию и законы прямых линий, и она была блистательно достигнута через два последовательных этапа: Картезианскую реформу анализа и исчисление бесконечно малых колебаний Лейбницем и Ньютоном. По отношению к первому фундаментальным пунктом было сведение кривых линий в общем к прямым. Это было достигнуто Декартом посредством чрезвычайно хитроумного метода, который своей простотой и оригинальностью, как правило, производит то же поражающее впечатление на новичка в математике, какое производит на молодого философа первое знакомство с фундаментальными идеями Канта. В обоих случаях мы внезапно оказываемся в присутствии удивительно яркого и чистого света.

Эта параллель, возможно, более приемлема и полезна, чем сравнение, сделанное самим Кантом между его фундаментальной мыслью и мыслью Коперника. Картезианская идея основывается на фикции координат. Посредством этой фикции возможно рассматривать кривые линии под действием законов прямых. Свойство фиктивности показано фактом того, что она требует идеи бесконечности – во всех случаях вернейшего индикатора того, что логическая функция следует опасными и запретными путями. Оправданность приравнивания Картезианской идеи к идее Канта основывается на следующих причинах (что могут быть выражены здесь лишь вкратце): в точности как Декарт измеряет кривые линии средствами сокращения и использования координат в категориях абсцисс и ординат, Кант сводит «мир» к отношению между двумя эпистемологическими координатами – субъектом и объектом. Но кривые не могут быть полностью сведены – запретное понятие бесконечности всегда включается в этот процесс – и так же невозможно свести мир к отношению субъекта к объекту без остатка. «Ding an sich» остаётся мистическим невообразимым понятием. Таким образом, у Канта так же находится неоправданный перенос отношения субъект-объект из области, где он применим, в другую – несоответствующую. Чувственные впечатления действительно могут быть сведены к отношению субъект-объект, но попытка подведения мира под такое отношение приводит к бессмысленному. И тем не менее, эта идея имела выдающееся проясняющее влияние.

В таком случае, наша точка зрения является следующей: сведение набора феноменов, к примеру, цветов, звуков, вкусов и т. д. к отношению субъект-объект обосновано, проясняюще и убирает все противоречия, возникающие для ощущения. Но попытка сведения материи и всего остального к этому отношению приводит в конце концов к предположению, что все, что мы можем вообразить, существует лишь внутри нас, включая причинность. Но то, что мы осознаем, причинено некоторой «Ding an sich»; отсюда возникает противоречие в «Ding an sich», (то есть, она заявлена как абсолютная причина, тогда как идея причинности предполагается чисто субъективной).

Реальность может быть понята проще, если она целиком сводится к субъективным отношениям, противопоставленным неизвестному x. К этому x относится другая координата – неизвестная y. Но также, как и в случае с конечным результатом математиков, координаты исчезают – поскольку они лишь искусственные линии – также и в теории знания x и y, т.е., к примеру, отношения субъект-объект, исчезают. Другими словами: –

Конечная реальность должна рассматриваться как единый поток последовательности и сосуществования. Проводя искусственные линии x и y, субъект и объект, мы пытаемся понять и разобраться с этим потоком. Эти фикции – x (объект) и y (субъект), которые противопоставлены друг другу Кантом, исчезают, когда они исполнили свою функцию. Это приводит нас просто к точке зрения Юма, перенятой в более недавнее время Авенариусом, что ничего не существует, кроме ощущений, которые мы анализируем в двух полюсах: субъект и объект. Посредством этого полярного анализа мы получаем в области эпистемологии то же, что получено в теории кривых посредством координат, в частности, полярных координат. Другими словами, эго и «Ding an sich» – это фикции; то, что на самом деле существует и находится между ними – масса ощущений – на одном конце которой мы помещаем субъект, а на другой объект. Посредством этой интерполяции мы можем иметь дело с реальностью. Разделение на внутреннее и внешнее целенаправленно психикой.

Но хотя реальность, таким образом, делается более податливой к оперированию, возникают противоречия. Кантианское сведение мира к отношению субъект-объект, таким образом, должно сравниваться с идеей Декарта. Фиктивное «как если бы» играет здесь огромную роль (как и у Канта). Декарт обращается с кривой линией, как если бы она произошла из взаимного движения двух прямых линий; Кант относится к миру, как если бы он произошел из относительного движения двух вещей (субъекта и объекта).

Второй этап в методе, разработанном для подведения кривой линии под концепцию прямой линии, существует благодаря Лейбницу и Ньютону. Особенно интересно иследование выдающихся предварительных попыток решить эту проблему в работах их предшественников, а именно у англичанина Уоллиса (Wallis) и итальянца Кавалери (Cavaleri). Настоящее завершение метода появилось благодаря развитию мыслительного конструкта, который появляется как вспомогательное средство и медиатор, и который предоставляет собой стандартный пример фикции, а именно, дифференциалы или флюксии . Они являются чисто фиктивными, противоречивыми конструктами, посредством которых, однако, возможно подвести кривую под общую идею и законы прямой линии. Этот удивительный метод – лучший пример частично неосознанной целенаправленной деятельности логической функции, которую мы детально описали выше. Ни Ньютон, ни Лейбниц не были ясно понимающими, что они делали с логической точки зрения, когда они изобретали эти мыслительные конструкции. То, как в точности они на самом деле хотели, чтобы их концепции понимали, это проблема, о которой уже многое было написано. Нигде целенаправленная функция логического импульса не проявляет себя в более блистательном и изобретательном свойстве, чем в этой отрасли математики. Все противоречие, которое последовало и которое прогрессировало на протяжении двух сотен лет, относится к вопросу, являются ли дифференциалы или флюксии гипотезами или фикциями. Вся жесткая критика метода касалась невозможности обладания такими конструктами объективным существованием и противоречий, развиваемых этим методом. То, что это не является обязательно возражением к этому моменту, должно быть ясно при виде уже приведенных примеров конструкций, которые, несмотря на свою нереальность, тем не менее составляют мысли великую услугу. То, что противоречия тем самым укоренены, также не является возражением, как только мы приучаем себя к новому принципу и отбрасываем старые предубеждения, что мысль прогрессирует и достигает своих результатов лишь посредством не противоречивых операций. Выше мы попытались поместить наш взгляд, предсказанный и Гегелем и Лотце, на твердое основание.

Даже сегодня мы очень далеки от разрешения противоречий, заложенных в метод бесконечно малых. На протяжении двух сотен лет математики вместе с философами отваживались показать, что таких противоречий не было. Мы переворачиваем позицию и настаиваем с противоположной точки зрения, что эти противоречия не только неотрицаемы, но являются теми самыми средствами, посредством которых продвижения и были сделаны.

Среди противников бесконечно малых – факт, забытый как математиками, так и философами – Беркли стоит особняком. Он обнаружил противоречия, включенные в метод с удивительной четкостью и изяществом, и его выдающейся заслугой является то, что он также показал, что мысль достигает своих целей несмотря на эти противоречия. Но он так и не нашел применения для своего открытия, напротив, он отринул метод как противоречивый. Лишь в девятнадцатом веке это открытие было сделано снова – во Франции Карно, в Германии Дробишем – хотя оно и не привлекло заслуженного внимания. Хотя они оба не смогли развить его до общего метода мысли в настоящей работе. Открытие, о котором мы говорим, заключается в том, что мысль переходит к исправлению ошибки, которую она совершает. Это простое утверждение содержит в себе весь принцип фикций, и мы в свое время вернемся к нему снова.

Предыдущие части книги можно найти по ссылке: https://psychosearch.ru/biblio/filosof/hans-vaihinger



Подписаться на книгу




Переведено на русский Е. Г. Анучиным при поддержке журнала © ПсихоПоиск.Редактор: Чекардина Елизавета ЮрьевнаКопирование материалов книги разрешено только при наличии активной ссылки на источник.

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CMiin

Скачать с litres: https://clck.ru/CBEBm
Скачать с ozon: https://clck.ru/CBEBs
Psychosearch

Псевдопсихология ведическая психология Рузова, Торсунова


«Ведическая психология» или «психология успеха» — псевдонаучное направление, за фундамент которого берут «Веды» (древние знания об устройстве мира, человека).

Данная концепция пропагандирует жесткое разделение «мужского» и «женского» мира, а также, что главная цель женщины, ее предназначение – выйти замуж. Внутри этого движения происходит навязывание стандарта образа женственности: длинные юбки, покорность и преклонение перед мужем независимо от ситуации, т.е. согласно данной концепции, у женщины не может быть своих целей, ее роль – помогать достигать мужчине его целей.

Причины популярности:

широкое распространение в интернете, в частности, в соц. сетях;
недостаточный фундамент знаний у целевой аудитории, чтобы понять, где проходит грань науки и псевдонауки;
популяризация ведической темы как панацеи от всех проблем.

На кого ориентирована концепция «ведической психологии»:

женщины, неудовлетворенные своей жизнью;
люди с проблемами в семейных отношениях;
люди с чувством вины;
люди в депрессивном состоянии или после эмоционального потрясения.

Ведическая психология как бизнес

«Ведическая психология» — прибыльный бизнес. Эксперты «ведической психологии» предлагают пройти тренинги (семинары, персональный коучинг), на которых обещают научить быть «женщиной мечты» за 10000 руб. Женщин учат женственности, обещая, что если они будут выполнять все инструкции, то станут счастливыми, обретут внутреннюю гармонию и встретят идеального мужчину.

В «ведической психологии» ярко выражено разделение на мужской и женский мир, т.е. наделение человека определенными качествами и навыками исходя из биологического фактора, а не из воспитания, образования, жизненного опыта. Поступки и действия оцениваются с позиции верного/неверного атрибута мужественности или женственности. Например, такое качество, как целеустремленность, является проявлением «мужского мира», и если женщина обладает этим качеством, то она не может быть счастливой. Интересно отметить, что чаще такие тренинги ведут мужчины (Торсунов, Рузов, Нарушевич), тем самым противореча своей философии (разделение мира на «мужское и женское»).

Термины, которыми оперируют «ведические психологи»:

особое женское предназначение;
следовать женской судьбе;
служение мужу;
домашняя богиня.

Безусловно, любой женщине приятно чувствовать заботу, ощущать себя богиней, любимой и желанной, знать, что рядом мужчина, который может и хочет взять за нее ответственность. Но как все происходит в реальной жизни: женщина слушает лекции «ведических психологов», ходит на семинары, проходит тренинги, которые стоят немалых денег, меняет себя и свою жизнь. Если у нее есть муж или молодой человек, все эти усилия не изменят его отношения к женщинам и тем более его мировоззрения, это зависит от воспитания, образования и жизненного опыта.

Как мы видим, отсутствие убедительной доказательной базы покрывают яркие метафоры. «Ведическая психология» представляет собой ретроградную, псевдонаучную и травмирующую психику, но получающую отклик концепцию — ведь соблюдение женщиной этих правил избавит ее от всех проблем.

Эксперты «ведической психологии» смешивают штампы и установки для контроля сознания и с вполне полезными инструкциями: правильное питание, занятия спортом и т.д. При этом забота о внешности презентуется в качестве служения мужчине, т.е. распределение ролей по схеме «властвующий — подчиненный». Женщина в данной концепции перестает быть автономной единицей, грубо говоря, перестает быть целостной личностью и становится дополнением мужчины.

Ведическая психология О. Торсунова

Олег Торсунов призывает женщин ставить интересы мужчины превыше своих собственных, и в то же время учит манипулировать и называет это «искусство управления мужчиной». По мнению О. Торсунова, женщина может получить желаемое только через мужа, а не в результате собственных достижений.

Олег Торсунов — один из представителей Международного общества сознания Кришны (МОСК, ИСККОН).

Члены данной организации упоминают: «в Ведах написано», «ведическая психология» и др., но, как утверждают индологи, их философия далека от древнего индийского учения. Следовательно, информация, транслируемая «ведическими экспертами», не имеет связи с Ведами, т.е. упоминания о древнем учении – лишь формальность, чтобы заинтересовать людей.

Основателем данного сообщества был индус – Абхай Чараном (Прабхупада), а в фундаменте лежит малоизвестное и достаточно «молодое» философское направление «гаудия-вайшнавизм», зародившееся во время сильнейшего влияния Ислама на индийскую философию в 16 веке.

На самом деле, источником продвигаемой «ведическими психологами» философии является искаженный перевод Абхая Чарана «Бхагавадгиты» и «Бхагавата-пураны» (которые не являются Ведами).

Бизнес-модель «МОСК» повторяет коммерческую систему «Свидетелей Иеговы», еще одной секты, применяющей способы контроля сознания.



Олег Торсунов – успешный коммерческий проект, его цитаты массово постятся в сети, в его паблике («Законы Счастливой жизни | Торсунов О. Г.») более 350 тыс. подписчиков. Торсунов лечит ото всех болезней совершенно разными средствами: камнями, духами, ветками и корнями деревьев, специями, чаем. К примеру, стоимость лечения минералами имеет ценник не менее 50 тыс. рублей.

Лечение алкоголизма по Торсунову: муж бросит алкоголь, когда женщина будет к нему с чистым сердцем. Безусловно, поддержка членов семьи играет большую роль в борьбе с зависимостью, но не излечивает ее.

Самая главная проблема, за решением которой приходят к Торсунову, это разногласия в отношениях между мужчиной и женщиной. Основную массу слушателей Торсунова составляют женщины. Если быть более точной, то тысячи женщин приходят к мужчине, который 4 раза разведен, чтобы он рассказал, как сохранить брак/отношения, достичь гармонии.

Ведическая психология В. Рузова

Вячеслав Рузов говорит о том, что человек создан для служения и должен черпать в этом счастье. Здесь снова можно проследить модель «властвующий — подчиненный», но уже не только в контексте отношений между мужчиной и женщиной, в результате принятия данной концепции подавляется сила воли и такие качества, как целеустремленность, ответственность, происходит насаждение инфантилизма.

У Вячеслава Рузова тоже есть своя коммерческая ниша. Это и диски с онлайн-лекциями (цена диска немного больше 2 000 р.), и четки (цена до 2250 р.), и много других товаров (книги, футболки, часы, чаи, моющие средства).

Лекции Рузова на его сайте и в социальной сети преподносятся как знания, которые способны перевернуть судьбу человека в лучшую сторону.

Рассмотрим, как Вячеслав Рузов предлагает бороться с зависимостями. Например, лишний вес, по мнению Рузова, можно побороть при помощи прослушивания особой музыки.

В. Рузов пишет у себя в соц.сети: «Можно ли худеть, лёжа на диване? ДА!Но только, если при этом слушать правильную музыку, музыку, тонким образом влияющая на тело человека. Хватит изнурять себя строгими диетами, слушайте и худейте!»

При этом телосложение Рузова нельзя назвать атлетичным.



На мой взгляд, если человек презентует какой-либо продукт, то он должен показать конкретный пример. Если это бизнес-тренинг, то вести его должен человек, у которого есть успешный бизнес. Если это тренинг о личных отношениях, то у тренера должна быть идеальная семья, если речь идет о продаже средства для похудения (цена диска с музыкой 3500 р.), то тренер должен показать его действие (результат «до и после»).

Опасность ведической психологии

Стимул для женщин — возможность построить идеальные отношения и решить проблемы. Кроме четких инструкций, основанных на разделении аспектов жизни на мужские и женские, возникает образ «магического мышления». Проще говоря: «покончи с независимостью, всецело доверься избраннику, носи длинные платья — и стрессовых ситуаций в жизни больше не будет». Это позволяет на некоторое время забыть о проблемах, но не решает их. Многие девушки, столкнувшиеся с «ведической философией», начинают интересоваться защитой прав женщин.

Минус данной идеологии, что все ресурсы (власть, деньги, возможности) концентрируются в руках мужчины. И задача женщин, используя рычаги «женского» влияния (другими словами, манипулируя мужчиной), получить часть этих ресурсов от мужчины. Женщинам не только нужно смириться с ролью угнетённой, но и получать удовольствие от неё, будучи материально зависимой от мужчины, и тщательно оттачивать те или иные навыки покорения, соблазнения.

Возникает два логичных вопроса:

Что будет с женщиной, если отношения закончатся, где ей взять ресурсы, чтобы продолжить жить уже без этого мужчины (расходы на жилье, питание, транспорт), ведь исходя из концепции «ведических психологов», работа – не женское дело, и она не должна обеспечивать себя.
Как быть с тем, что мужчина не может обеспечить женщине тот уровень жизни, к которому она привыкла?

Опасность «ведической концепции» состоит в явной пропаганде неравенства партнеров. Каждому из партнеров предлагается подтверждать собственную «мужественность» и «женственность», что закладывает фундамент для развития самых разнообразных проблем:

материальная зависимость женщины;
эмоциональная зависимость;
насаждение инфантилизма;
возникновение необоснованного чувства вины;
возникновение неврозов, панических атак.

Разносторонность личности человека, равноправие между партнерами, личные интересы, цели и мечты — всё это выходит за рамки философии, продвигаемой «ведическими экспертами».

О негативных последствиях «ведической психологии» рассказывают блогеры, участники социальных сетей, на собственном опыте испытавшие правила «ведической психологии», например, «хотела быть хорошей женой, а попала в секту» или «кришнаиты помогли мне лишиться парня и перспективной работы».

Литература:

1. Хассэн С. Освобождение от психологического насилия: деструктивные культы, контроль сознания, методы помощи. — СПб.: "прайм-Еврознак", Изд-кий дом "Нева". М.:"Олма-пресс", 2002. — 400 с.;
2. Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В. Социодинамическая психиатрия. — Новосибирск: Издательство НГПУ, 1999. — С. 332-340.;
3. Крамер Джоэл, Олстед Диана. Маски авторитарности: Очерки о гуру. — Пер. с англ. М.: Прогресс-Традиция, 2002. — 408 с.;
4. Лифтон Р. Технология «промывки мозгов»: Психология тоталитаризма. — СПб.: Прайм-Еврознак, 2005.

Автор: Елизавета Вадимовна Листер, писатель

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CM6x7
Psychosearch

История и особенности метода проектов Джона Дьюи


Как научить ребенка думать на несколько ходов вперед? Как развить творческий потенциал ребенка? Как использовать свободное время с умом? Как помочь развить таланты ребенка на примере «метода проектов» Дж. Дьюи и В.Х. Килпатрика.

История «метода проектов»

«Метод проектов» возник еще в начале 20 века в США. Истоки его возникновения связаны с идеями гуманистического направления в философии и образовании, с разработками американского философа и педагога Дж. Дьюи и его ученика В.Х. Килпатрика. Основная идея, закладываемая в метод авторами, - обучение на активной основе через целесообразную деятельность ученика, сообразуясь с его личным интересом именно в этом знании».

Предложенный Дж. Дьюи метод проектов в своей основе предполагал обучение, сообразное личному интересу учащегося в том или ином предметном знании. «Отсюда чрезвычайно важно было показать детям их личную заинтересованность в приобретаемых знаниях, которые могут и должны пригодиться им в жизни. Для этого необходима проблема, взятая из реальной жизни, знакомая и значимая для ребенка, для решения которой ему необходимо приложить полученные знания, новые знания, которые еще предстоит приобрести».

«Идеи проектного обучения возникли в России практически параллельно с разработками американских педагогов еще в начале 20 века. Под руководством русского педагога С.Т. Шацкого в 1905 году была организована небольшая группа сотрудников, пытавшаяся активно использовать проектные методы в практике преподавания. Позднее, уже при советской власти эти идеи стали довольно широко внедряться в школу. Постановлением ЦК ВКП/б/ в 1931 году метод проектов был осужден и с тех пор до недавнего времени в России больше не предпринималось сколько-нибудь серьезных попыток возродить этот метод в практике» [Полат Е.С. Метод проектов]


 Однако в советское время «в рамках внеурочной общественно полезной деятельности проводились порой мероприятия, по существу представляющие собой реализацию проектов» [Гузеев В.В. Планирование результатов образования и образовательная технология. М.: Народное образование, 2000. – с. 206]

Суть метода проектов

Суть метода проекта – развитие мышления и организации через собственные проекты, «стимулировать интерес учащихся к определенным проблемам, предполагающим владение определенной суммой знаний и через проектную деятельность, предусматривающей решение этих проблем, умение практически применять полученные знания, развитие рефлекторного (в терминологии Джона Дьюи) или критического мышления. Проблема устанавливает цель мысли, а цель контролирует процесс мышления».

«Суть рефлекторного мышления – вечный поиск фактов, их анализ, размышления над их достоверностью, логическое выстраивание фактов для познания нового, для нахождения выхода из сомнения, формирования уверенности, основанной на аргументированном рассуждении. Потребность в разрешении сомнения является постоянным и руководящим фактором во всем процессе рефлексии. Где нет вопроса, или проблемы для разрешения, или где нет затруднения, которое нужно преодолеть, поток мыслей идет наобум». [Полат Е.С. Метод проектов]


Метод проектов всегда предполагает, во-первых, решение какой-то проблемы, и, во-вторых, направлен на получение результата. Метод проектов – это таким образом организованная поисковая, исследовательская деятельность учащихся, которая предусматривает не просто достижение того или иного результата, оформленного в виде конкретного практического выхода, но организацию процесса достижения этого результата. В современной педагогике метод проектов применяется не вместо систематического предметного обучения, а наряду с ним как компонент системы образования.

«Метод проектов - способ достижения дидактической цели через детальную разработку проблемы (технологию), которая должна завершиться вполне реальным, осязаемым практическим результатом, оформленным тем или иным образом.… В основу метода проектов положена идея, составляющая суть понятия "проект", его прагматическая направленность на результат, который можно получить при решении той или иной практически или теоретически значимой проблемы. Этот результат можно увидеть, осмыслить, применить в реальной практической деятельности». «Решение проблемы предусматривает, с одной стороны, использование совокупности разнообразных методов, средств обучения, а с другой стороны, предполагает необходимость интегрирования знаний, умений применять знания из различных областей науки, техники, технологии, творческих областей». «Результаты выполненных проектов должны быть, что называется, "осязаемыми", т.е., если это теоретическая проблема, то конкретное ее решение, если практическая - конкретный результат, готовый к использованию (на уроке, в школе, в реальной жизни).» [Полат Е.С. Метод проектов]


«Для метода проектов очень существенным является вопрос практической, теоретической и познавательной значимости предполагаемых результатов» [Полат Е.М. Метод проектов].  Необходимо понимать, что проектное обучение является непрямым, и здесь ценны не только результаты, но и  сам процесс.

Специалисты из стран, имеющих обширный опыт проектного обучения, считают, что его следует использовать как дополнение к другим видам прямого или косвенного обучения, как средство ускорения роста и в личностном смысле, и в академическом.» [Гузеев В.В. Планирование результатов образования и образовательная технология. М.: Народное образование, 2000. – с.195, 198]

«Целевой установкой проектного обучения являются способы деятельности, а не накопление фактических знаний» [Левина Т.Ф. Метод проектов в лицейском образовании. / Развитие интеллектуальной активности]

Работа с проектами занимает особое место в системе школьного образования, позволяя учащимся приобретать знания, которые не достигаются при традиционных методах обучения. Это становится возможным потому, что школьники сами делают свой выбор и проявляют инициативу. С этой точки зрения хороший проект должен:

иметь практическую ценность;
предполагать проведение учащимися самостоятельных исследований;
быть в одинаковой мере непредсказуемым как в процессе работы над ним, так и при ее завершении;
быть гибким в направлении работы и скорости ее выполнения; предполагать возможность решения актуальных проблем;
давать ученику возможность учиться в соответствии с его способностями;
содействовать проявлению способностей школьника при решении задач более широкого спектра;
способствовать налаживанию взаимодействия между обучающимися.

Проект –  совокупность определенных действий, документов, замысел для создания реального объекта/ теоретического продукта.

Учебный проект – это форма организации занятий, предусматривающая комплексный характер деятельности всех его участников по получению образовательной продукции за определенный промежуток времени.

Метод проектов  в сравнении

«Если говорить о методе проектов как о педагогической технологии, то эта технология предполагает совокупность исследовательских, поисковых, проблемных методов, творческих по самой своей сути» [Полат Е.С. Метод проектов]


Метод проектов - педагогическая технология, ориентированная не только на интеграцию фактических знаний, но и на их применение и приобретение новых (порой и путем самообразования).

Метод проектов становится «интегрированным компонентом вполне разработанной и структурированной системы образования. Популярность метода проектов обеспечивается возможностью сочетания в нем теоретических знаний и их практическое применение для решения конкретных проблем.

Сегодня метод проектов является одним из популярнейших в мире, поскольку позволяет рационально сочетать теоретические знания и их практическое применение для решения конкретных проблем окружающей действительности в совместной деятельности школьников. В США, Великобритании, Бельгии, Израиле, Финляндии, Германии, Италии, Бразилии, Нидерландах и многих других странах  идеи гуманистического подхода к  образованию Дж. Дьюи, его метод проектов нашли широкое распространение и приобрели большую популярность. “Все, что я познаю, я знаю, для чего это мне надо, где и как я могу эти знания применить,” - вот основной тезис современного понимания метода проектов, который и привлекает многие образовательные системы, стремящиеся найти разумный баланс между академическими знаниями и прагматическими умениями». [Полат Е.С. Метод проектов].

Проектный метод в школьном образовании в наше время рассматривается как альтернатива классно-урочной системе. Но специалисты из стран, имеющих обширный опыт в этом деле, предупреждают, что проектное обучение отнюдь не должно вытеснить эту систему и другие методы обучения.

Цели проектной деятельности:

Повышение личной уверенности каждого участника проектной деятельности, его самореализации и рефлексии.
Развитие осознания значимости коллективной работы, сотрудничества для получения результатов  процесса выполнения творческих заданий.
Развитие исследовательских умений.

Типология проектов

Как пишет Полат Е.С. в своей книге «Метод проектов» в основу типологизации проектов кладутся следующие признаки:

доминирующая в проекте деятельность;
предметно-содержательная область проекта;
характер координации проекта;
характер контактов;
количество участников проекта;
продолжительность проекта.

«Проект может быть монопредметным, межпредметным и надпредметным (или внепредметным).  Если проект монопредметный он вполне “вкладывается” в классно-урочную систему. Другие виды проектов чаще используются как дополнения к урочной деятельности… Межпредметные проекты могут стать интегрирующими факторами в альтернативной школе, преодолевающими традиционную дробность и обрывочность нашего образования». Надпредметный (или внепредметный) проект охватывает внеурочную деятельность школьников.

«Метод проектов» позволяет развивать навыки

Метод проектов направлен на:

обучение планированию:

учащийся должен уметь четко определить цель;
описать основные шаги по достижению поставленной цели;
концентрироваться на достижении цели, на протяжении всей работы;

развитие критического мышления:

аналитическое;
ассоциативное;
логическое;
системное.

развитие творческого мышления:

пространственное воображение;
самостоятельный перенос теоретических знаний в практику;
комбинаторные умения;
прогностические умения.

умения работать с информацией:

отбирать нужную;
анализировать;
систематизировать и обобщать;
выявлять проблемы;
выдвигать обоснованные гипотезы их решения;
ставить эксперименты;
статистически обрабатывать данные;
генерировать идеи;

формирование коммуникативных компетенций:

работать в коллективе;
владеть культурой коммуникации;
умение адаптироваться к действительности;

умение составлять письменный отчет:

учащийся должен уметь составлять план работы,
четко презентовать информацию,
оформлять сноски,
иметь понятие о библиографии.

формирование позитивного отношения к работе:

учащийся должен проявлять инициативу, энтузиазм;
стараться выполнить работу в срок в соответствии с установленным планом и графиком работы.

Этапы работы над проектом

Этапы работы над проектом:

выбор темы;
формулирование варианта проблем;
распределение задач по группам;
групповая или индивидуальная разработка проекта;
защита проекта.
«Начинать следует всегда с выбора темы проекта, его типа, количества участников. Далее учителю необходимо продумать возможные варианты проблем, которые важно исследовать в рамках намеченной тематики. Сами же проблемы выдвигаются учащимися с подачи учителя (наводящие вопросы, ситуации, способствующие определению проблем, видеоряд с той же целью, и т.д.). Здесь уместна “мозговая атака” с последующим коллективным обсуждением. Распределение задач по группам, обсуждение возможных методов исследования, поиска информации, творческих решений. Самостоятельная работа участников проекта по своим индивидуальным или групповым исследовательским, творческим задачам. Промежуточные обсуждения полученных данных в группах (на уроках или на занятиях в научном обществе, в групповой работе в библиотеке, медиатеке, пр.), с последующей защитой проектов, оппонирования».  [Полат Е.С. Метод проектов]


Таким образом, проектная методика характеризуется высокой коммуникативностью и предполагает выражение учащимися своих собственных мнений, чувств, активное включение в реальную деятельность, принятие личной ответственности за продвижение в обучении.  Она способствует формированию ключевых компетенций учащихся:

коммуникативной – овладение учащимися всеми видами речевой деятельности (устной и письменной) в различных ситуациях; освоение и использование различных знаковых систем при изложении материала;
информационной - освоение необходимых знаний, умение осуществлять библиографический поиск и работать с различными источниками информации, работать с большими объёмами информации;
интеллектуальной – умение анализировать, сравнивать и сопоставлять, обобщать и синтезировать, давать оценку фактам, прочитанным произведениям;
организационной - умение сформулировать цель своей деятельности, спланировать деятельность, осуществить её; владение навыками самоконтроля и самооценки.

Вся деятельность учащихся сосредоточивается на следующих этапах: подготовка, планирование, исследование, результаты и/или вывод, оценка результатов и процесса.

1) Подготовка:
а) определение проблемы и вытекающих из нее целей и задач;
б) выдвижение гипотезы их решения;
в) обсуждение методов исследования;
2) Планирование:
а) определение источников информации;
б) определение способов сбора и анализа информации;
в) определение способа представления результатов;
г) установление процедур и критериев оценки результатов и процесса;
д) распределение задач (обязанностей) между членами команды.
3) Исследование:
а) сбор информации;
б) решение промежуточных задач.
4) Результаты и/или выводы:
а) анализ полученных данных;
б) формулирование выводов.
5) Оценка результатов и процесса:
а) оформление конечных результатов;
б) подведение итогов, корректировка, окончательные выводы.

[Гузеев В.В. Планирование результатов образования и образовательная технология. М.: Народное образование, 2000. - с.194-197]
Принципы организации проектной деятельности

Выдвигаются следующие основные принципы проектной деятельности:


Текст обрезан из-за максимального размера символов в посте. Продолжение смотрите на сайте: https://clck.ru/CJoGe

Скачать с litres: https://clck.ru/CJoGi
Скачать с ozon: https://clck.ru/CJoGt
Скачать с labirint: https://clck.ru/CJoGz
Psychosearch

Теория привязанности Боулби в рейтинге наиболее значимых в психологии


Теория привязанности — это психологическая модель, которая пытается описать динамику долгосрочных и краткосрочных межличностных отношений В рамках теории привязанности, термин «привязанность» означает «биологический инстинкт, в котором ребёнок начинает искать близости к значимому взрослому, когда чувствует угрозу или дискомфорт. Поведение на основе привязанности ожидает ответ от значимого взрослого, который в силах снять эту угрозу или дискомфорт». Джон Боулби считал, что склонность младенцев приматов развивать привязанность к значимым взрослым была результатом эволюции, поскольку поведение привязанности облегчит для ребёнка процесс выживания перед лицом таких опасностей, как хищничество и тому подобное.

Предпосылки развития теории привязанности

Если говорить о родоначальниках, то для Джона Боулби значимым оказался тезис З. Фрейда о необычайной важности первичного детского опыта, но не столько в значении степени его травматичности, сколько в вопросах ранней социализации, когда индивид находится еще в младенческом возрасте. И если Фрейд начинал словно бы «с конца» – с ситуации взрослого невроза или отклонения, и чертил вектор в детство, то для Боулби было важнее выстроить из детства линию во взрослую жизнь, выяснить, как формируется привязанность и какую роль она играет в развитии и личностном становлении. Полемичным по отношению к психоанализу в версии Фрейда в теории Боулби оказалось положение о том, что мать для малыша – не столько способ удовлетворения первичной потребности, сколько нечто большее – возможность получения обратной связи от мира именно в смысле принятия либо непринятия.

Джон Боулби особое внимание уделял обстоятельствам адаптации индивида к окружающему миру: даже и сегодня, в 21 веке, младенец, оставшийся один, без попечения взрослых, очень рискует своей жизнью, и примеров тому предостаточно. Что уж говорить о более ранних этапах развития человечества? С этой точки зрения изучение механизмов привязанности особенно актуально, потому что является базовым вопросом, от которого изначально зависит жизнь младенца. И словно иллюстрируя это положение, мы каждый раз наблюдаем, сколь значимыми для маленьких детей являются близкие взрослые, как травматичен их уход, даже временный, как важно для ребенка ощущение присутствия взрослого, а если это разлука, то понимания, что она имеет преходящий характер. Вот почему нередко ребенок демонстрирует удерживающие стратегии поведения: плач, объятия, улыбку, хватание, преследование и т. п. Это априори присущие детям механизмы, благодаря которым гарантируется привлечение внимания взрослого. Точка зрения Боулби основана на том, что такой способ поведения демонстрируется лишь в ситуации прямой или потенциальной угрозы. Кроме того, по характеру выражения этих эмоций удержания можно судить о более глубинном – качестве привязанности ребенка ко взрослому.

Сущность теории Боулби

Примерно в возрасте 6-7 месяцев ребенок начинает идентифицировать близких и предпочитать то или иное окружение – у него формируется социальная разборчивость. В этом возрасте появляется страх потери близкого, если он уходит. Используя термин «импринтинг» (в том значении, которое придавали ему эксперименты К. Лоренца), Боулби был убежден, что на уровне инстинкта в детской психике заложено стремление быть близким значимому взрослому, так как генетически это залог выживания. И привязанность в этом случае трактуется именно как социальное чувство, но не как эгоистическое удовлетворение потребностей. Она формируется исходя из закономерностей возрастной психологии, фазами. Рассмотрим это в диахроническом аспекте.

В возрасте до 3 месяцев ребенок еще не готов демонстрировать так называемую социальную реакцию – улыбку при виде знакомого лица. Но уже после пересечения возрастного рубежа в 5-6 недель его улыбка приобретает адресный, социальный характер, попутно с красноречивым зрительным контактом. Джон Боулби был убежден, что эта реакция младенца обеспечивает ему ответную связь от значимого взрослого – тот обязательно испытывает особые чувства, инстинктивно стремится взять ребенка на руки, продлить контакт с ним, утешить, успокоить, выразить свою сопричастность. Ответные реакции взрослого всегда провоцируются плачем, цеплянием, сосанием, воспроизведением обхвата себя руками, поисковыми рефлексами.

В возрасте от 3 месяцев до полугода ребенок учится социальной избирательности и, как правило, предпочитает контактировать лишь с несколькими, 2-3 близкими окружающими людьми.

От полугода до 2 лет формируется очень сильная привязанность и стремление к близости со значимыми взрослыми. Именно сейчас очень сильно проявляется фрустрация, когда значимый взрослый физически отдаляется или выходит из помещения. Уже к 7 месяцам ребенок активно выражает страх перед незнакомыми людьми. А после 1 года, когда ребенок умеет ходить, он просто «хвостиком» перемещается за значимым взрослым, следуя собственному ощущению комфорта, и если это перемещение затруднено или невозможно, ребенок всячески демонстрирует свое неудовольствие.

Не менее важным оказывается исследовательское поведение ребенка в возрасте от 2 лет. Это время, предшествующее социализации, и здесь важно, с точки зрения Боулби, и то, насколько ребенок чувствует надежность тыла, и то, насколько он готов исследовать мир, отдаляясь на время от значимого близкого. Показателем здоровой привязанности как раз и служит умение и способность ребенка оторваться от взрослого: да, он периодически оборачивается, ловит глазами взгляд, может на время прибежать, чтобы убежать вновь. Нездоровая привязанность – это когда ребенок не в состоянии осуществлять исследовательскую или поисковую деятельность и постоянно держится вблизи взрослого, тревожась о том, будет ли тот на месте. Это значит, что в детском опыте уже закрепилось понимание того, что взрослый может внезапно исчезнуть, а это очень травматично для ребенка. Вот почему стоит матери сделать вид, что она уходит, ребенок бросает самое интересное дело и бежит за ней. К сожалению, этот способ манипуляции довольно часто применяют родители, мало задумываясь о том, насколько он разрушителен, особенно при частом повторении.

Возраст от 3 лет – это время, когда ребенок более свободен от опеки, способен представить, что делает значимый взрослый в его отсутствие. И как раз именно этот возрастной период, по признанию самого Боулби, стал наименее очевидным в процессе исследования. Хотя в этом вопросе доминирующим аспектом ученый считал страх одиночества – один из наиболее сильных базовых страхов, связанных, опять-таки, с проблемой выживания.

Аналогия с импринтингом

Импринтингом считают усвоение животными стимулов, активизирующих их социальные инстинкты. К. Лоренц открыл, что утята следуют за движущимся объектом после своего рождения, и неважно, мама ли это утка или ноги человека. Другой стороной медали процесса импринтинга является избирательность – то есть, однажды выбрав объект, идентифицируемый с матерью, утята продолжают считать его таковым и уже не способны переучиться.

Аналогии можно провести и с человеческим поведением, только это связано не с движением, но с адресацией социально обусловленных реакций. С годами импринтинг у человека упрочивается, и четко очерченным становится круг лиц, позиционируемых ребенком как авторитетные фигуры.

Разновидности привязанности

Типы привязанности Боулби исследовал в ходе многих экспериментов (часто в литературе параллельно ссылаются на эксперименты Мэри Эйнсворт «Незнакомая ситуация»), а также наблюдения за разновозрастными детьми, разлученными с матерями (с родителями либо значимыми родительскими фигурами). Ученый выделил три основные фазы внутреннего состояния ребенка:

протестную (когда ребенок активно выражает эмоции, плачет, кричит, требует воссоединения – словом, активно протестует против сложившейся ситуации);
фазу отчаяния (когда он погружается в эту эмоцию, затихает, понимая, что не в силах воздействовать на ситуацию);
фазу отчужденности (когда ребенок может демонстрировать внешне общительность, но при появлении значимых взрослых он отвергает их, несмотря на то, что внутренне может стремиться к близости).

Выводом Боулби стал следующий важный тезис: «Если в течение длительного времени ребенок не имеет возможности взаимодействовать с человеком, к которому привязан, то это может привести к серьезной психологической травме либо хроническому нарушению» [1].

Итогом становится искажение привязанности: если она надежна и стабильна, то ребенок после разлуки со значимым взрослым демонстрирует радость и оживление, а потом возвращается к игре; если привязанность ненадежна, то он равнодушен к возвращению близких взрослых после расставания; аффективная привязанность – когда поведение ребенка после воссоединения нестабильно, демонстрируется то принятие, то отвержение.

Опыт научной и практической психологии фиксирует, что от типа привязанности ребенка зависит впоследствии очень многое в его личностных характеристиках, поведенческих реакциях, укоренении тех или иных свойств характера, а также это влияет на мировоззрение. Скажем даже более: депривированные дети могут вообще никогда не выработать адекватные поведенческие модели в социуме – как это нередко случается с детдомовскими детьми, недополучившими свою порцию заботы и ощущения соприсутствия. Наиболее важным в этом отношении, как выяснил Джон Боулби, является возраст до 8-9 месяцев, и если до этого времени взаимодействие со взрослыми не было теплым, ребенок не получал поддержку, ласку, заботу, то искажается его развитие, не вырабатываются рабочие модели социального взаимодействия, теряется базовое доверие к миру и окружающим.

Это открытие ученого изменило психологическую практику, заставило по-новому оценить проблемы детства, расширило представление о том, сколь важна именно психологическая потребность в принятии, принадлежности, поддержке, важность которой невозможно сейчас переоценить.

Литература:

1. Уоллес Диксон. 20 великих открытий в детской психологии.

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Статью можно прочитать по ссылке: https://clck.ru/CJbyu

Скачать с litres: https://clck.ru/CJbz8
Скачать с ozon: https://clck.ru/CJbzN
Скачать с labirint: https://clck.ru/CJbzc